ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
2
2
4
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
2
2
4
Особое мнение
Активистка Елена Шевченко: Если не бороться за свои права, в какой-то момент можешь осознать, что прожила жизнь не для себя
  10 March 2020 15:21
|
  1132

Активистка Елена Шевченко: Если не бороться за свои права, в какой-то момент можешь осознать, что прожила жизнь не для себя

Активистка Елена Шевченко: Если не бороться за свои права, в какой-то момент можешь осознать, что прожила жизнь не для себя

В течение долгих тысячелетий женщина пыталась вырваться из круга стереотипов о своем «месте» в обществе, науке, политике, армии, общественной деятельности и тому подобное. Продолжается этот путь и в наши дни, когда Украина открыла страницу новейшей истории, где должны появиться строки и о женщинах, о настоящих женщинах двадцать первого века, а не только «музах», «берегинях» и «украшениях мужской жизни». Вырастая из тесного образа «хранительницы», современная активистка в Украине расширяет собственные горизонты, использует больше возможностей, призывает посестер к защите собственных прав, а общество и органы власти – к созданию безопасного пространства для женщин.

«Наша традиция – это свобода», – таким является общий лозунг общественных деятельниц, активисток, феминисток, представительниц общественных организаций, политиков, журналистов, выпускниц, писательниц и многих других женщин, которые 8 марта в Киеве вышли на Марш женщин. Были на мероприятии и мужчины, которые считают необходимым публично высказаться в поддержку прав женщин в Украине.

Во время Марша говорили о видении в Украине разных женщин: ВИЧ-положительных заключенных, женщин с инвалидностью, представительниц различных национальностей, религиозных конфессий, внутренне перемещенных женщин, женщин-военных и тому подобное. Основной целью проведения Марша женщин является, прежде всего, обеспечение защиты прав человека, с учетом особенностей защиты именно прав женщин: речь идет о безопасности, свободе самореализации, сексуальную свободу, равную оплату труда, признание значения тяжелой неоплачиваемой репродуктивной работы… множество аспектов и факторов, влияющих на жизнь женщин в Украине, которая (по крайней мере, официально) взяла курс на европейские стандарты.

О женщинах, которые воевали и продолжают воевать за Украину на Донбассе в составе Вооруженных Сил Украины и добровольческих подразделений – читайте интервью с Евгенией Подобной, военной корреспонденткой и лауреткою Шевченковской премии.

В интервью «Черноморке» Елена Шевченко, руководитель неправительственной общественной организации «Инсайт» и одна из инициаторов и организаторов Марша женщин, рассказала об особенностях проведения подобных мероприятий, о нападениях на активисток и активистов, об отношении в украинском обществе к феминизму, защите прав женщин, а также – о возможных причинах агрессии к женщинам, которые активно отстаивают собственные права и свободы.

Елена, как был организован и проведен Марш женщин в этом году?

Марш инициирован общественной организацией «Инсайт», а у нас есть очень большой оргкомитет, который мы ежегодно выбираем к Маршу женщин, и в этом году это 23 человека – не только от общественных организаций, там есть также индивидуальные общественные активистки, феминистки. Все имели возможность податься в оргкомитет, и почти всех взяли, – конечно, кроме тех заявок, где люди писали, что они вообще против феминизма и защиты прав женщин. Соорганизаторками этого года выступили, помимо «Инсайта», еще шесть общественных организаций.

У нас работали около 35 волонтеров/волонтерок безопасности, в их обязанности, среди прочего, входил сбор после Марша информации о возможных инцидентах. Насколько я знаю, по ходу Марша было несколько инцидентов, когда активисты «Традиции и порядка», «Неизвестного патриота» и «Братства» Дмитрия Корчинского хотели прорвать кордон полиции. Это было еще на Михайловской площади несколько раз, также они пытались к нашей аппаратуре прорваться, и по ходу Марша было еще две подобные попытки, но все эти атаки были превентивно пресечены полицией. Мы знаем, что после Марша произошел одно нападение: после окончания Марша группа участников/участниц Марша женщин с плакатом (они его свернули, но несли в руках) шли между метро «Контрактовая площадь» и метро «Тараса Шевченко», когда на них напали активисты. Насколько я понимаю, это «Неизвестный патриот» и «Традиция и порядок». Одного парня ударили в лицо, одного залили газом; с ними было несколько девушек. Они сразу поехали к Подольскому управлению полиции, обратились в милицию, и нападавших задержала полиция и доставила в отделение. И там уже через час начался митинг «Традиции и порядок», которые требовали «освободить наших героев и патриотов». На одиннадцать часов вечера 8 марта, насколько нам известно, один человек из числа нападавших находился в СИЗО, этого человека должны были судить. На других нападающих составили протоколы об административном правонарушении и отпустили. С пострадавшими сейчас работают наши юристы и адвокаты.

Читайте также: Журналистка из «ЛНР»: От каждого стука в дверь дергаюсь – а вдруг за мной пришли?

Когда Марш закончился, и мы прощались возле метро «Почтовая площадь», организаторы инструктировали нас относительно мер безопасности, которые стоит предпринять. Одна из моих подруг сказала тогда, что ей горько от того, что мы до сих пор должны получать такие рекомендации, и что в кольцо силовики берут не тех людей, которые нам угрожают, а именно нас. Ваше отношение к работе силовиков во время Марша женщин?

Я вообще считаю, что мы как-то должны менять эту ситуацию и парадигму, потому что, во-первых, нас гораздо больше, во-вторых, не будем забывать, что мы заявили о месте проведения Марша женщин (на Михайловской площади) еще за два месяца, когда подавали заявку в КГГА. Относительно «Традиции и порядка», их митинг должен был состояться в 10 часов утра на Софийской площади. Конечно, я ожидала, что они придут на Михайловскую, но с самого начала мы точно об этом не знали. Когда они начали подниматься на Михайловскую, их почему-то туда пустили. С одной стороны, понимаю, что все граждане/гражданки Украины, как и лица без гражданства имеют право на проведение собрания в любом месте, и мы поддерживаем это право. Но учитывая ситуацию, конечно, полиция не могла не понимать, что могут быть проблемы: они пропустили их с их аппаратурой, но, по сути, они этого места проведения не заявляли.

Другое дело – это понимание того, как работает полиция: когда они кого-то защищают, они должны взять в кольцо; защищали нас, поэтому взяли в кольцо нас. Но, если бы наши оппоненты/оппонентки делали бы какие-то активные действия, попытки нападения на Марш, их, конечно, начали бы арестовывать. В прошлом году правоохранители делали границу, и противники эти Марша его прорывали, и, видимо, поэтому в этом году силовики решили нас окружить. Но, конечно, мне это не нравится, и я считаю, что нужно решать проблему с агрессивными, нападающими парнями.

Даже если ничего не знать об особенности движения за права женщин, можно легко заметить, что даже между чисто женскими организациями, которые работают в этом направлении, существуют определенные разногласия. Как вы к этому относитесь?

Для меня вопрос важен, и некоторое время было очень болезненным, но сейчас я понимаю, осознаю, что на самом деле мы все разные, и женщины – тоже разные, и очень трудно ожидать какой-то одной позиции от всех.Особенно, учитывая, в каких условиях нас воспитывают. Ведь достаточно, например, зайти в Facebook, и почитать, что пишут сами женщины о том, что «нам не нужен феминизм», «нам не нужны права», «мы хотим быть хрупкими цветочками» и все такое. Здесь вопрос в том, что люди растут в разных условиях, и нам с детства говорят, что мы должны быть «женственными, сияющими, вдохновляющими» и так далее, и все это каким-то образом откладывается. Кроме того, когда ты пытаешься свое мнение объяснять людям, которые против, или не очень с тобой согласны, ты видишь, что мало людей, которые могут сразу согласиться с тобой, принять твою точку зрения, твою позицию, согласиться с твоими аргументами. Пожалуй, это наша такая естественная черта человеческая: отрицать, пытаться отстаивать только свою правоту. Я думаю, что на это тоже нужно учитывать, и осознавать, что людям трудно сразу сказать: «Да, я понимаю, о чем ты говоришь».

Важно: Когда Украина будет готова бороться против дискриминации? 

Людям трудно различать насилие и флирт, сексуальные домогательства, когда всю жизнь нам говорят, что это якобы нормально; и ты пытаешься выжить в этом обществе, подчиняясь этим правилам и стереотипам. А потом приходят какие-то молодые феминистки, и говорят, что не надо этого терпеть. И ты думаешь: «А что, получается, вся моя жизнь была неправильной?». Такое мучительное чувство может быть, на самом деле. Мы должны все это учитывать, и снова, и снова объяснять, что мы не за то, чтобы у всех был один стандарт жизни, мы – за то, чтобы женщина могла выбирать, хочет ли она, например, мириться с сексуальными домогательствами на работе, или она хочет обратиться в суд».

Буквально за полчаса до интервью с вами имела в Facebook небольшую схватку с незнакомым мужчиной, который считает, что женщина, которая носит глубоко декольтированную одежду, якобы приглашает мужчин не только к флирту, но и к сексу. По вашему мнению, каким образом нужно построить работу именно с мужчинами, для понимания грани, которая проходит между банальным флиртом, сексуальными домогательствами и собственно сексуальным насилием?

Я думаю, что нужно стартовать с учебы, из школы, из образования: объяснять детям, независимо от их пола, что такое гармоничные отношения, что такое отношения без насилия, что такое партнерские отношения. Часто человек растет в системе, где он видит, например, толерантность к насилию в семье, видит, что нет никакой помощи; а позже узнает, что насилие мы имеем и в школе, где говорят, что девочка – слабенькая, а мальчик должен быть маскулинным, и доказывать свое мужество. Дальше – слышит о том, что если девушка флиртует, то это означает, что должен быть секс; что «бьет – значит, любит» и тому подобное. Также есть мнение о том, что мужчина должен быть активным в своих притязаниям, иначе другие мужчины подумают, что он – «баба». Мы все слышим о таком время от времени.

Поэтому, когда уже взрослые мужчины приходят в комментарии и начинают писать что-то агрессивное, я воспринимаю это так: когда зверя пораниш, он пытается делать уже что угодно. Когда мы читаем такие комментарии, мы видим, что человек уже находится в состоянии обороны, он пытается обороняться, и тогда может переходить на личности, на оскорбления. Для мужчины в таком состоянии уже не является важным ведение цивилизованной дискуссии, главное – «отгавкаться». Потому что понимать, что ты неправ, больно. Больно осознавать, что система, где женщина предстает объектом и товаром, неправильная. Когда тот человек писал про грудь, он же не думал, что говорит о живом человеке, он не думал о ее правах, а просто представлял себе такую секс-куклу.

Интересно: Общественная активистка Светлана Колодий: Студенты из Ужгорода боялись ехать в Мариуполь

Продолжая тему безопасности: как вы строите коммуникацию с людьми, которые предлагают свою помощь «Инсайту»? Как можно понять, что имеете дело действительно с волонтером/добровольцем, а не, скажем, с провокатором/кой, которые имеют цель углубиться в нюансы работы организации, а затем ее дискредитировать?

Конечно, мы предпринимаем определенные меры безопасности. Например, мы не публикуем наш адрес, и все люди, которые хотят помогать в качестве волонтеров/волонтерок, или просто прийти на наши мероприятия (а происходит у нас их много), проходят определенную проверку. Мы проверяем активность человека в социальных сетях, заметки, ищем общих знакомых, которые бы могли порекомендовать этого человека. Бывают такие случаи, когда человека некому порекомендовать, и тогда мы сначала встречаемся на нейтральной территории, в людном, публичном месте, и общаемся. Но до сих пор не было ни одного «засланного» человека, или людей, которых нам бы не удалось увидеть и понять их мотивы и настоящие мысли. Вообще, чтобы разговаривать о правах человека, феминизме, правах женщин и все такое, нужно быть в теме, понимать, о чем речь, – а если человек из числа праворадикалов, то он, к сожалению, очень часто не может связать и трех слов.

Интересно, а как именно вы пришли к феминизму? Когда осознали, что нуждаетесь в активном участии в движении за права женщин?

Я думаю, мой путь к феминизму начался достаточно давно. То, что я ярко помню из своего детства: когда я начала заниматься спортом, после тренировки тренер нам говорил: «Девочки сейчас остаются и моют зал, а ребята идут переодеваться». И я не могла понять, почему мы тренируемся вместе, задание выполняем все вместе, а мыть пол должны только девушки? Это для меня был какой-то нонсенс. Думаю, что именно из этой личной истории все и началось. Собственно, и вообще у меня не было выбора: или ты борешься за свои права и права посестер, или не борешься.

Если бы вы сейчас обратились к женщинам с советом, то какой была бы эта совет? 

Нужно бороться за право выбора, потому что когда-то можно просто остановиться, и понять, что всю свою жизнь ты прожил не для себя. Думаю, что это может быть одним из самых болезненных осознаний.

Читайте также: Психолог: Рядом с Украиной всегда будет старый, бешеный и приученный к алкоголю медведь

«Черноморка» в Telegram и Facebook 

Фото с Facebook Елены Шевченко 

© Черноморская телерадиокомпания, 2020Все права защищены