ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
5
8
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
5
8
Особое мнение
Эхо «формулы Штайнмайера»: как власть объясняет договоренности по Донбассу
  07 October 2019 17:57
|
  206

Эхо «формулы Штайнмайера»: как власть объясняет договоренности по Донбассу

«Формула Штайнмайера» не сходит с информационных радаров. Более того, она повысила социальный градус внутри страны и ссорит людей, в то время, когда Украине нужно объединение.

И пока строптивый глава Офиса президента продолжает жить в розовых очках, считая, что накануне на Майдан вышли якобы исключительно «парахаботики» за деньги, а любую информационную бомбу можно перевести в (не очень-то и смешную) шутку, он не видит корня проблемы.

Из вертикали абсолютной власти, которую выстроила Зе-команда, получилась такая себе Вавилонская башня – практически никто никого не понимает, потому что отсутствует адекватная коммуникация.

И дело не только в неоднократно оскандалившейся в «общении» с журналистами Юлии Мендель, отсутствии пресс-конференции по итогам первых ста дней Зеленского на посту президента, борьбой ОП в прямом смысле фейковыми методами с тем, что они называют «традиционными медиа»…

Нам с вами просто не объясняют, что происходит. Возьмем даже ту самую «формулу Штайнмайера». После переговоров Трехсторонней контактной группы в Минске вечером 2 октября в Киеве к прессе выходит президент и после его брифинга вопросов больше, чем ответов.

«Формулу Штайнмайера» подписали или согласовали?

«Местные выборы на Донбассе могут произойти только по украинскому законодательству и только после отвода войск». После отвода каких войск – только российско-террористических или украинских тоже?

В новом законе об особом статусе Донбасса «не будет перейдена ни одна красная линия, именно поэтому нет и не будет никогда никакой капитуляции». А можно хоть парочку этих «красных линий» назвать»? Потому что, как минимум, в действующем украинским политикуме у всех они разные, иногда диаметрально-противоположные.

Но, похоже, власти увидели то, что украинцы не понимают что зашифровано в «формуле Штайнмайера» и как будут возвращать Донбасс, поэтому начали наперебой выходить на контакт.

В этом тексте «Черноморки» главное из того, что Зе-команда рассказала украинцам за последние дни.

ОБРАЩЕНИЕ ЗЕЛЕНСКОГО

Президент Владимир Зеленский обратился к украинцам вечером 3 октября.

«Дорогие украинцы! Возможно, я сейчас кого-то сильно огорчу, но «зрада» отменяется. Объясняю почему, и очень прошу вас меня услышать.

Начнем с самого главного. Хотим ли мы завершения войны и возвращения всех украинских территорий? Да.

Сегодня существует единственная площадка, где эти вопросы могут обсуждаться на самом высоком уровне. Это – встреча в Нормандском формате.

Могла ли она состояться в ближайшее время? Нет.

Почему? Потому что на пути к этому была одна преграда – самая большая страшилка последних недель – «формула Штайнмайера».

Давайте разберемся, что это за формула.

Предусматривает ли она, что Украина признает (незаконную – ред.) аннексию Крыма и отказывается от Донбасса? Нет.

Предусматривает ли она, что выборы на Донбассе пройдут завтра и под дулом пулеметов? Нет.

Почему три года назад предыдущий Президент Украины заявлял о начале работы по имплементации этой формулы?! Неужели он хотел предать Украину?

Эта формула говорит только одно – когда должен заработать так называемый закон об особом статусе Донбасса.

А именно – после проведения там местных выборов, которые пройдут по Конституции Украины, законодательству Украины, и после публикации отчета ОБСЕ о том, что выборы прошли в соответствии с международными демократическими стандартами.

Вот с чем согласилась Украина в Минске.

Подписывали ли мы какие-то общие соглашения с так называемыми «ДНР» или «ЛНР»? Нет.

Мы отправили отдельное письмо господину Сайдику, в котором засвидетельствовали согласование позиции по тексту этой формулы.

Что дальше? Завтра выборы на Донбассе? Нет.

Дальше – состоится встреча в Нормандском формате вместе с Президентом Франции, Канцлером Германии и Президентом Российской Федерации, где мы обсудим пути прекращения войны на Донбассе.

Моя позиция в этом вопросе является четкой и понятной, и она совпадает с позицией всех украинцев: мы все понимаем, что Донбасс – это Украина. И там должен воцариться мир, произойти полное прекращение огня, вывод иностранных военных формирований.

Мы все понимаем, что на российско-украинской границе с нашей стороны должны быть украинские пограничники.

Должен состояться обмен пленными, чтобы все наши граждане вернулись домой.

И проведение выборов должно быть не под дулами пулеметов, а по украинскому законодательству, с доступом кандидатов от украинских политических сил, с доступом украинских средств массовой информации и международных наблюдателей, с возможностью реализации своего избирательного права всеми внутренне перемещенными лицами.

Все это мы будем обсуждать на встрече в Нормандском формате.

Будет ли там подписываться новый закон об особом статусе? Нет. Этот закон действует до 31 декабря 2019 года. Будет новый закон.

Будем ли мы разрабатывать его сами и быстро принимать? Нет. Мы напишем его вместе – в сотрудничестве и публичном обсуждении со всем украинским обществом. Не переходя ни одной «красной линии».

Итак – никакой капитуляции. Никакой сдачи национальных интересов. Никаких договорняков и глобальных шагов без согласия народа Украины.

Только возвращение людей и наших территорий, возвращение пленных и возвращение мира.

Впереди у нас долгий и сложный путь к решению этой проблемы. И мы должны пройти его вместе. И здесь нам необходимо единство.

Я уважаю конституционное право каждого гражданина Украины на протест, я слышу вас, и поверьте – я никогда не сдам Украину!

В то же время я очень прошу всех взвешенно и спокойно подойти к ситуации и не поддаваться на манипуляции и провокации некоторых лиц.

Они очень хотят использовать вас, вернуть себе возможность грабежа, стать жертвами политического преследования и избежать уголовной ответственности. Этого не будет.

Все будет Украина! Слава Украине!».

ЗАЯВЛЕНИЯ ПРИСТАЙКО

Министр иностранных дел Вадим Пристайко принял участие в ток-шоу «Право на владу» на телеканале 1+1 вечером 3 октября, а также в «Свободе слова Савика Шустера» на телеканале «Украина» 4 октября.

СКОРО НОВЫЙ ОБМЕН

«План Зеленского предусматривает возвращение наших пленных, которые сидят за решеткой и в ОРДЛО, и в России, и в оккупированном Крыму. Эти шаги понемногу осуществляются. Нам удалось обменять наших людей.

В ближайшее время и это уже буквально, я надеюсь, на следующей неделе мы планируем еще более масштабный обмен».

ПЛАНЫ ПО УРЕГУЛИРОВАНИЮ НА ДОНБАССЕ

«Специфика моей работы не позволяет рассказать вам все, что планируется в закрытых кабинетах, но поверьте мне, что у нас есть и план А, и план B. У украинского правительства в настоящее время есть необходимость пересмотреть нашу стратегию и нашу тактику.

И эта стратегия, и тактика должна складываться из плана А, и плана B, и, возможно, должен быть еще и план С.

По возможности необходимо за столом переговоров добиться договоренностей, которые бы под давлением наших западных партнеров Россия выполняла.

Если этот план не срабатывает, то что дальше, следующий шаг? То тогда мы должны понимать, что у нас остается все меньше и меньше опций, у нас остается последний план…  Это тоже один из планов – как сделать так, чтобы больше через нашу границу, которая сейчас является нашей де-факто, не проходили террористы, которые взрывают машины в Киеве и не боятся этого, и в Мариуполе.

Все эти планы… разработаны и предложены президенту. И это его задача, того человека, которого вы избрали президентом, принять эти сложные, неприятные, трудные решения, которые потом придется, наверное, пояснять всем».

ВОЗМОЖНОЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ Ж/Д СООБЩЕНИЯ С ОРДЛО

«Вы видели, там (в Станице Луганской – ред.) сделан мостик, по которому люди могут безопасно переходить с одной стороны линии разграничения на другую, и после этого будет восстановлен мост. Безусловно, это, наверное, мелочь для всей линии разграничения, но после этого будут следующие мосты, пункты разграничения».

Возможно, появится железнодорожное сообщение, чтобы люди могли комфортно переезжать. Это первые шаги, которые мы делаем».

ИНТЕРВЬЮ РАЗУМКОВА

Председатель Верховной Рады Украины Дмитрий Разумков дал интервью телеканалу «Украина» вечером 6 октября.

КТО ОБЕСПЕЧИТ БЕЗОПАСНОСТЬ НА ДОНБАССЕ ПОСЛЕ ОТВЕДЕНИЯ ВСУ

«Никто не сдает свою территорию, никто не сдает своих граждан. На той территории, от которой будут отходить украинские Вооруженные силы, если это будет происходить, то безопасность будет сохраняться за счет Национальной гвардии, за счет правоохранителей, которые будут находиться на этой территории.

Это украинская территория и на ней будут храниться законы Украины, а за соблюдением законов Украины и безопасностью будут следить правоохранительные органы украинского государства.

Это нормальный процесс. Я уверен, что к нему присоединятся и представители ОБСЕ и, возможно, журналисты.

Мы таким образом, к сожалению, не скоро сможем выйти из той патовой ситуации, которую мы наблюдаем в течение нескольких лет, но будет возможность начать реализовывать Минские договоренности, чтобы вернуть оккупированные территории».

ПРО НОВЫЙ ЗАКОН ОБ ОСОБОМ СТАТУСЕ ДОНБАССА

«Ключевым вопросом является вопрос выборов. Выборы могут проходить исключительно по украинскому законодательству, и это одна из тех «красных линий», о которых мы говорили.

Второе – выборы могут происходить только когда нет пулеметов, танков, другого оружия. Потому что все это не позволяет провести выборы. Когда будет достигнут безопасный компонент, о чем говорят все политики, и в первую очередь президент и я, и представители нашей политической силы, тогда мы сможем исключительно по украинскому законодательству провести выборы на пока что оккупированной территории. Когда у нас будет контроль над границей, когда ОБСЕ признает эти выборы, именно тогда начнет работать так называемый новый закон об особом статусе Донбасса.

Никто не будет нарушать «красные линии», которые были указаны ранее, потому что от них зависит территориальная целостность и суверенитет Украины.

Мы действительно понимаем, что так называемый закон об особом статусе временно оккупированных территорий заканчивается в этом году. И надо находить новый механизм, новый закон, и президент об этом говорил, что это будет публичная позиция, это не будет писаться в Офисе президента или в закрытом комитете Верховной Рады. Этот закон будет писаться вместе с обществом, потому что этот вопрос очень важен для всего государства.

Для того чтобы ни у кого не было мысли, что новый закон об особом статусе предусматривает федерализацию Украины, он должен разрабатываться с привлечением экспертов, общественности, Верховной Рады, Офиса президента, а также зарубежных партнеров.

Таким образом, в этой дискуссии мы получим качественный законопроект, который будет рассмотрен Верховной Радой публично, публичная дискуссия должна быть в этом вопросе. И мы сможем, оставаясь в тех «красных линиях», с которых мы начали беседу, выработать такое законодательство, которое сможет и сохранить интересы государства, и вернуть территории и людей».

ИНТЕРВЬЮ КОРНИЕНКО

Первый заместитель главы фракции «Слуга народа» в Верховной Раде, член комитета по вопросам организации государственной власти, местного самоуправления, регионального развития и градостроения Александр Корниенко дал интервью информагентству «Интерфакс-Украина».

ПРО ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИЮ НА ДОНБАССЕ КАК ПУТЬ К РЕИНТЕГРАЦИИ

«Здесь надо взвешивать все риски. К этому надо прибавить очень серьезную информационную работу с нашими согражданами и на оккупированной территории, и на подконтрольной. Потому что на подконтрольной много сделано, но многое еще предстоит сделать.

Там висит вопрос по выборам громад. Я думаю, когда подойдем к этому ближе, будем смотреть на динамику вообще всего процесса. Мы же не можем рассматривать это вырванным из контекста того, что делает президент на дипломатическом поле.

Является ли децентрализация в принципе путем к реинтеграции? Я думаю да, если глобально. Опять же, надо смотреть на риски, связанные с решениями, которые могут принимать местные советы.

Например, для префекта мы выписываем в Конституции такое полномочие, что он может, обращаясь в суд, приостанавливать решение местных органов власти. Но решения по вопросам территориальной целостности и национальной безопасности он останавливает напрямую, без суда.

В условиях Украины это может быть хорошим предохранителем от «горячих голов». Не только на Донбассе. Это будет уместно и в других местах.

ПРО ГРОМАДЫ НА ДОНБАССЕ И В КРЫМУ

«Да, мы будем принимать административно-территориальное устройство всей страны, в том числе Крыма, Луганской и Донецкой областей полностью. Есть все эти районы, все рассчитано.

Тут вопрос будет, конечно, когда это начнет реально действовать».

ИНТЕРВЬЮ ЯРЕМЕНКО

Депутат от фракции «Слуга народа», глава парламентского комитета по иностранным делам Богдан Яременко пообщался с РБК-Украина.

КАКАЯ УКРАИНЕ ПОЛЬЗА ОТ «ФОРМУЛЫ ШТАЙНМАЙЕРА»

«Мы хотим мира. Так как война на Донбассе – это не внутренний конфликт и не гражданская война, а вооруженная агрессия России против Украины, то достижения мира возможно только с привлечением в переговорный процесс непосредственно агрессора в лице Путина.

И в этой ситуации у России имеется предусловие – согласование этой формулы. Как мне кажется, таким образом мы нашли очень дипломатичный способ на пути к возможности проведения саммита «нормандской четверки».

Хочу отметить, что «формула Штайнмайера» в том виде, в котором мы ее согласовали, на самом деле уже частично реализована. И мы не согласились ни на что такое, чего бы уже не существовало. На временной основе полномочия Донбасса прописаны в законе об особенностях местного самоуправления в ОРДЛО, принятом еще в 2014 году.

Там нет пункта о постоянном применении этого закона, речь идет о трех годах, и на самом деле, мало что изменилось. Кучма ничего не подписал, а лишь проинформировал ОБСЕ, что механизм применения закона об особенностях местного самоуправления в ОРДЛО нами в принципе согласован.

Письмо Кучмы Сайдику не является обязывающим, оно показывает определенную позицию. И если мы – уважающая себя страна, мы должны ее придерживаться. Что-то подобное уже зафиксировано в Минских договоренностях. И сами Минские договоренности, хотя с моей точки зрения и не являются международным договором, но политически они для нас обязывающие».

УКРАИНА НЕ СМОЖЕТ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ «ФОРМУЛЫ ШТАЙНМАЙЕРА»

«Мы теперь без определенных последствий не сможем отказаться от своих слов.

Возможно, не слово в слово, но формулировка в законе должна отображать суть согласованной «формулы Штайнмайера». Повторюсь: если мы позиционируем себя как серьезные международные игроки, которые не просто обвиняют Россию в том, что она не держит своего слова, а еще и сами придерживаются данного нами слова, то мы не можем предложить редакцию, которая меняла бы суть договоренности.

Отдельные слова можно править, суть – нет. Ведь это будет иметь последствия не только в виде реакции России и продолжения войны, а вызовет и реакцию Запада».

КАК БЫСТРО ВОЗМОЖНО ПРОВЕДЕНИЕ ВЫБОРОВ НА ДОНБАССЕ

«Россия может вывести свои войска, своих наемников, это дело пары недель. Дальше туда вернется украинская власть, которая сможет достаточно быстро восстановить там украинский правопорядок. То есть, при желании РФ все можно сделать достаточно быстро.

Мы пытаемся быть оптимистами, но не потому, что мы не знаем или не помним истории. А потому, что РФ, продолжая отрицать свое участие в войне на Донбассе, отрицая, что является участником Минских соглашений, все же пошла на их выполнение в части обмена «35 на 35».

Это мое личное мнение. Донбасс дорого обходится России, у них есть определенные надежды на облегчение режима санкций, и потому они начали эту игру. Насколько далеко они готовы зайти, я, конечно, не знаю. И доверия к ним нет. Потому мы будем двигаться маленькими шажками, но только время покажет, насколько мы сможем доверять России.

Тут многие скажут: да как вы вообще России доверять можете?! Но речь не идет о том, чтобы слиться в братской любви с РФ, а о том, чтобы иметь доверие к ним на переговорах, быть уверенными, что они выполнят то, что обещают. Вот к этому мы пытаемся прийти маленькими шажками.

Акцентирую внимание на том, что для нас война не закончится до тех пор, пока не вернется Крым в состав Украины, а не только пока не вернется Донбасс. В каких условиях это произойдет – другой вопрос. Хотелось бы, чтобы в мирных, а не в условиях боевых действий на Донбассе. Кроме того, большой вопрос, есть ли у нас ресурс, чтобы заниматься одновременно и Крымом, и Донбассом?».

БЕЗ ОСОБОГО СТАТУСА НЕ ОБОЙТИСЬ

«Скорее всего, другого выхода нет. Но вопрос, какой именно «особый статус». Мы бы видели его на основе процессов децентрализации, которые проходят по всей Украине.

Президент говорит, что мы должны подойти к мирному процессу более серьезно и принять новый закон, в котором – дать ответы на все эти вопросы. Но надо понимать: когда люди говорят, что нельзя идти ни на какие компромиссы с врагом, то я хотел бы напомнить, что не наши танки стоят под Тамбовом. А российские танки стоят на Донбассе. И в Крыму. В таких условиях Россия полагает, что она в праве диктовать нам какие-то обстоятельства.

Даже наши внутренние дискуссии в партии сводятся к тому, что мы готовы говорить об «особом статусе» в рамках децентрализации, увеличения полномочий местных общин, а не регионов, не областей или вообще чего-то непонятного, как ОРДЛО».

ЧТО ДЕЛАТЬ С МЕСТНЫМИ ТЕРРОРИСТАМИ, КОТОРЫЕ ВОЕВАЛИ НА СТОРОНЕ РФ НА ДОНБАССЕ

«Это проблема России и этих людей. Захотят выйти вместе с выводом российского вооружения, командных структур и т.д. – пусть выходят. Решат остаться в ОРДЛО без оружия – пусть остаются.

Минские договоренности говорят о «народной милиции». В любом случае, это не формирования с пулеметами, минометами, танками и т.д. Речь не идет о том, чтобы так называемые первый и второй армейские корпуса, которые находятся в ОРДЛО, превратились в «народные милиции».

Местное население, граждане Украины, смогут иметь право участия в работе определённых правоохранительных структур. И логично, что у них будет предусмотренное для этого оружие. Но там не должно быть никаких формирований, которые неподконтрольны, неподотчетны и не под командованием украинской власти».

ЧТО БУДЕТ, ЕСЛИ УКРАИНА НЕ ПРИЗНАЕТ РЕЗУЛЬТАТЫ ВЫБОРОВ НА ДОНБАССЕ

«Все было бы хорошо, если бы государство-оккупант на это согласилось. Выборы – это одно из их принципиальных требований. При всей сложности проведения выборов после деоккупации, в них есть логика. Даже если мы не признаем результаты выборов, мы поймем, насколько представительской является местная власть. Это раскроет определенное поле игры для Украины.

Мы получим хотя бы каких-то представителей, к которым мы сможем относиться хоть немножко терпимо, и с которыми мы сможем позволить себе какие-то формы диалога. В отличие от тех московских назначенцев, которых нам подсовывают сегодня в качестве «лидеров» «ДНР/ЛНР».

Может быть, итоги выборов вследствие вмешательства Москвы для нас вообще никакого значения иметь не будут. А, возможно, мы получим какие-то органы местной власти, с которыми сможем обсуждать бытовые вопросы вроде ремонта коммуникаций и т.д. А на сегодня любой контакт с представителями т.н. «ДНР/ЛНР» создает для нас огромные политические трудности.

Но еще раз я подчеркиваю – я сейчас лишь допускаю условно позитивные сценарии в случае, если мы не признаем результаты выборов, не более того».

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены