ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
5
6
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
5
6
Голоса из-за
Говорит Донецк: Российская пропаганда похожа на наркотик, который вводят силой
  24 December 2019 19:14
|
  392

Говорит Донецк: Российская пропаганда похожа на наркотик, который вводят силой

Говорит Донецк: Российская пропаганда похожа на наркотик, который вводят силой

«Моя однокурсница, киевлянка, которая считает Майдан «сборищем радикалов», недавно сказала мне, что «в Донецке живут зомби», и поинтересовалась, каким образом я сохранила там ум. Мне было и смешно, и горько слышать о пропаганде жертвы пропаганды. На самом деле, все мы имеем большую боль, и живем под бешеным давлением России, но Донецку не повезло быть оккупированным. Для этого на нас можно нажать пальчиком и сказать, что он там живут зазомбированные. При этом факта влияния российской пропаганды, влияния российских фейков на население свободной части Украины, будто и нет. Он игнорируется. Это страшно, как искривляется восприятие реальности – в соответствии с подходом, который применяет враг» – говорит моя знакомая из Донецка. 

Собственно, об этом сегодня и поговорим: российская пропаганда и отношение к ней украинских граждан на оккупированных территориях. В комментариях «Черноморке» жители временно неподконтрольного Украины Донецка выражают свое отношение к мнению о том, что «в оккупации всем промыли мозги». Из соображений безопасности имена авторов комментариев изменены.

Мария: «Я не выезжала из Донецка с начала войны, поэтому мне трудно комментировать что-то о пропаганде в других городах Украины, но могу сказать, что здесь российское влияние ощущается однозначно, как дыхание на морозе. И, если отстраниться на минуту от сути происходящего, и посмотреть поверхностно, то все это выглядит очень смешно: почти на всех мероприятиях – какие-то тетки с трехэтажными прическами, в советских юбках, с интонациями в стиле «от советского информбюро», ну, блин, это же такая глупость. И видно, что они выполняют роль, так неестественно, фальшиво. Ребенок из школы приходит, то только и рассказывает, что и весь класс, и учителя чуть не вслух смеются над выражением «история ДНР», и все понимают, что это искусственное раковое образование, все это не настоящее, и мы попали в какую-то временную воронку, что ли. Нам пытаются создать картинку Советского Союза, когда на школьных линейках, на собрании рабочих коллективов, и вообще везде, царила атмосфера какого-то дебильного, простите, счастья, что в воздухе чем-то брызгают. Я же говорю, даже дети понимают, что нормальные люди так себя не ведут. И когда смотрим местное телевидение, читаем сайты, или там газеты, мы видим, что из нас насильно делают идиотов. Это похоже на наркотик, который тебе вводят силой. Привязали к кровати или к батарее, и пичкают этим ядом. Только разница между наркотиком и этой информационной гадостью в том, что чем больше ее получаешь, тем большее отторжение она вызывает. Есть еще такие люди, которым уже стало наплевать на все, что происходит. Такие люди чаще болеют, впадают в депрессию, и потихоньку уходят в себя».

Андрей: «Любую информацию сначала надо проверять. А пропаганда, фейки, откровенная ложь раша-СМИ, маскирующихся под «местные СМИ», это вообще на голову не лезет. Нам сообщают о культуре, искусстве, спортивных достижениях, успехах промышленности, неком «развитии экономики». И мы все хорошо знаем, как на самом деле выглядит и в каком состоянии на самом деле находится все, о чем нам врут по «ящику». Поэтому не стоит думать, что в Донецке живут какие-то «специальные люди», что не могут отличить правду от идиотизма сего. Мы же и до войны прекрасно видели, где лгут провластные средства массовой информации. И в каждом городе по всей Украине видели, и сейчас видят. Потому что ничего не изменилось нигде. Возможно, общественность получила больше свободы высказываться, но на местах у власти одни и те же риговские рожи. Так о чем мы говорим? Они не распространяют там российскую пропаганду? Возможно, дело в том, что там это делается скрыто? А что, если скрыто, то, значит, и можно? Поймите одно: Донецк оккупирован. Это не шутки, сказать: «Освобождайте сами». Украинская армия, профессиональные военные, при поддержке почти всего мира, не могут их выгнать из Украины, а вы хотите, чтобы Донецк, то есть мирные жители, голыми руками что-то сделали против танков, автоматов, «Градов»? Такие «советы» выглядят просто как издевательство. И вот такое говорят именно жертвы российской пропаганды, всем дурачащая головы, будто Донбасс за РФ. А Донбасс на самом деле – за нормальную жизнь, как и все люди на планете».

Алла: «Вы слышите, что ваши соседи в Киеве говорят между собой? Вы знаете, сколько людей у ​​вас там любят и зовут Россию? Они там есть, и много. А вот то, что якобы происходит в мыслях дончан, якобы всем известно. Я возмущена такой несправедливостью: мы, значит, здесь поголовно «сепаратисты», а все остальные граждане – идеальные патриоты? А должна ли я вообще кому-то отчитываться о том, что я думаю, что я не думаю? А вы должны? Никто не должен. У меня мама от рака умерла, за первые четыре года войны сгорела. Вот такие проблемы у меня, и желание ходить с раскрытым ртом за пропагандонамы нет совсем. Я думаю, что после войны каждый из нас будет носить в себе столько невероятного горя, уже к этим глупым спорам будет дело только тем, кто ничего не потерял на этой войне. Я потеряла очень много. И хочу только мира, желательно, в составе Украины, как это было всегда. А те, кто призывает «делать стену и реку с крокодилами», ничего об этой войне не знают. Совсем ничего. Или ослепленные жаждой мести, России отомстить не могут, и поэтому нас сделали виноватыми, чтобы было на ком злость сорвать. Я лично так это вижу. И хочу, чтобы когда-то мы все снова жили своей, собственной жизнью, а не проклинали друг друга. Чертовски жизнь мне надоела, когда вокруг только злость и ненависть».

Виталий: «Нужно спокойнее относиться ко всему. Максимально спокойно. И чувствовать грань: где твое дело, а где уже не твое и тебя не касается. Я считаю, что Россия влияет на всю Украину, на информацию, которая у нас подается, я имею в виду. И это происходит одинаково сильно с обеих сторон линии разграничения. Просто методы очень разные. Самое главное для них – заставить украинцев делиться на «правильных» и «неправильных», чтобы мы сами до пены изо рта бились между собой. Тогда Россия отойдет в сторонку, и скажет: «А нас здесь нет», и все. Здесь, в оккупации, они могут вести себя максимально свободно, здесь человеческая жизнь ничего не стоит, свободы слова и свободы как таковой нет, соответственно, и методы воздействия на население Кремль может применять более жесткие. Кстати, здесь можно лишний раз напомнить о том, что может произойти с теми, кто «должен сам выгнать» оккупантов: подвалы «МГБ» безразмерные, там места на всех хватит. Не думаю, что в местах содержания, таких, как тюрьмы и всевозможные застенки, где-то в мире есть возможность рассказывать кому-то какие-то свои точки зрения. Вам там белым платком сопли никто не будет подбирать. А на мирной территории методы воздействия другие. Там нельзя просто приказать проводить мероприятия вроде «Мы вместе с Россией», или что-то такое. Поэтому делают все возможное, чтобы провоцировать ссоры между своими. Очень горько наблюдать за этим».

Светлана: «Да, российская пропаганда здесь повсюду в Донецке. В названиях продуктов, сути телепередач, рекламе, баннерах на улицах. Но это выглядит примерно так, будто стоит вонючий мусорник, давно неубранный, и над ним сияющая надпись: «Роскошный дворец». Вы будете верить? Ну, честно? Так почему я должна в это верить, когда вокруг совсем другое вижу? Неужели вы считаете Донецк – городом идиотов, Донецк – европейский город-миллионник, куда приезжали учиться в вузах и работать иностранцы, где происходили все значимые культурные события? Я много где была на свете, видела много стран, а всегда мне хотелось вернуться домой, поскорее увидеть Донецк, потому что здесь есть все, что нужно, даже больше. Знаю, что мой Донецк, переживший уже много всего за свою историю, переживет и это, и непременно все выдержит. Неважно, что они сейчас пришли сюда и проповедуют нам какие-то свои ценности. Это наш город. Переждем. А иностранцы – пойдут рано или поздно».

Алексей: «А вы хотели, чтобы на оккупированной территории не было пропаганды страны, которая территорию оккупировала? Конечно, здесь они будут делать все, что хотят, и все, что по тем или иным причинам пока не могут вытворять у себя дома. Потому что пока эту территорию контролирует Россия. И никаких «ДНР» или «ЛНР» не существует, это просто придумали, чтобы забить людям мозги о «выборе Донбасса», какого на самом деле никто не делал, у нас даже возможности выбора не было. Конечно, пропаганда действует. СМИ, школы, вузы, литература, объявления в газетах, агитация за налаживание «дипломатических отношений с Россией», все это чертово лицемерие. И что? Как действия оккупанта характеризуют меня? То есть, убили человека, а на суде судят не убийцу за преступление, а разбираются, «хорошего» человека убили, или «плохого»? Вообще, вы понимаете, к чему это ведет? Извините, я волнуюсь. Просто, может, здесь не нужно много говорить, а, пожалуй, стоит напомнить о том, что война продолжается уже очень давно, так давно, что мы можем наконец забыть, за что ее ведут, что стоит на карте, и что можно потерять, если обо всем этом забыть. Для меня это война за украинскую независимость, за мирное будущее для моих детей».

Наталья: «Чувствую я, как пропаганда разъедает мне мозг? И вроде нет. Я переводчица, работаю дома, выполняю заказ для компаний, работающих на мирной территории, пишу красивые тексты об их товары, если коротко. Считаю, что мне повезло: я получила высшее образование к войне, смогла обеспечить себя жильем, забочусь о маме. То есть могу поддерживать достойный уровень жизни, касается материальной стороны. А с другой – непросто. Я могла устроиться в школу, преподавать иностранный язык, взять классное руководство, но посмотрела школьную программу, и, как говорится, перекрестилась, что имею выбор, как и где работать. Выбрала работу на дому. Рада, что сейчас нет боевых действий в городе, так, слышать звуки боев, но здесь этого нет. Живу заперт достаточно, есть определенный круг общения, но таким кругом на людях не пообщаешься, конечно. Обращаться научилась осторожно, но, кажется, местной «власти» вообще по барабану, что мы здесь думаем и говорим. Они пополняют себе «обменный фонд», когда надо, делают глупые «показательные дела», когда надо, и все. Ничего мы здесь не решаем, и поэтому просто пытаемся уберечься от излишнего воздействия. Ничего, «укропы» наши донбасские – самые прочные. Выдержим. А, по пропаганде еще: она не действует, когда перед глазами – ее прямое опровержение, если, конечно, вы понимаете, о чем я».

Сергей: «Людям, которые заняты выживанием в реальном мире, некогда заниматься тем, что не относится к методам выживания. Донецк сейчас – место выживания. И никакие сладкие слова не накормят наших детей. Делается такое, что и смешно, и горько одновременно: одни пропагандисты рисуют картинку, что «Донбасс хочет отделиться», другие пропагандисты рисуют другую картинку: «на Донбассе звали войну». И поэтому люди начинают ненавидеть друг друга. Не глупость? Надо жить в реальности, здесь и сейчас, тогда не будет времени на Фейсбук, а на жизнь и собственное мнение, которое не зависит от непонятно каких там «лидеров мнений», – время будет. Чего и желаю всем читателям».

Леся: «Скорее, по обе стороны линии соприкосновения эффективно действует пропаганда ненависти. И ее уже мы сами поддерживаем и распространяем, мы сами, украинцы. И это можно понять. Поэтому единственное, что нами руководит, это страх. За жизнь, здоровье, за близких, работу, за будущее. Мы постоянно находимся в стрессе, не успеваем опомниться от одной новости, сразу же вторая на подходе, еще «лучше» предыдущей. А по поводу российской пропаганды, так, поверьте, нет мест в мире, где бы Россию ненавидели больше, чем в местах, куда она пришла «с помощью».

«Черноморка» в Telegram и Facebook 

© Черноморская телерадиокомпания, 2020Все права защищены