ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
2
7
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
2
7
Особое мнение
«Честные выборы на Донбассе – только по нашим законам»: глава МИД про «план Зеленского», «формулу Штайнмайера», НАТО и санкции против РФ
  23 сентября 2019 17:47
|
  631

«Честные выборы на Донбассе – только по нашим законам»: глава МИД про «план Зеленского», «формулу Штайнмайера», НАТО и санкции против РФ

«Честные выборы на Донбассе – только по нашим законам»: глава МИД про «план Зеленского», «формулу Штайнмайера», НАТО и санкции против РФ

Политическая перезагрузка в Украине состоялась: у нас новый президент, парламент и правительство. И пока внутри страны не утихают споры о том, называть ли их всех дилетантами, новичками или технократами, и глава государства, и Рада, и Кабмин все больше углубляются в работу. Или, как минимум, создают ее видимость.

В частности, президент Владимир Зеленский уже скоро полноценно выйдет на внешнеполитическую арену, где не за горами встречи с Дональдом Трампом и Владимиром Путиным. Обе будут непростыми: первая из-за громкого скандала вокруг того, что президент США якобы требовал от своего украинского коллеги возбудить уголовное дело против Данкана Хантера – сына Джо Байдена, который может стать одним из главных конкурентов Трампа на предстоящих выборах-2020.

Чем будет сложна встреча Зеленского с нынешним хозяином Кремля объяснять не надо. Как минимум, одним из самых острых вопросов переговоров станет все еще таинственная и непонятная «формула Штайнмайера». «Черноморка» уже разбиралась вокруг ее нюансов, пытаясь погасить мощную волну «зрады», накрывшую просторы украинского сегмента интернета и соцсетей.

Огромную работу также проделала «Европейская правда», которая пообщалась с министром иностранных дел Вадимом Прийстайко. Глава МИД рассказал про «план Зеленского», судьбу санкций Запада против России, стратегию Украины по вступлению в НАТО, выборы на Донбассе, а самое главное – наконец-то полный текст «формулы Штайнмайера» стал достоянием общественности.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ПОСЛЕДНЕЙ РЕДАКЦИИ «ФОРМУЛЫ ШТАЙНМАЙЕРА»

«Закон вступает в силу в 20:00 по местному времени в день голосования на досрочных местных выборах в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, которые назначены и проведены в соответствии с Конституцией Украины и специальным законом Украины, регулирующим проведение местных выборов в упомянутых районах. Он будет действовать на временной основе до дня публикации окончательных выводов миссии БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами, на основе сложившейся практики БДИПЧ ОБСЕ, о соответствии в целом досрочных местных выборов стандартам ОБСЕ и международным стандартам демократических выборов, а также украинскому законодательству, в котором содержится ответ на вопрос, согласованный в Нормандском формате, одобренный в Трехсторонней контактной группе и направленный Украиной в ее приглашении и Действующим Председателем ОБСЕ Директору БДИПЧ.

Этот закон продолжает действовать на постоянной основе в случае, если в окончательном отчете БДИПЧ ОБСЕ в соответствии с установившейся практикой приходит к выводу о том, что досрочные местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей были проведены в целом в соответствии со стандартами ОБСЕ и украинским законодательством, отвечая на вопрос, согласованный в Нормандском формате, одобренный в Трехсторонней контактной группе и направленный Украиной в ее приглашении и Действующим Председателем ОБСЕ Директору БДИПЧ».

УКРАИНА СОГЛАСИЛАСЬ НА «ФОРМУЛУ ШТАЙНМАЙЕРА»?

«Украина согласилась на четко выписанные формулировки, которые обсуждали советники.

Вообще эта формула обсуждалась еще с 2015 года и нашла отражение в письме двух министров – немецкого и французского. И это то, что у нас широко называется «формулой Штайнмайера».

Но сейчас, в сентябре 2019 года, советники «нормандской четверки» согласовали не «формулу Штайнмайера», а согласовали иную четкую формулировку. В ней также говорится, что закон об особом статусе применяется on temporary basis, то есть на временных условиях, с момента проведения выборов, а на постоянной основе он начинает действовать после признания БДИПЧ ОБСЕ того, что выборы соответствуют высоким стандартам.

Как видите, никаких идей о границе, о наличии или отсутствии вооруженных формирований эта формулировка не определяет. И о том, что Пристайко согласился на проведение выборов под дулами автоматов Калашникова, там также ничего нет».

ЧТО ПРОИЗОШЛО НА ВСТРЕЧЕ ТКГ В МИНСКЕ

«В Минске Трехсторонняя контактная группа действительно выполнила указание «нормандской четверки» о письменном согласовании текста этой формулы. Они действительно должны были это сделать, но возникло техническое недоразумение в самой Трехсторонней контактной группе. А еще, действительно, представитель Украины выразил определенные замечания, которые, я думаю, будут обработаны позже.

Возможно, к этому тексту, который обсуждается на Трехсторонней контактной группе, будет что-то добавлено или убрано – ведь именно для этого им и передали этот текст, чтобы они с ним работали. Во что он превратится – или он останется без изменений, или что-то будет добавлено – это должна решить Трехсторонняя контактная группа».

ЧТО УКРАИНА ХОЧЕТ ИЗМЕНИТЬ В «ФОРМУЛЕ ШТАЙНМАЙЕРА»

«Безусловно, мы хотим что-то изменить. Мы же понимаем, что та общая формулировка, о которой мы договорились, вызывает очень много трактовок. Это всегда происходит на минских переговорах – все начинают трактовать по-своему, чтобы ты не подписал, которое бы слово ты не использовал.

Но сейчас это не задача ни «нормандской четверки», ни МИД – это задача передана Трехсторонней контактной группе. Вот как они переформулирует более точно, мы тогда получим, посмотрим, что произошло с нашим предложением и можем ли мы это предлагать лидерам для того, чтобы они встречались».

О НАБЛЮДЕНИИ БДИПЧ ОБСЕ ЗА ВЫБОРАМИ НА ДОНБАССЕ

«У меня, как у дипломата, всегда есть сомнения в стопроцентности чего угодно. Но единственная общепризнанная оценка честности выборов, которая существует в мире – это та, которую дает БДИПЧ ОБСЕ.

Вспомните все прошедшие выборы в Украине: мы с вами можем сколько угодно утверждать, что наши выборы – самые честные в мире. Но для всех признание их честности происходит, только когда ОБСЕ скажет: «Да, в принципе, нормально».

Есть определенный риск из-за того, что решение принимаем не мы, а международная организация, которой мы якобы все доверяем, но понимаем риски.

Однако я просто не вижу, как иначе можно решить эту проблему.

Честные выборы на Донбассе возможны, только если они будут проводиться нами по нашим законам. Чтобы наша ЦИК, наше казначейство зашли туда для оплаты, наша спецсвязь установила серверы и обеспечила передачу протоколов в электронном виде, чтобы были наблюдатели, чтобы в выборах участвовали все партии, которые захотят, а «Украинская правда» и «Европейская правда» были допущены для наблюдения на любой участок.

Это единственный путь, когда мы с вами сможем сказать, что мы убеждены: свобода украинцев достаточно честно отражена в этом голосовании».

КАК БУДУТ ГОЛОСОВАТЬ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ

«Это должны определить Рада и ЦИК, я не хочу заходить на их поле. МИД или правительство могут только выразить свои ожидания или, скажем, рекомендации.

Мне кажется, что было бы справедливо, чтобы люди, которые из-за войны были вынуждены переселиться и при этом не теряли связь со своей малой Родиной, также выбирали новую местную власть. Ведь мы рассчитываем, что они вернутся домой, а, следовательно, эта власть будет руководить теми людьми, и они должны повлиять на их избрание.

Но если вы спросите, каким образом мы их перевезем или как для них провести выборы – это колоссальная проблема. Мы ее не решим даже в мирное время.

И таких вопросов – множество. Например, сколько избирателей, кто составляет списки, кто их проверит?

Всего этого нет в той формуле, которую мы согласовали, потому что в ней есть только то, что «особый статус» вводится в момент проведения выборов.

А каким образом должны быть проведены выборы, как они должны быть организованы – это совсем другая дискуссия, которая должна состояться, но не между дипломатическими советниками».

ПРО «ПЛАН ЗЕЛЕНСКОГО» ПО ДОНБАССУ

«Формула Зеленского постепенно насыщалась символами и смыслами, но изначально предполагала, что мы, если на английском, reaching out to our own people beyond the touch line, то есть мы стараемся… Здесь нет четкого перевода.

Я, когда был в Верховной Раде, пытался найти, как это правильно перевести. Дотянуться до умов, и голов, и сердец? Но так получается не совсем понятно, что имеется в виду… Влияние – это такое насилие, это человек сразу отвергнет. Я не хочу использовать это слово, потому что нам скажут: «Ага! Вы на нас НЛП хотите использовать!»… Общения мало, мы хотим reaching out в более широком смысле.

Мы восстановим выплату пенсий. Мы восстановили оплату услуг, которые мы предоставляем, то есть нам с той стороны платят за воду. Сейчас мы готовимся заменить приказ о списке товаров, которые людям разрешено перевозить через контактную линию, на список того, что запрещено перевозить. Это обязательно будет сделано, но для этого нужны определенные шаги – потому что сейчас действует так называемая блокада, введенная решением СНБО, и изменить ее должно другое решение СНБО.

Мы не отменяем блокаду. Возвращение предприятий является предпосылкой ее отмены.

Но есть блокада предприятий, а, например, товары ежедневного потребления, для наших граждан. Даже с точки зрения экономики, почему мы не можем продавать туда наши товары? Пусть на полках стоит ряженка с украинским флагом, а не российская или белорусская, правда?

Ну и другие элементы – мост в Станице Луганской, обмен пленными и т.д. – все это элементы «плана Зеленского», который сейчас формируется».

КОГДА СОСТОЯТСЯ ВЫБОРЫ НА ДОНБАССЕ

«В идеале – я хочу подчеркнуть, потому что постоянно повторяю это слово в заявлениях, а оно из новостей постоянно выпадает – в идеале, мы должны провести выборы на всей территории Украины. Когда у нас будут следующие выборы. 2020? Прекрасно. Месяц и дату пусть определяет ЦИК.

Если завтра начать разводить силы по всей линии разграничения, как предлагает Зеленский, например, сначала три участка, а затем все 400 км. Если послезавтра начать разминировать, убирать фортификационные сооружения, выводить танки, пушки, наемников и все остальное. Давайте попробуем

Если мы с вами столкнемся с тем, что нельзя – значит нельзя. И именно поэтому я употребляю слово «в идеале», прошу и напоминаю еще раз, что «в идеале», если реальность будет не идеальна, значит, мы не успеем провести выборы. Вот и все».

ПРО ПЕРЕГОВОРЫ ЗЕЛЕНСКОГО С ПУТИНЫМ

«Были телефонные разговоры, которые в основном касались обмена. Их было три за все время. Есть люди, которые приобщены к этой работе. Это тоже правда.

Президент Зеленский, как и его предшественник, кстати, рассчитывает не только на помощь министра иностранных дел, но и на советы других людей. Есть внешнеполитический советник, который формально имеет должность заместителя главы администрации, есть советники, которые работают на отдельных направлениях, кто выполняет специальные отдельные поручения.

А что касается переговоров с Путиным, о которых вы упомянули, то на последнем телефонном разговоре я был, а на предыдущем я не был, так как сидел в Раде и ждал своего назначения. Просто физически иногда не получается присутствовать – и не всегда это «зрада» или мятеж».

ПРО ВОЗМОЖНУЮ ОТМЕНУ САНКЦИЙ ЗАПАДА ПРОТИВ РОССИИ

«Украинская дипломатия не наивная и понимает, что каждая страна преследует, в первую очередь, собственные интересы. Если эти интересы совпадают с нашими, и они формируются в определенные ценности, которым мы тоже отвечаем, тогда мы движемся в одну сторону. Но, к сожалению, не всегда это так совпадает.

И мы, в частности, видим влияние этого несовпадения на санкции. Мы все увидели это на примере ПАСЕ, когда единственным объяснением, которое нам давали, было то, что российские граждане сохранят доступ к европейскому правосудию.

Что ж, пожалуй, теперь, после избиения и разгона демонстраций в России этим летом, все удовлетворены, ведь российские власти предоставили гражданам повод воспользоваться такой возможностью.

Те, кто с нами были изначально – они не изменили своей позиции. А другие до сих пор не слышат наших аргументов о том, что вот, видите, есть результат. И медиа в этих странах весьма по-разному относятся к ситуации, которая возникла, их порой удовлетворяет объяснение о «доступе российских граждан в суд». Для некоторых это выглядит очень либеральным и правильным шагом.

И вопрос не только в ПАСЕ. Санкции – это целостный механизм. Если кто-то из лидеров начинает ездить в Россию или приглашать Путина сесть за стол большой восьмерки, девятки, десятки – это тоже вопрос санкций. Решение ПАСЕ, приглашение на заседание ОБСЕ представителей так называемых крымских организаций – все это провалы, рассыпания, отпадения кусочков большого санкционного механизма.

Все это – деградация санкций.

И мы обеспокоены, когда нам говорят: «Ну, как же? Вот санкции переутвердим, там последний раунд еще на полгода». Мы говорим: возможно, и переутвердите, но идеологически санкции начинают разваливаться.

Одна из идей наших зарубежных партнеров, которая не находит понимания ни у украинского правительства, ни у украинцев – это постепенное снятие санкций за постепенное продвижение в исполнении «Минска». Эта идея действительно выдвигается нашими западными партнерами, и нам она не нравится».

ПРО ВЫДАЧУ ЦЕМАХА РОССИИ

«Когда Нидерланды принимали решение о референдуме об ассоциации между Украиной и ЕС, то Цемаха никакого не было.

Каждое решение – это потеря где-то и неполучение чего-то. В этом конкретном случае были проведены сложные расчеты, и глава государства решил, что ценность наших людей выше, чем возможные теоретические потери из-за Цемаха.

Мы подробно говорили с голландцами перед выдачей. Я лично говорил с руководством МИД, четко объяснив нашу позицию. Президент поговорил с премьер-министром. Сейчас у нас запланирована встреча в Нью-Йорке.

Нидерландам может не нравиться, что они не получили то, что хотели. Но сейчас я уже слышу, что мы с ними не общаемся – а это неправда.

Мы передавали нидерландской стороне право проводить это расследование, дали полный доступ и будем уважать решение, которое они примут. Но почему они его принимают так долго – это вопрос не к нам.

Вот, например, по тому же Цемаху. Заседание суда по делу MH17 запланировано на март следующего года. Никто не сказал: «Давайте заслушаем его на суде заранее, пока он еще в Украине». Нет, они оставили следующее заседание в планах на март, а теперь обвиняют нас в том, что мы его отдали в рамках обмена на наших ребят.

При этом все время к обмену нидерландская следственная группа имела полный доступ к нему!

Хочу также напомнить, что это мы его нашли и обеспечили голландцам возможность его допросить. Он не появился с неба и не упал сам в руки Нидерландов – нет, мы его вытащили оттуда, потеряв жизни одного нашего бойца и покалечив другого. Это цена, которую Украина заплатили за Цемаха, чтобы дать нидерландской следственной группе возможность его допросить, снять все показания, которые им нужны».

ПРО ВСТУПЛЕНИЕ В НАТО

«Короткий ответ: «Да». Мы идем к членству в НАТО. (К Плану действий по членству – ред.) готовы, и не отказываемся от него. Но мы отказываемся от риторики, которая, по нашему мнению, вредила в продвижении к этому ПДЧ.

Существует два подхода. Один подход – говорить в каждом общении с Альянсом: «Доброе утро, дайте ПДЧ», а потом: «Добрый вечер, дайте ПДЧ». Есть те, кто считает, что это эффективно, поскольку мы постоянно заявляем о своем стремлении ПДЧ, и есть, кстати, правда в их словах. Потому что иногда нам в Альянсе говорят: «Слушайте, давайте не поднимайте этот вопрос, потому что он не актуален». А когда приходит подходящее время, они говорят: «Да слушайте, вы же никогда и не ставили вопрос». Так мы говорим: «Вы же просили» – «Не-не, подождите, вы же не поднимали».

Поэтому это – возможное направление дипломатической работы.

Второе направление предусматривает, что Украина понимает реальность и просит то, что в принципе доступно – конечно, если немного добавить усилий.

А когда в результате реформирования, стандартизации, улучшения взаимной совместимости и т.д. ситуация доходит до состояния, когда мы составляем для Альянса интерес, то мы говорим: «Мы все еще хотим в НАТО. Если считаете, что для этого нужно ПДЧ – мы готовы к ПДЧ, и мы уже готовы настолько, что можем его быстро выполнить».

Я больше скажу, каждому из президентов, как посол, я давал совет: мы имеем полное право требовать членства в НАТО для Украины. Потому что мы: а) европейская демократия; б) чувствуем, что мы готовы вносить вклад в общую евроатлантическую безопасность».

ПРО ПРЕДСТОЯЩИЕ ВИЗИТЫ В США И ПЕРЕГОВОРЫ ЗЕЛЕНСКОГО И ТРАМПА

«Сейчас мы едем в Нью-Йорк. Территориально это США.

В планах есть Вашингтон, и вы знаете, что есть приглашение, и есть письменное приглашение. Лидеры дважды говорили по телефону, каждый раз мы говорили о том, что давайте встретимся. Но даты иногда меняются в силу различных причин.

Во-первых, в этих сложных отношениях очень большую роль играет личное знакомство. Мы рассчитываем на установление личного контакта между лидерами».

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2020Все права защищены