ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
5
9
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
5
9
Особое мнение
Волонтер: Крым и Донбасс будут там, где их будут лучше кормить. Они думают желудком
  13 января 2020 14:32
|
  1944

Волонтер: Крым и Донбасс будут там, где их будут лучше кормить. Они думают желудком

Волонтер: Крым и Донбасс будут там, где их будут лучше кормить. Они думают желудком
Об уставших от войны, оккупации Крыма, серых зонах и о том, почему важен ответ на вопрос «Да какая разница?» в эксклюзивном интервью с бывшим офицером киевской полиции.

Пять лет назад крымчанка Сандра Кротевич стала офицером киевской полиции, чтобы на своем примере показать, как страну можно менять к лучшему. Спустя несколько лет службы она поняла, что реформа правоохранительных органов не принесла никаких перемен, особенно – к лучшему. Уволилась, открыла свой маленький бизнес и стала волонтером ЦК «Азов», чтобы продолжать помогать людям.

Ей не безразличны все вопросы, связанные с оккупацией Крыма и российско-украинской войной. Потому что они непосредственно затрагивают историю ее семьи – от потери дома на захваченном Россией полуострове до статуса брата-добровольца, который решил противостоять российской агрессии на Донбассе.

Интересно: Военные учения на фоне скандала: как Путин в оккупированный Крым съездил

О том, как ее изменила служба в полиции, чем сейчас можно повлиять на жителей Крыма и Донбасса и восприятии украинских военных – Сандра рассказала в интервью «Черноморке».

Ты побывала в Золотом-4 незадолго до того, как там началось разведение войск. Расскажи об этой поездке.

Мы приехали на Золотое-4. Привезли гуманитарную помощь. Все расфасовали по пакетам. Заранее наши волонтеры объявили, где и когда будут раздавать гуманитарку. В первую очередь, помощь выдавали людям с детьми. На тот момент шахтеры несколько месяцев сидели голодные, без зарплаты, без ничего. У них не было ни денег, ни продовольствия.

Меня поразила запись визита президента в Золотое. Момент, где он зашел в магазин, посмотрел на полки с продуктами и пошутил вроде «у вас тут все есть, наверное, людям покупать не на что». Люди в этом видео посмеялись. Мне лично было неприятно это слышать. Мы были в этом же магазине, почти в тот же период, который заснят на ролике Зеленского, цены в нем на порядок выше, чем в Киеве. Да, у них есть самое необходимое в магазинах – сахар, хлеб и так далее. У них денег на это нет.

Смотрите также видео визита Зеленского в Золотое:

Что тебя там больше всего удивило?

Поражало, когда люди приходили и спрашивали, есть ли у нас макароны. Много стариков, которые приходили просить сладкое – конфетки или баночку сгущенки. Люди абсолютно маленьких радостей хотят, которые для них выступают как вкусняшки. Денег на вермишель или банальную шоколадку у них нет. Но больше всего меня убило не это.

А что?

Люди, которые пришли и забрали у нас пакеты с едой, рассказывали, что им еще нужно, объясняли, какого они мнения о разведения войск. Я поняла, там люди не понимают, что означает «разведение войск». Они считают, если отвести войска – тут же настанет мир и у них начнется та жизнь, которая была до 2014 года. Они понятия не имеют, что такое «серая зона», что такое «буферная зона». Они не понимают, как это. Им постоянно повторяют, что у них будет мир. Они в это верят.

Также важно: Говорит Луганск: Российская пропаганда действует во всем мире

Наш президент постоянно повторяет, что он хочет, чтобы там у людей был мир. Но все время упускается момент, что мир может наступить или в результате сдачи земли, или после того, как битва за эту землю будет выиграна. Если отвести войска – это будет не победа. Улучшение жизни от этого не наступит. Улучшение жизни наступит после того, как украинские войска продвинутся вперед по своим же землям. Только если полностью освободить нашу землю – люди заживут лучше. Если по ним перестанут стрелять. Мы пытались объяснять, что, если наши войска отступят и люди окажутся в серой зоне, мы, банально, перестанем им возить еду, одежду и лекарства.

И как?

Никак. Люди хотят не просто мира. Они хотят той жизни, которая у них была до войны. Они не понимают, что серая зона не вернет ту жизнь, которая была до 2014 года. Отход войск не даст безопасности и достатка.

Получается, постоянная спекуляция миром стирает в людях на Донбассе смысл этого понятия?

Именно. Слово «мир» для них больше непонятно. Люди не понимают, что такое мир. Они просто хотят жить так, как мы сейчас живем в Киеве. Я их в этом прекрасно понимаю. Я тоже хочу, чтобы они жили так, как мы живем в Киеве, Львове и остальных городах, которые, благодаря нашим военным, не почувствовали то, что пришлось пережить жителям востока Украины за последние пять лет.

В Луганской области были люди, которые приходили к нам, брали пакетики с гуманитаркой со словами: «Нам не нужны ваши подачки. Я живу то тут, то там, мне это не надо». Тогда зачем ты за ними приходишь? Было обидно, потому что этот пакет с едой мог получить более достойный человек, которому действительно нужна помощь. А то, получается, ты пришла, взяла помощь у «бандеровцев-укропов», и у тебя хватает наглости нам в лицо, в присутствии военных и полиции, говорить: «У меня брат в “ЛНР”, тут скоро тоже “ЛНР” будет»? Меня тогда так задело! И ты ничего ей сделать не можешь. Нет закона, который бы позволял человека после таких заявлений задержать до выяснения обстоятельств. Я бы такие настроения называла сепаратизмом.

Представь, что вот сейчас война закончилась. Как мы вместе дальше будем жить с этими людьми?

Я уже об этом думала. Не знаю. Более того, я не знаю, как мы с ними жили раньше. Я всегда говорила, что наш народ – самый лучший, самый воспитанный, самый грамотный, самый патриотичный. Поэтому, когда все это начиналось, для меня это было почти смешно. Казалось, что сейчас наши быстренько их задушат – и все. Оказалось, что нет.

Посмотри на пример Крыма. Когда мне рассказывают, каким несчастным был Крым, когда был украинской автономией, я всегда спрашиваю: в чем конкретно было несчастье? Ущемляли русский язык? Неправда. Все школы были русскоязычными. Одна была украинской, и в нее очереди были такие, что не представляю, что нужно было сделать, чтобы попасть туда учиться. Люди хотели туда идти туда учиться.

Интересно: Говорит Крым: Россия пытается своей пропагандой заменить нам хлеб

Когда произошла (незаконная – ред.) аннексия – это была спекуляция на людях, реализованная через телевизор. Мне мама рассказывала, что когда они смотрели то, что телевизор показывал про Майдан, то все выглядело как восстание ненормальных националистов, которые приехали из Львова в Киев, чтобы устроить кипиш. И дальше – уехать в Крым, чтобы там начать убивать, грабить и насиловать. При этом никто ничего им сделать не может, потому что даже президент Янукович собрал манатки и сбежал. Это было удивительно.

Есть мнение, что оккупация Донбасса начиналась с того, что Россия хотела отвлечь всеобщее внимание от Крыма. Удалось, как тебе кажется?

Очень даже. Если за пять лет правления Порошенко про Крым худо-бедно, но вспоминали, то сейчас про него забыли. Если у меня в 2015-2016 году еще была надежда, что через 5-10 лет Крым вернется, то сейчас я уверена, что этот вопрос забыт.

Больше не веришь скорое в возвращение Крыма?

Нет. Он будет под влиянием России еще очень долго. До того момента, пока не умрет Путин, Крым 100% будет под Россией. Умрет Путин – не знаю. Если там будет более слабый лидер и люди увидят, что с Украиной быть выгоднее – возможно что-то изменится…

С момента твоей работы в полиции ты стала заметно острее и принципиальнее в своих реакциях…

Я тогда надеялась и верила, что можно изменить страну. Я очень разочаровалась за время работы в полиции. Я разочаровалась в людях, в первую очередь.

Людях в полиции?

В целом. Когда говорят, что в полицию понабирали непонятно кого с улицы, то я прошу обратить внимание: понабирали с улиц, города, в котором вы живете. Вы ничем не лучше тех, кого понабирали в полицию. Это – во-первых.

Во-вторых. Когда некоторые говорят, что «вон тот парень должен жить по законам, а я – не буду», то у меня возникает вопрос: а ты чем лучше? Носишь паспорт этой страны, то, будь добр, соблюдай ее законы. Я сильно изменилась из-за того, что повидала много разных людей и меня это задело. Почему я должна жить по правилам, а кто-то себе позволяет этого не делать?

Президентские и парламентские выборы меня просто убили. Еще один момент – с ветеранами. Когда ветеранов в Золотом называли «група озброєних людей, яка не має права тут знаходитись, але знаходиться»… Почему в 2014 году добровольцам никто не говорил, что не надо сидеть на Донбассе в окопах с оружием в руках, надо бросать это дело и ехать домой? Почему никто не возмущался, что добровольцы шли вас защищать, но вас это возмущает спустя пять лет? Это же те же люди.

К ветеранам изменилось отношение?

К ветеранам изменилось отношение, потому что люди хорошо живут. Ветераны – это те люди, которые в 2014 году оставили свои семьи и добровольно взяли оружие в руки и пошли защищать свою страны. В самые тяжелые времена они бросили все ради нашей защиты, чтобы мы могли в Киеве спокойно сидеть в кафе, пить кофе и у нас над головой не летали «Грады».

В 2014, 2015, 2016 годах защищали наш сон. Сейчас эти люди ушли на отдых, пережив очень многое. Они называются ветеранами. Они выполнили свой гражданский долг и сейчас живут в мирных городах со своими семьями. Когда они видят, что мы возвращаемся в 2014 год и можем оказаться в той ситуации, в которой были тогда, они не могут сидеть спокойно. Они готовы ехать защищать те точки фронта, которые опять могут оказаться под угрозой прохождения российских войск. Это – нормально. Не понимаю, почему они начинают считаться каким-то злом. Именно вот это, за счет отсутствия поддержки государства, говорит о том, что ветеранов пытаются уничтожить и втоптать в грязь.

На бытовом уровне ты изменения в отношении к ветеранам видишь?

Да. Раньше в Киеве люди, встретив в метро человека в форме, подходили и говорили «спасибо», то сейчас реагируют безразличием. Человека в форме могут толкнуть, могут проигнорировать. Отдельная история – маршрутки и УБД. Ветерана с удостоверением, которому водитель незаконно отказывает в проезде, люди просто начинают грызть, потому что он их задерживает. Люди забыли о том, что этот человек их защищал. Просто потому, что они не считают, что это – их защитник, потому, что они думают «я тебя туда не посылал».

С телеканалов пропала социальная реклама, которая раньше крутилась в поддержку наших военнослужащих. Если до этого впервые за 28 лет независимости у нас быть военным стало модным, то сегодня это уже не модно. Мы снова возвращаемся в «совок», когда армию разваливают постоянно. Нам пытаются вбить в голову, что нам не нужна армия, нам не нужна военная техника, что нам ничего не угрожает.

Уважение к полиции ты сейчас видишь?

Уважение к полиции сильно упало. Поначалу, первые полгода-год, оно было. Сейчас упало, потому что полицейские ведут себя, мягко говоря, некрасиво. Я сама присутствовала при нескольких таких моментах, делала замечания, я задавала вопрос: «Ты зачем пришел в полицию?».

Мы, когда пришли в полицию, пытались завоевать доверие, помогать людям и делать все максимально в рамках закона. Все, что мы сделали, эти полицейские просто закопали. К сожалению, у нас полицейские не понимают, что сто добрых дел легко перечеркнет одно плохое. Мое личное мнение – сейчас полиция опускается еще ниже, чем было.

Вся или только патрульная?

Вся. В райотделах я не увидела особых изменений, работая с ними. Их в принципе не было. Возможно, были перетасовки. Но изменений не было. Суды тоже не реформированы, это не способствует соблюдению законов.

Как можно говорить о каких-то изменениях, стремлениях к чему-то, если люди в системе не хотят работать? Все начинается с райотдела, который банально не хочет что-то объяснять или как-то помогать людям или просто отпускают задержанных, потому что не хотят ими заниматься. С соцслужб, которые не реагируют на насилие в семье.

Ты после работы в полиции укрепилась в своем стремлении жить по правилам?..

Все говорят, что я сильно изменилась. Я стала жестче, чем была. Возможно, и принципиальнее тоже. Если я живу, соблюдая законы, то вокруг меня тоже все должны жить, соблюдая законы. Это – правильно. Не хочешь жить по законам и правилам – не живи здесь. Тебе не нравится Украина – тебя тут никто не держит. Пусть в Украине останутся те, кому нужна эта страна, кто хочет ее развивать, и кто не начнет завтра кричать, как хорошо живется в России, Америке или еще где-то. Потому что переубедить всех, кто кричит, что где-то лучше или не заинтересован в Украине, невозможно.

Это тебе показал опыт и Крыма, и Донбасса?

Да. Думаю, сейчас Донбасс и Крым хотят разного. Донбасс нужно накормить и дать там людям то, чего они хотят. При этом объяснить, что мир и процветание наступят только после того, как наши войска пройдут вперед и оттеснят пророссийских боевиков к границе.

А что нужно Крыму предложить?

Крыму сейчас ничего нет смысла предлагать. Они за пять лет умудрились наладить быт. С ними решить какие-то вопросы сейчас не получится. Но если наше политическое руководство страны сейчас начнет принципиально заниматься экономикой и поднимать страну экономически – Крым сам захочет вернуться.

Крым и Донбасс будут там, где их будут лучше кормить, где будут выше пенсии и лучше оклады у госслужащих. Там живут люди, у которых нету принципов. Они думают желудком.

Почему для тебя идея – это важно?

Это моя страна, я тут родилась. Почему кто-то может позволить себе прийти сюда и что-то тут наломать? Когда-то очень хороший демотиватор по интернету гулял: «Пришла Анна Киевская к московскому царю, а царя – нет. И Москвы тоже нет». Потому что что такое современная Россия? Искусственно созданная территория. В России тоже наши есть земли. Но мы же их не просим нам отдать Тюмень. Мы вообще ничего не просим у них. Мы просто хотим, чтобы нас – независимое суверенное государство – не трогали!

Ты устала от войны?

Да я не от войны устала! Я от тупости людей устала! Я устала от того, что происходит в нашем государстве. Я устала от необразованности людей. От войны у нас могут устать только люди, которые не имеют к ней никакого отношения вообще. Эта война закончилась бы еще в первый год, если бы у нас было единство народа. У нас же – каждый сам за себя.

Я хочу закончить войну больше, чем многие из тех, кто от нее устал. Я хочу, чтобы моя семья жила нормально. Хочу, чтобы мой брат развивался и строил свою личную жизнь, а не постоянно защищал страну на фронте. Да, я хочу нормальной жизни. Но я хочу нормальной жизни в сильной стране.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

Фото: Ростислав Лабенский

© Черноморская телерадиокомпания, 2020Все права защищены