ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
2
8
2
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
2
8
2
Дорога домой
Мирные процессы на войне: говорят оккупированные Донецк, Луганск и Крым
  03 February 2020 14:34
|
  973

Мирные процессы на войне: говорят оккупированные Донецк, Луганск и Крым

Мирные процессы на войне: говорят оккупированные Донецк, Луганск и Крым

Процесс развития мира в Украине во время русско-украинской войны является сложным, но необходимым. Россия развязала против Украины гибридный конфликт, роль в котором играют как оружие, так и пропаганда. Страна-агрессор вкладывает значительные ресурсы в раскол украинского народа, поскольку таким образом проще сделать Украину российской колонией, а украинцев – марионетками: люди, погруженные в искусственно созданные противоречия, не могут полноценно сопротивляться внешней агрессии. Не забывайте о том, с кем мы имеем дело: РФ десятилетиями практикуется в ведении и разжигании конфликтов по всей планете. Но, несмотря на пропаганду ненависти и процветание культуры насилия на фоне активной войны, в Украине все же появляются и развиваются мирные инициативы. Стоит уточнить, что речь идет именно о конструктивной работе по объединению украинского народа. Такая работа не имеет ничего общего с «братанием» с РФ, а, наоборот, имеет цель сделать Украину сильной, развитой европейской страной, которая исповедует принципы демократии и верховенства права.

«НЕИЗВЕСТНОЕ» СОПРОТИВЛЕНИЕ ДОНБАССА И КРЫМА И ДИСКРЕДИТАЦИЯ МИРНЫХ ПРОЦЕССОВ

Важной частью работы по развитию мира в Украине является противодействие стигматизации и дискриминации граждан/ок, проживающих на временно оккупированных территориях Донецкой, Луганской областей и Крыма. В Украине меняются лидеры, политическая ситуация, государственные чиновники, но неизменным, к сожалению, остается распространение фейков о том, что на оккупированных территориях якобы проживают «враги украинской государственности». История видела ужасные примеры попыток уничтожения целых народов по принципу «все они плохие и не достойны жизни»; и прежде, чем кричать сейчас о манипуляции, вспомним, что тот кровавый путь начинался с высоких правильных слов. Вообще, поддерживать утверждение, содержащее слова «все они», это плохая история, которая не может иметь хорошего продолжения.

Интересно: «Я не приняла сторону России, которая пришла с пулеметами»: история 67-летней женщины, которая работала на Украине в Донецке

В социальных сетях вот уже более пяти лет идут виртуальные войны между гражданами Украины, – когда государству нужно сильное гражданское общество, объединенное общими принципами, а это не то, что мы видим сейчас. В то же время на оккупированных территориях ежедневно страдают наши граждане, которые имеют те же права и то же значение для государства, что и остальной народ. При этом они не имеют голоса, а изменения в Украине происходят без их участия. Конечно, так происходит через войну, которая фактически отрезала эту часть украинцев. Но фейки и негативные стереотипы, созданные при участии пропагандистов (к сожалению, не только по ту сторону линии разграничения), сделали не меньший вклад в дело разъединения украинского народа. Население остальных регионов часто видит Донецк, Луганск и Крым «очагами сепаратизма», где якобы «всегда ждали Россию», – особенно это касается людей, которые никогда не видели Донбасса и не знают специфики жизни в Крыму.

Но во всех трех регионах, которые так настойчиво пыталась поглотить Россия, было и есть сопротивление российской агрессии. Информация о сопротивлении Донбасса и Крыма оккупации есть в открытых источниках, книгах, статьях и документальных фильмах. И если за шесть лет российско-украинского конфликта (который начался с оккупации Крыма) часть населения остальных украинских областей об этом не знает, то, возможно, дело не только в том, что кто-то делает сознательный выбор «не знать»? Возможно, такое положение вещей кому-то выгодно? Возможно, завладеть страной и уничтожить ее проще тогда, когда одна часть народа настроена против другой? Особенно заметно это, когда читаешь комментарии людей, которые считают себя заядлыми врагами, а на самом деле выражают не собственные мысли, а общаются с помощью месседжей, созданных пропагандистами, и даже используют почти одинаково построенные фразы.

Интересно: Евромайдан в Донецке, Луганске и Крыму: история сопротивления, которую пытаются «забыть»

Дискредитация мирных инициатив в Украине – это процесс, связанный с проблемой, о которой сказано выше. То есть, сначала нас разделяют по принципу «хорошие – плохие украинцы», а потом навязывают мысль: «Зачем мириться с сепарами?». Это сознательное и очень некрасивое упрощение ситуации, а еще – обесценивание самого понятия «Единая Украина». Во-первых, население всех украинских областей имеет очень разные политические предпочтения и гражданскую позицию. Во-вторых, все «исследования» относительно «сепаратистских» настроений на временно оккупированных территориях являются необъективными, поскольку невозможно узнать реальные мысли человека, если этот человек – заложник оккупантов, а таким и есть абсолютно все мирное население оккупированных Россией территорий Украины. Итак, получается, что те, кто хотят убедить украинцев во «враждебности» части народа, сознательно или не сознательно, но работают против украинской государственности.

Важно: Диванное размышление о мире и способах его достижения

РИСКИ ЖИЗНИ В ОККУПАЦИИ И ПАТРИОТИЗМ

Говорить о мире, стремиться к миру и делать что-то для восстановления мира, – три разные вещи. И ни к одному из этих процессов не привлечены те, кого слова «война» и «мир» первыми коснулись. Речь идет про мирное население, беззащитное перед последствиями вооруженного конфликта. Это в их дома пришла война, это их жизнь разрушена, они пытаются выжить в оккупации, пока здесь, на воле, идут обсуждения законопроектов о наказании «виновных в войне», – довольно цинично на фоне российской вооруженной агрессии против Украины.

Донецк, Луганск и Крым не имеют собственных голосов по многим причинам, первая и основная из которых – условия оккупации, отсутствие свободы слова, условия, которые не позволяют людям свободно высказываться, ибо за высказывание собственного мнения оккупационная «власть» отправляет людей на пытки, на подвал, или сразу на смерть. И даже тогда, когда граждане Украины в оккупации, рискуя собственной жизнью и безопасностью близких, пытаются обнародовать правду о жизни в оккупации, у этой правды немного шансов на публичность, поскольку российские спецслужбы десятилетиями специализировались на сокрытии исторической правды в отношении ряда конфликтов, где применялись суровые репрессии против населения. Против тех, кто борятся за возвращение Украины на оккупированные территории, фабрикуются «дела», и один за другим эти голоса исчезают в застенках ФСБ и так называемых «МГБ», чтобы, в лучшем случае, пополнить «обменный фонд», хотя такого процесса, как обмен пленными, официально не существует, – это называется «одновременное освобождение удерживаемых лиц».

Интересно: Мама украинского добровольца: Я живу не в «оккупантов», а в своем родном доме

Но они все равно рискуют. Передают на нашу сторону данные про оккупантов, что помогает Украине противостоять российской агрессии. Ведут в социальных сетях блоги под псевдонимами, где рассказывают о реальной жизни в оккупации. Дают анонимные комментарии украинским медиа. Обыденные герои, которые ежедневно помогают приблизить завершение войны. Это не мифические персонажи из фильмов и книжек, не супергерои, а обычные люди, которые в определенный момент решили, что будут способствовать защите украинской государственности. Даже зная о цене, которую могут заплатить. Кажется, можно было бы гордиться гражданами, что делают такой выбор в условиях опасности. Они, кстати, есть среди освобожденных перед Новым годом украинцев: Олег Галазюк, Станислав Асеев, Елена Сорокина, Анастасия Мухина, Александр Данильченко и другие. Все они пострадали, потому что оккупированные Россией территории Украины превратились в место несвободы, где граждане Украины не могут чувствовать себя в безопасности.

Важно: «Я не приняла сторону России, которая пришла с пулеметами»: история 67-летней женщины, которая работала на Украине в Донецке

Страдают и попадают в застенки и обычные мирные жители, например, водители маршруток, которые помогают людям пересекать линию столкновения, или владельцы бизнеса, которым хотят завладеть оккупанты, или просто любой, кого поймал просто на улице так называемый «патруль». Их лишают свободы, пытают, убивают. Эти люди – самая важная составляющая «чисто политического процесса», которым кое-кто считает развитие мира в Украине. Ибо мир не наступит после окончания войны. Прекращение вооруженного конфликта – лишь этап. О том, чтобы в Украине активизировались внутренние противоречия, стоит подумать уже сейчас: украинцам слишком долго внушали мысль о «правильных» ориентирах, политических предпочтениях, гражданской позиции, языке общения и т. п), и это может негативно повлиять на кость процесса фактического восстановления мира уже после окончания войны.

Читайте также: Ирина Довгань, которая прошла ад «ДНР»: Украинский флаг был тем единственным и родным, что поддерживало меня

ГОВОРЯТ ОККУПИРОВАННЫЕ ДОНБАСС И КРЫМ

Большой и болезненный процесс перестройки мира в Украине жители оккупированных Россией районов воспринимают совсем по-другому, чем население свободных территорий. Для последних – это преимущественно политический процесс, для первых – окончание страданий. Кто, как не они, имеют право высказываться о мирных процессах в Украине? Ведь это именно они страдают от войны: теряют близких в результате боевых действий, прячутся в подвалах своих домов во время обстрелов, стоят в очередях за питьевой водой, ходят за продуктами «дорогами жизни», что простреливаются снайперами, и умирают в очередях на блокпостах.

Все процессы, которые происходят в государстве, должны обсуждаться гражданами, поскольку наша Конституция гарантирует каждому и каждой равенство прав. В комментариях «Черноморке» жители оккупированных территорий Донетчины, Луганщины и Крыма поделились мнениями относительно укрепления мира в Украине. Ради безопасности спикеров все комментарии анонимные.

Сергей, Луганск: «Недавно пересекал КПВВ в Станице. Подходит ко мне парень с микрофоном, с ним второй – с камерой, я не запомнил, из которого они были телеканала или сайта. Начали расспрашивать, нравится ли мне жить в Луганске, зачем я иду в Украину», ходил ли на «референдум» 11 мая 2014 года, люблю ли Россию, и за кого бы голосовал на президентских выборах. Я пригласил их приехать в Луганск, и там попробовать взять такое интервью. Тогда они меня спросили, потому ли я их приглашаю, чтобы «сдать на подвал». Вы не представляете, сколько интересного они о себе от меня услышали после этого. Но на камеру чего-то не записывали, видимо, формат не подошел… Вы понимаете, что такое дать правдивый комментарий о теперешней жизни в Луганске на украинском блокпосте СМИ? Не пряча лицо? Это все равно, что приговор себе подписать. За время, пока идет война, украинские журналисты не изучили методы, которыми «общается» с нами наша нынешняя «власть»?

Я привел такой пример, потому что именно после этого случая задумался над тем, а что же будет после войны. Будто попал в другую реальность. Думаю, для многих, кто войны не видел, наша жизнь превратилась в реалити-шоу, в спектакль, который прикольно посмотреть под попкорн. Ну, вы же смотрите боевики? Когда там бьют человека или подрывают бомбой село, вам же, в принципе, безразлично, это же только часть сюжета. Так же и мы здесь – просто какое-то шоу «За стеклом». За толстым стеклом. Может, так и должно происходить, я не знаю. Я только знаю, что моя семья по эту сторону стекла, а журналисты, которые задавали мне идиотские вопросы, и подвергали меня опасности, – они по ту сторону стекла. Вот и все. А после войны стекло придется разбивать, и много кого ранит обломками».

Интересно: Исповедь бывшего боевика «ЛНВ»: «Русский мир» – это просто кидалово

Анна, Крым: «Когда забрали соседей-татар, просто потому, что они не нравились, за их национальность, я увидела, какая хрупкая на самом деле жизнь. Вот жили себе люди, никого не трогали, а однажды к ним пришли полицаи и забрали. И о них больше никто ничего не слышал. А мы все ничего не можем сделать. Вы же знаете, как забрали Крым? Просто приехали, и все, сделали свою власть. Его же даже не забирали, по факту, потому что Россия постепенно нас делала полигоном или военной базой. Вот, что мы теперь – лишь военная база. И еще нас называют «крысчане», слышали о таком? Люди, я ночью заснула в Украине, а утром проснулась в России. И ничего не выбирала. У меня вообще мыслей таких не было, никто бы не поверил, что Россия может напасть на Украину, что может отобрать Крым. Конечно, есть люди, которым нравится теперешняя жизнь, они бы и г*вно ели, только бы в России жить. У меня в Киеве живет сестра, которая очень хочет тоже, как и Крым, «вернуться домой», хотя мы обе киевлянки, к которому там дому ей хочется вернуться, то я уже не знаю. У людей страшная каша в головах, вот на чем Россия играет. Каша в головах, разруха в головах.

Я очень хочу сохранить веру в то, что Крым вернется в Украину, но вижу вокруг только русскую (оккупационную – ред.) власть, только их порядки, и хорошо знаю, что, даже если мы вернемся, негде взять столько чиновников, чтобы заменить всех, кто делал Украине зло своими распоряжениями своими подписями на бумажках, кто отжимал у людей бизнес, кто насилует нас ежедневно. Они почти все останутся на своих местах. Надо думать, кто сможет работать в Украине после возвращения Крыма, а не будет продумывать обратный путь в Россию».

Читайте также: Пенсионерка из Енакиево: Я не звала Россию, но она все равно уничтожает мою жизнь

Андрей, Донецк: «Люди привыкли жить в состоянии постоянного стресса. Постоянно сжиматься. Даже когда сами этого не замечают. Постоянная готовность к агрессии, крика, готовность бежать куда-то, бежать, спасаться. Внешне все спокойно, а внутри покоя нет. И так – годами. Мы привыкли так жить, но помним другую жизнь, довоенную, и хотим ее вернуть. Как объясниться с теми, кто живет «на той стороне»? Возможно, нужно больше информации о том, что у нас не «две стороны», что мы все по одну сторону, а с другой стороны – Россия. Нужно объяснять постоянно, напоминать, доказывать, что мы такие же граждане, и мы так же хотим жить, дышать. К этому, что здесь сейчас, я не могу привыкнуть, только приспособился, чтобы не попасть в какую-то историю. Для меня и моей семьи идеологические вопросы давно отошли на второй план. Мы думаем о том, где искать нужных врачей, если проблемы со здоровьем, как хотя бы на несколько дней организовать отдых летом, как спланировать поездку к родственникам, которые живут в Киеве. Как элементарно организовать жизнь. Простые вопросы.

Восстановление мира – не дискуссионный вопрос, а потребность, и война когда-то закончится. И как мы будем жить вместе в одной стране, если привыкнем ненавидеть друг друга? А жить вместе придется. Я бы об этом лучше подумал. О чем-то более приближенном к жизни. О восстановлении Донбасса, например, о пенсиях, о больницах, об одиноких пожилых людях, которые остались одни на войне. О людях и качестве их жизни, в целом».

Читайте также:
Говорит Крым: Россия пытается своей пропагандой заменить нам хлеб
Говорит Луганск: Российская пропаганда действует во всем мире
Говорит Донецк: Российская пропаганда похожа на наркотик, который вводят силой

«Черноморка» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2020Все права защищены