ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
1
3
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
1
3
Особое мнение
«У нас демократия. Но это пока что»: Зеленский про Раду, «посадки», разведение войск и встречу с Путиным
  09 November 2019 14:01
|
  756

«У нас демократия. Но это пока что»: Зеленский про Раду, «посадки», разведение войск и встречу с Путиным

«У нас демократия. Но это пока что»: Зеленский про Раду, «посадки», разведение войск и встречу с Путиным

Команда Владимира Зеленского продолжает эксперименты по связям с общественностью, пытаясь миновать средства массовой информации.

Мы помним предвыборную кампанию с обращениями к избирателям через ролики, которые преимущественно записывались на фронтальную камеру телефона. Мы помним масштабные дебаты на «НСК Олимпийский», больше напоминающие шоу чем политику.

Мы помним невыполненное обещание дать пресс-конференцию по итогам первых ста дней на посту президента. Мы помним, что Банковая подсунула нам вместо – киношную беседу Зеленского со Станиславом Бокланом, который был «премьер-министром» в «Слуге народа».

Мы помним изнурительный и странный 14-часовой пресс-марафон, который, несмотря на хронометраж, оставил больше вопросов, чем ответов.

А еще был эксперимент в виде видеоблога «Откровенно с президентом», который Зеленский записывает за рулем автомобиля Tesla. Ролик был высмеян в сети: одни говорили, что электрокар главы государства на самом деле находится на эвакуаторе, другие не понимали, почему зрителю не показывают собеседника Зеленского на заднем сидении, к которому президент все время обращается.

Но критика не напугала ЗеКоманду – и нашему с вами вниманию представили второй выпуск влога «Откровенно с президентом».

В этом тексте «Черноморки» главные цитаты из монолога Зеленского, который говорил про Верховную Раду, Кабмин Гончарука, обещанные «посадки» топ-коррупционеров, разведение войск и предстоящий саммит лидеров стран «Нормандской четверки».

ПРО РАДУ

«Есть большие плюсы, есть минусы. Давай начнем с плюсов. Самая большая победа этой Рады – это проголосованные законопроекты, принято около 70 законов. Среди них важные – это и возвращение закона о незаконном обогащении, и действительно громкий закон про снятие неприкосновенности, судебная реформа, перезагрузка Генеральной прокуратуры, много законов для улучшения бизнес-климата в Украине.

Про словосочетание «турборежим» мне говорили все: и европейцы, и МВФ, и представители ЕБРР, и Всемирного банка. Все очень довольны, даже говорят: «Давайте чуть помедленнее».

Минус в том, что другие партии могут не ходить на работу… Не хотят голосовать, каждый из них считает, что он – главный оппозиционер».

ПРО «СЛУГУ НАРОДА»

«Эта партия, в названии которой есть все главное стопроцентное содержание, то есть это партия народная, не только президентская, это народная партия. Есть некоторые ошибки, есть некоторые аморальные поступки.

Есть некоторые депутаты, которые не хотят голосовать за те или иные законы, хотя мы договаривались, что когда обсуждаются законопроекты на заседаниях, на фракциях, в комитетах, там, пожалуйста, споры, но не выносите их на заседания Верховной Рады.

У нас есть такая договоренность, если 70% партии «Слуга народа» за тот или иной законопроект накануне голосования, то мы все голосуем. Поэтому мы все очень внимательно, и я лично, следим за статистикой. Не только там позорные смски, они есть. Есть позорные слухи, но я сейчас очень рад, что это пока только слухи.

Есть минусы по поводу статистики голосования того или иного депутата. Но мы за всем этим следим и серьезные выводы будут сделаны до конца этого года.

Не все законопроекты популярные. Не просто так же их не принимали депутаты Верховной Рады в течение 30 лет.

Я понимаю нашего главу фракции. И Давиду (Арахамии – ред.) сложно, и замам сложно… Потому что такой партии никогда не было. 254 человека. Люди разные. Есть люди, которые разбираются в любых законах, они образованные, они ведущие экономисты с практикой, с опытом. А есть обычные люди, они или фермеры, или из любых предприятий, обычные простые люди. Они, извините за такое слово, они «долго въезжают». И поэтому есть ошибки. С другой стороны, они показывают отношение того или иного класса и подсказывают тебе, где есть ошибки в тех или иных законах.

Поэтому пока у нас в Верховной Раде демократия. Но это пока».

ПРО КАБМИН

«Критикуют все: и нашу Раду критикуют, и наше правительство все критикуют, и меня лично. И если я привык, то нашему молодому правительству сложно сейчас. Они тратят время на общение, диалог, доказательства, что я не такой. Им сложно, они должны сконцентрироваться на тех законах, реформах, которые они должны после голосования воплощать в жизнь.

Такого молодого правительства не было никогда, тут есть плюсы и минусы. Нет коррупционного опыта, и это большой плюс. И если мы сказали, что будет полная перезагрузка – да, это риск, но это большой плюс.

Если они не справятся, то тоже ждем до конца года. Кто не сможет, с тем будем прощаться».

ПРО СТАРЫХ ПОЛИТИКОВ

«Мы строим другую страну, мы хотим… И они нам не нужны. Они руководят теми или иными телевизионными каналами, интернет-ресурсами. Некоторые журналисты или блогеры на этом ловят хайп, кто-то на этом зарабатывает. Это их выбор.

Бывшие политики не могут в этой системе – а это уже не схема, а система – найти для себя места. И они его не найдут, пока мы живы. Они могут выезжать только за границу, но не все смогут выехать».

ПРО ПОСАДКИ

«Не очень много посадок? Пока это не началось? И согласен, и нет. Смотрите, дело Свинарчуков есть? Есть. Пашинский есть? Есть. Далее, Микитась есть? Есть. Дубневич есть? Есть.

Даже вы видели в Верховной Раде, что за Дубневича не все голосовали. Все боятся, что к ним будет такое же отношение. И правильно боятся, оно будет такое. А дальше будут приговоры этим людям, о ком я сказал. А не будут – будут открыты другие дела, и никто не будет останавливаться.

В чем проблема сразу быстрых посадок? Многие дела, поверьте нам, есть, к которым, мы поняли, мы должны подготовиться. А иначе эти люди будут выходить на свободу, потому что все эти дела развалятся в судах.

Поэтому все будет, и с Катей Гандзюк, с этим делом, и с Павлом Шереметом, и все эти дела в оборонной отрасли, все они будут».

ПРО ДЕЛО МАЙДАНА

«Я не знаю, есть ли такое слово в украинском языке, или нет – «оживление». Оживление многих дел, которые были просто заморожены. Например, дело Майдана. Сейчас этим делом начинает заниматься прокурор Чумак, он должен создать группу, он ее уже создал. И, действительно, дело рассматривалось 6 лет.

И мы как общество не видим действительного результата этого сложного дела. Я уверен, что будет».

ПРО «НОРМАНДСКИЙ САММИТ»

«Фейки, манипуляции, информационная война… Раньше это была война с российскими средствами массовой информации, теперь это война еще и внутри нашей страны. Несмотря на то, что мы несколько раз собирались с представителями наших средств массовой информации. Некоторые из них не понимают, что они делают. Мне так кажется.

Нет никакой капитуляции. Мы не можем прекратить войну, не разговаривая с людьми, как минимум, в Нормандском процессе. Мы долго шли к тому, чтобы возобновить Нормандский формат, с 2016 года этих встреч не было. Прошло три с половиной года, давайте посчитаем сколько людей погибло за это время.

Поэтому Нормандский формат нацелен на то, чтобы обновить диалог, который может приблизить нас к полному прекращению войны и возвращению наших территорий. И самое главное – возвращение наших пленных».

ПРО РАЗВЕДЕНИЕ ВОЙСК НА ДОНБАССЕ

«Условия нормандской встречи – это разведение войск в Станице Луганской, в Золотом, именно в Катериновке. Потому что Золотых есть пять – четыре Золотых мы контролируем как украинская армия, так и украинская власть, а пятое Золотое, то там находятся боевики. То есть, разведение именно в Катериновке и в Петровском.

Мы развели войска в Станице Луганской и вы видите, что мы сделали временный пешеходный мост, а сегодня уже он уже заливается бетоном, будет фундаментальный мост. Там КПВВ, там свет, там Швейцария.

В Золотом вы видели сколько всего было – страйков, манипуляций. Некоторые люди искренне считают, что мы не можем позволить себе разведения войск, но это Минские соглашения. Поэтому мы развели войска в Катериновке и ничего не произошло, и там вообще нет никаких выстрелов. Просто нет. И в Станице Луганской нет. Статистика такова – где есть разведение, там огня нет. Вот такая статистика.

Что касается Петровского, то там поле, там нет никаких проблем с разведением. Проблемы только в сроках.

Наши войска готовы, наши военные молодцы. Разведение прошло стопроцентно, безопасно, мы отошли на подготовленные позиции. Никакой серой зоны, забудьте пожалуйста, я хочу, чтобы все забыли. Никакой серой зоны там нет, там безопасная ситуация, там наши люди, военные отошли, но находятся представители полиции и СБУ.

А какой дальше план действий, как будет дальше, в каких городах или городках или местах будет разведение, какой формат обмена наших людей, в какие сроки, какой формат может быть для местных выборов – все эти вопросы надо задавать и решать на Нормандском формате.

Но проговаривать это, а потом уже приходить к нашему обществу и говорить: «Вот такие есть решения». Давайте их обсудим эти решения. Никаких секретов от общества по этому поводу не будет, потому что это такая тема – очень сенситивная».

ПРО ПРИЕЗД ДЕПУТАТА ГОСДУМЫ РФ НА ДОНБАСС

«Как я сказал, существует пять Золотых. Одна из этих частей, городков, она оккупирована. Там были боевики или представители… Вон мы видели депутата какого-то из российской Думы.

Ну, приехал он на ту (временно оккупированную – ред.) территорию, но не надо этого фейка. Он не в Золотом, том Золотом, которое контролируют украинские военные».

ПРО РАБОТУ ПРЕЗИДЕНТОМ

«К этой работе привыкнуть нельзя. Люди ведь как говорят – к хорошему быстро привыкаешь. А это реальная жизнь, очень сложная. Очень сложная профессия, отнимает все силы, время, иногда желание. Ты просто в конце вечера из человека превращаешься в какой-то такой, знаете, организм. Не хочу ни думать, ни что-то делать.

Даже не понимаю иногда, о чем говорит семья. И это утомительно не только для меня, а и для семьи. Потому что потом они спрашивают у меня: «Ну что, ты согласен? Мы же договаривались сегодня там в 20:00 встречаемся». А ты об этом даже не помнишь. Но, решение же, как говорят в Раде, принято».

О ЧЕМ МЕЧТАЕТ

«Очень хотелось, чтобы все объединились. И общество, и люди, и территории. А за возвращение надо бороться объединившись. И СМИ, никто не говорит, журналисты должны работать согласно их профессии.

Но хотелось бы, чтобы мы все объединились ради одной главной победы. А главная победа у нас следующая – вернуть все и всех. Никого на этом пути не растерять. И остаться объединенной страной.

И уже сосредоточиться тогда действительно на реформах и экономике. Потому что нельзя все это воплощать в жизнь, нормально реформировать, пока разобрана вся страна. Это сейчас мечта. Большая мечта».

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены