ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
2
9
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
2
9
Особое мнение
«Добровольно пошел в ад»: история патриота, трижды побывавшего в плену террористов «ДНР»
  02 июля 2020 13:26
|
  5397

«Добровольно пошел в ад»: история патриота, трижды побывавшего в плену террористов «ДНР»

«Добровольно пошел в ад»: история патриота, трижды побывавшего в плену террористов «ДНР»

Внимание медиа к политическим заключенным, которые находятся на временно оккупированных территориях Донбасса, в Крыму или в России часто заканчивается в момент их освобождения.

И это логично: бывшим узникам Кремля на самом деле больше нужна медицинская и психологическая реабилитация, чем усиленный интерес со стороны СМИ.

Уже после обретения приставки «экс» около своего грустного титула политзека каждый из числа этих героев сам решает свою публичную судьбу: быть на слуху, как, например, Олег Сенцов, или уйти в тень, как сделало большинство после освобождения.

Вспомните: Как оккупация полуострова повлияла на судьбу крымского активиста Майдана Александра Костенко?

Но есть и третья категория. Люди, которые несмотря ни на задержания, ни на пытки, ни на обмены все равно возвращаются к тому, что они запланировали с самого начала.

Как, например, 29-летний патриот Украины Григорий Синченко, который вопреки всему продолжает свою борьбу с российским оккупантом и подконтрольными ему террористическим марионеткам из «Л/ДНР» на территории своего родного Донбасса.

На днях парень уже в третий раз попал в руки боевиков, и на этот раз ситуация выглядит очень и очень серьезной.

Важно: Русское поле экспериментов: Июньские хроники выживания в оккупации

Недавно медийный резонанс помог тому, что вопиющая история с похищением Евгении Йепес-Винуэсы террористами в Донецке имела счастливый конец.

Поэтому сейчас «Черноморка» рассказывает в подробностях историю Григория Синченко, также надеясь что публичная огласка поможет этому делу.

ПЕРВОЕ ЗАДЕРЖАНИЕ

Мама Григория Татьяна Гулевская рассказывает, что парень из Донецка, там семья жила до оккупации.

Он учился на политолога в Таврическом университете в Симферополе. Когда Россия захватила Крым, отказался писать заявление на поступление в российский вуз, и его отчислили.

«Он переехал в Херсон и там работал. Он машины умеет ремонтировать, окна ставить, двери… То есть работа разовая, но ему еще помогало то, что у него была пенсия по инвалидности. Когда срок действия справки об инвалидности закончился, он попытался ее продолжить в Херсоне, а когда не получилось – поехал в Донецк. Там пошел в больницу, пролечился, получил справку. Но уже не вернулся, потому что попал в партизанский отряд и 2 декабря 2016 года был арестован. Его обвиняли в партизанской деятельности, незаконном хранении оружия, подрывах», – рассказала она в интервью Укринформу в январе 2020 года.

Читайте также: Юрий Луканов: Ужасы Крыма – это то, что может быть с нами всеми при власти Путина

Женщина добавила, что у террористов были доказательства участия Григория в диверсионной деятельности.

«Тогда взяли Гришу и еще кого-то из того отряда. Их сильно пытали, и они рассказали о своих акциях и о тайниках. В подвале нашего дома был тайник со взрывчаткой, его выкопали. Гриша умел делать бомбы. В их отряде был парень, который до этого служил в ВСУ подрывником, он их научил», – сказала Татьяна.

«Мы его искали месяц. Больницы все оббегали. Второго декабря я была в Москве, где тогда работала. Мама мне позвонила и сказала, что Гриша пропал и из дома все вынесено. Ей об этом сообщили наши соседи. Через четыре дня я вернулась, и мы вместе начали искать. Я раньше работала врачом, и просила коллег сообщить, если вдруг что-то узнают о моем сыне. Так мне позвонили, когда его привезли умирать, с разорванным легким. Но в больнице его не оставили – дали медикам вставить дренажную трубку и снова забрали в СИЗО. Когда мы с мамой прибежали, его уже не было. Нам сказали, когда должны привезти снова, чтобы мы могли прийти и хотя бы покормить его. Мы дежурили там целую неделю, но наши телефоны прослушивались и, видимо, из-за этого Гришу в больницу больше не привезли, меняли трубку в СИЗО», – вспомнила Гулевская.

Интересно: Журналистка из «ЛНР»: От каждого стука в дверь дергаюсь – а вдруг за мной пришли?

ОБМЕН

Фото: pravda.com.ua

По совету других женщин, чьи дети находились в плену террористов, Татьяна подала на подконтрольной территории заявление в полицию о пропаже человека, а после этого обратилась в СБУ.

Другие бывшие политзаключенные рассказывали маме Григория, что ее сын еще в плену заявлял о желании отомстить.

«Грише приходилось в одиночной сидеть, а потом их уже по двое держали, видно, камеры были переполнены. И когда я недавно встречалась с Игорем Козловским (историк-религиовед, освобожденный политзаключенный – ред.), он мне сказал: да, Гриша еще там, в тюрьме, говорил, что обязательно отомстит. А Гриша такой человек, что если сказал, то обязательно сделает. Хоть над ним и посмеивались», – сказала она.

В итоге в декабре 2017 года Григорий вместе с 74 пленниками, которых тогда обменяли, вернулся в Украину.

После этого парень находился в Киеве на лечении.

«А потом ему дали комнату в модульном городке для переселенцев в Харькове. Я приезжала к нему, привозила деньги, которые мы накопили, предлагала приобрести квартиру. Но он отказался… Гриша говорил, что больше всего он хотел умереть. Потому что это боль, которую невозможно пережить. Когда тебе к половому органу подводят ток, когда по шесть часов мой сын висел на наручниках, его сильно били», – заявила Гулевская в интервью Украинской правде.

Читайте также: «Я не верю, что это – на самом деле». Две пенсии, жизнь на войне и двойные стандарты

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ДОНЕЦК И ВТОРОЙ ЗАДЕРЖАНИЕ

Татьяна не рассказывает, когда точно ее сын вернулся во временно оккупированный Донецк.

«Он из Харькова поехал в Белгород, оттуда – в Ростов. А потом пешком прошел 50 километров. Не знаю, как он это сделал, у него с детства проблемы с позвоночником, кости таза немного перекошены. И, когда он много идет, у него все болит. Он рассказывал, что ночью шел, а днем прятался. Гриша пришел домой и начал готовиться. Он сделал не одну акцию», – сказала женщина.

«Когда я просила сына: «Не ходи туда, бог их накажет». Он отвечал: «У бога нет других рук кроме наших». Он говорил, что хочет отомстить больше жизни. Я человек верующий, а Гриша – нет. Мы с мамой молились, чтобы только никто не погиб от его рук. И чтобы он был жив. Когда он во второй раз вернулся в Донецк, я ходила, как мертвая. Потому что когда твой сын не хочет жить и идет в ад добровольно, то живешь и не понимаешь, зачем ты жива. Я уже несколько раз умерла», – добавила Гулевская.

Она также подтвердила, что ее сына задержали за подрыв базовой станции нелегального мобильного оператора «Феникс».

«Да, 27 октября. Это недалеко от того места, где мы живем в Донецке. Он с террикона все это снял. Еще до этого, в сентябре, к моей маме приезжали из (так называемого – ред.) “управления по борьбе с организованной преступностью”, искали Гришу», – добавила Гулевская.

Важно: «Полицейский» из «ЛНР»: Здесь царит нищета, бесправие и безысходность

В это время она с Григорием была в своей квартире в Донецке.

«У нас было не больше 15 минут, пока машина доедет от Ларино. Я сказала сыну срочно собраться. У него всегда был приготовленный рюкзак, он его быстро взял и ушел. Через какое-то время они приехали ко мне. Пистолетами стали стучать в дверь – она у меня железная, на окнах решетки, потому что я на первом этаже живу, – требовали открыть. Я начала притворяться, что не знаю, кто они и зачем приехали, пыталась выиграть время для Гриши. Тем временем спрятала телефон. Но не успела, не догадалась из-за стресса удалить наши с Гришей разговоры в Skype. Боюсь, наша переписка впоследствии попала к ним», – сказала женщина.

«Мы его ждали месяц. Я вернулась в Харьков. Уже стало холодно, и я переживала, потому что он прятался в посадке. Это было опасно, его с дронами искали. Я с ним переписывалась через Skype, но он не сообщал, где он. Говорил только, что у него еще есть «подарок для оккупантов», и пока он все не выполнит, не вернется», – вспомнила она.

31 октября 2019 года мама Татьяна сообщила ей о задержании Григория террористами.

«Мама позвонила мне в Харьков и сказала, что Гришу привезли в наручниках, всего в крови. Пятью машинами приехали, «УБОП», «МГБ», с автоматами, переполошили всю улицу… Мама спросила у него: что ты сделал? А он: «Я много чего сделал». То есть он этого не скрывает. И если он это берет на себя, то какой смысл мне тут молчать? Его нашли в посадке и с вещественными доказательствами привезли к маме. Проводили у нее обыск. У Гриши при себе была палатка, сухой паек, теплые вещи. Его так и привезли, а потом забрали», – сказала Гулевская.

Читайте также: Исповедь бывшего боевика «ЛНР»: «Русский мир» – это просто кидалово

ПОБЕГ

21 мая так называемые «средства массовой информации», которые подконтрольные боевикам, распространили информацию о розыске Синченко за «совершение тяжкого преступления».

Тогда мама Григория заявила, что ее сын сбежал из застенков террористов.

«Представители “спецслужб” были дома у моей мамы. Угрожали ей, мне, сыну, говорили, что если найдут, не выпустят живым», – рассказала Гулевская.

Важно: Мама украинского добровольца: Я живу не «у оккупантов», а в своём родном доме

На фото, которое демонстрируют спецслужбы на телеканале, на лице Григория видны следы ожогов, из-за этого Татьяна делает вывод, что террористы вновь подвергали ее сына пыткам.

Фото: belsat.eu

ТРЕТЬЕ ЗАДЕРЖАНИЕ

В конце июня террористы в третий раз поймали Синченко.

«Григория схватили в понедельник, 29 июня. Такую информацию предоставил наш адвокат, который находится в Донецке. По его данным, моего сына сейчас удерживают на территории местного ИВС (изолятор временного содержания – ред.), но точной информации о его местонахождении нет», – рассказала Татьяна Радио Донбас.Реалии.

Неделю назад боевики также задержали 26-летнюю сестру Григория Синченко Ольгу, сообщила Гулевская. Девушку допрашивали, ведь думали, что она что-то знает о брате. Однако на связь он выходил только с мамой.

«Мы переживали, что Григория могли даже убить. Но на самом деле он чудом сбежал. Несколько раз звонил мне – просил помочь с возвращением на мирную часть страны. Во вторник, 30 июня, ему должны были передать вещи, необходимые для возвращения, однако накануне сына снова схватили. Мы боимся, что ему грозит физическая расправа и очередные пытки», – сказала женщина.

Читайте также: Отсутствие тестов, скрывание правды о коронавирусе и запугивание «наступлением ВСУ»: как выживают оккупированные территории после закрытия КПВВ

«Черноморка» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2020Все права защищены