ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
1
3
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
1
3
Дорога домой
«Мой город не грязный, а изнасилованный». Донецкая молодежь – об оккупации и Украине (вторая часть)
  14 November 2019 16:32
|
  502

«Мой город не грязный, а изнасилованный». Донецкая молодежь – об оккупации и Украине (вторая часть)

«Мой город не грязный, а изнасилованный». Донецкая молодежь – об оккупации и Украине (вторая часть)

В первой части большого материала «Говорит Донецк: «Пока политики играют, оккупанты используют шанс» жители/жительницы оккупированного Донецка поделились мыслями о том, как живет их родной город, и надеются ли дончане на возвращение мира в Украину. Сегодня в беседе с «Черноморкой» молодежь оккупированного города (от 25 до 35 лет), которая не имеет достаточно ресурса для проживания на мирной территории, и поэтому остается в оккупации, комментирует ситуацию в Донецке, а также делится видением обстановки в Украине в целом. Имена авторов комментариев изменены из соображений безопасности. 

Андрей, 30 лет: «Мой брат учится в вузе на мирной территории, поскольку «дипломы» местных заведений сейчас ничего не стоят. Конечно, хотелось бы, чтобы все было, как до войны, когда, наоборот, к нам в Донецк приезжали учиться студенты со всего мира. Очень неудобно, дорого, долго добираться. У нас малоимущая семья, и на такие бешеные деньги мы пошли только для того, чтобы малый имел возможность получить нормальный диплом, признаваемый в мире. Лично я, исходя из реалий, стараюсь максимально трезво оценивать ситуацию. На сегодня я не всегда могу себе позволить даже короткую поездку на свободную территорию. Образование у меня специфическое, до войны я работал на шахте, не всюду в Украине есть работа. А там, где она есть, не нужен я: «С донецкой пропиской не берем. А то возьмем, а ты поедешь за два месяца, знаем мы вас». Бывало, открыто говорили, что, если бы не прописка, взяли бы, а так – начальство донецких не любит. То есть, с работой не складывается.

В Донецке я работаю, хорошо или плохо, а на жизнь хватает. Кроме того, здесь я собственное жилье имею, семью, маленького сына. Имею возможность помогать родителям, которые никогда в жизни в своем возрасте не бросят дом, хозяйство, своих кошек и собак, и не поедут куда-то в общежитие. Не понимаю, почему некоторые считают, что жить на оккупированной территории – это измена? Получается так, что на меня напали, моя семья жила в подвале во время боев, и мы еще в этом виноваты, потому что раша-ТВ показало якобы «толпу», которая «выступала за отделение Донбасса»? Знаете, я такую ​​одну хорошую привычку имею: верить только в то, что видел собственными глазами, или лично слышал/знаю. Вот тогда я уверен, что это так, а это – не так. Родители с детства учили жить собственным умом. Тем, кого не учили, очень сочувствую, но прошу выводов о нас не делать, не зная ситуации … Мой город не испачкан, он изнасилован, и издеваться над ним не надо …

Надеюсь, что эта война закончится, потому что люди не заслуживают того, чтобы так жить, сидеть в подвалах, гибнуть на растяжках, ходить в школы тропками через минные поля, через «серую зону», и вообще, чувствовать себя оторванными от остального народа. Я хочу, чтобы мой сын рос в безопасности, в нормальной стране, а не в банановой «республике». Люди, не позволяйте себя обманывать. Затем, когда правду покажут, так, как нам сейчас о второй мировой показывают, вам будет очень стыдно за то, что позволили так себе запудрить мозги».

Алина, 27 лет: «Я замужем, имею двух дочерей, работаю в детском саду. Мы с мужем сироты, так с детства друг друга нашли, и заботимся. Нам на четырех хватает на более или менее обеспеченную жизнь, где-то раз в год – отдых (по Украине, конечно). Возможность переезда не рассматриваем, поскольку, во-первых, нет смысла из-за банальной нехватки средств на содержание детей, на жилье, на обычные жизненные потребности. Возможно, если бы были вдвоем, без детей, то мы бы и бросили или продали за копейки (что практически равно одно другому) свою «однушку», и поехали в свободную Украину искать счастья. Но мы ответственны еще за две жизни. И в холодное общежитие или в дом без окон без дверей где-то в деревню, где нет ни работы, ни транспорта, детей не повезем, когда у нас уже есть собственная квартира, откуда никто не выгонит, и есть работа. И я скажу, что знаю людей, которые бы могли уехать прочь, и деньги есть, и возможность найти работу или даже эвакуировать бизнес, или открыть там его с нуля. Но не едут. Почему? Поскольку имеют право, прежде всего. И любят свой город и не хотят его бросать, пока есть такая возможность. И жилье сейчас не очень продашь … Оно дешевое.

Конечно, нам бы не хотелось всю жизнь так жить, будто через забор смотреть на свободную Украину, где нет войны и взрывов, и где наши дети имели бы больше возможностей. И мы сами еще молодые люди, и мы должны больше возможностей, и однозначно больше свободы. Хотелось бы, чтобы снова все стало, как прежде было. Но для этого нужно не только наше желание, но и воля тех, кто развязал войну. Конечно, виновата Россия, здесь не с чем спорить, потому что это они к нам пришли. Но так, как относится к нам украинское правительство – это на голову не натянешь. Нас просто не считают за граждан. Вот поэтому грустно».

Вячеслав, 31 год: «У меня инвалидность, нет части правой руки. Травма на производстве, несчастный случай. Конечно, я не могу найти работу по своей специальности, средств на обучение и переквалификацию я тоже не имею. Зато есть мать после двух инсультов. Она не лежащая, понемногу ходит по комнате, но ее возраст – 58 лет, уже не будет бегать, как говорится … И куда мне ее деть? В принципе, я думаю, большинство из тех, кто после событий 2014 остался в оккупации, особенно, если под обстрелами, имеют одну и ту же причину: некуда и нет денег поехать. Вот и все. Я не могу пересекать линию соприкосновения, чтобы каждый раз подтверждать, что я якобы живу не по эту, а по ту сторону линии. Нет у меня на это здоровья. Поэтому выплат никаких, что мне должно платить украинское государство, я не получаю. Тоже непонятный механизм – неужели нельзя сделать так, чтобы люди могли просто получить деньги на свои карточки, чтоб их там автоматически восстанавливать, ну или бы приезжали, и сами получали? Получается, что – либо переезжай, даже если некуда, или – ты не украинец, гражданин?

А еще думаю, насколько хрупка жизнь, к которой мы привыкаем с детства. Порежьте утром палец – и весь день летит в одно место. А здесь страну порезали на куски. Ясно, что оно всем и каждому болит. И люди между собой дерутся, хотят что-то доказать. А надо бы лучше рассматривать вокруг, потому что завтра может такое случиться, что ты забудешь, что там хотел вчера доказать. Люди нисколько не умеют ценить то, что у них пока есть. Только когда теряешь, понимаешь. А иногда и этого не понимаешь. Вот кто сейчас понимает, что потеря Донбасса – общая потеря? Только когда последствия пойдут по всей стране … и тогда, наверное, во всем будут «виноваты донецкие». Ежедневно об этом думаю. С этого теперь состоит в основном жизни многих людей здесь, в оккупации: читать, думать, ждать».

Леся, 25 лет: «У меня свой маленький бизнес, прошу не раскрывать, потому что здесь очень легко будет меня «вычислить». Не рискну начинать все с нуля где-то еще, и зачем? У меня есть работа, я имею, где жить, есть поддержка и помощь на дому, по Донецку, слава Богу, не стреляют. Куда и зачем мне ехать? Я большая оптимистка по жизни. Не верю в то, что нас отрежут, или сожгут напалмом, или что-то такое же глупое. То сказки рассказывают, чтобы мы ненавидели Киев. Честно скажу, что власть ненавижу, а вот Украину люблю. Я не должна любить власть, или депутатов, и никто не может от меня требовать любить правительство. А вот страну свою родную я очень люблю, и езжу в Закарпатье отдыхать так часто, как только могу, а еще люблю Киев, люблю ездить на Хортицу с друзьями, еще родственники на Полтавщине живут. И Донецк был до войны одним из лучших городов Украины. Это хороший, большой город, как модно сейчас говорить – европейский, но мне больше нравится говорить, что это был хороший украинский город. Так вот, это и сейчас украинский город. И будет, несмотря на то, каких тряпок бы здесь не навесили. Много читаю, не какие-то сомнительные новости, а именно аналитику, мне интересно узнавать, о чем думают те, кто реально разбирается в том, о чем говорит: юристы, экономисты, политологи. И я так понимаю, что вся эта истерика, что сейчас подогревает настроения против Донецка, она закончится, когда после войны начнут реально судить за то, что кто-то настраивает украинский друг против друга. Я уверена, что судить, поскольку некоторые «лидеры мнений», которые в Донецке нормально жили до 30-40 лет, а затем в Киеве неожиданно превратились в ненавистников Донбасса, сейчас производят такое, что просто не понимаешь: они помешались или всегда такие были? Но не хочу никому мстить, не хочу, чтобы дальше лилась кровь, и мне безразлично, взорвут Кремль, или не подорвут. Я хочу мира и спокойствия в Украине, и пока жду, несколько тоже делаю для восстановления мира. А те, кто работает на ненависть, рано или поздно и без меня получат по заслугам. И не буду плакать, когда им дадут лет пять-десять. Потому что заслужили».

Сергей, 35 лет: «Я не еду просто потому, что нет смысла. Да, мог бы, наверное, я одиночка, родители имеют нормальные пенсии, и спокойно проживут без меня. Но я не готов столкнуться с той жизнью, которае есть на подконтрольной территории. Мне кажется, никто не променял бы лучшие условия на худшие, если ничто этому не принуждает. Людей с места срываться побуждают опасность, какая-то угроза или невозможность заработать деньги на неподконтрольной Украине территории. А так, чтобы, как в романе, сорвался в никуда, потому что просто хотелось бросить свое жилье, имущество, город и всю свою жизнь … Ну, извините, я так не могу, и я так не сделаю. Думаю, у людей может быть множество, ну вот просто множество различных причин, чтобы остаться у себя дома, и примерно столько же – чтобы уехать из дома, и никто никому не должен отчитываться. Никто и никому. В 2015-м я еще что-то там кому-то пытался доказать в ВК, «Одноклассниках» и Facebook, но потом понял, что не хочу быть только этаким винтиком, мелкой частью чьей-то большой игры по расколу Украины на два лагеря.

Я не считаю, что на подконтрольной территории живут какие-то глупые, злые люди, которые целыми днями пишут гадость в комментариях людям из оккупированного Донбасса. Я не хочу ссориться с людьми, которых даже никогда не видел, потому что это очень глупо. Но тогда и обо мне не надо составлять глупые легенды, что я «пророссийский сепаратист», поскольку живу у себя дома в Донецке. Потому что это такой же идиотизм, как верить в то, что «украинцы едят снегирей и распинают детей». Я не опускаю, и не собираюсь опускать голову, когда спрашивают, откуда я. Потому горжусь своим городом, и знаю, что он замечательный. Люблю я свой город. А вы свой – что, не любите?».

«Черноморка» в Telegram и Facebook 

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены