ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
2
9
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
2
9
Особое мнение
Активист из Северодонецка: Без консолидации добиться порядка будет сложно
  30 января 2020 18:52
|
  749

Активист из Северодонецка: Без консолидации добиться порядка будет сложно

Активист из Северодонецка: Без консолидации добиться порядка будет сложно
Интервью с членом общественного совета при Луганской ОГА Алексеем Малеванцем

Луганщина по большинству показателей занимает последнее место в рейтинге украинских областей. Последний отчет о социально-экономическом развитии регионов Министерство развития общин и территорий Украины опубликовало еще в мае 2019 года.

Тогда ситуация мало чем отличалась от сегодняшней. Единственное, что немного взбодрило восточный украинский регион – это выборы. Затем опять наступило затишье, и упадок никуда не делся.

Читайте также: Говорит Луганск: Российская пропаганда действует во всем мире

Об умирающей промышленности, постоянной смене губернаторов, ситуации с реформами, выборах и научном потенциале Луганщины «Черноморка» поговорила с Алексеем Малеванцем, активистом и членом общественного совета при Луганской областной государственной администрации.

Что может спасти положение дел в Луганской области, если говорить в контексте деградирующей экономики и падении социального уровня?

На подконтрольной Украине территории промышленности практически не осталось. Более–менее функционирует завод «Заря» в Рубежном. Северодонецкий «Азот» практически не работает, производит только селитру на привозном аммиаке из РФ. Пытается работать «Стеклопластик».

Фото: dn.depo.ua

Фото: dn.depo.ua

Фото: dn.depo.ua

Спасать практически нечего в Луганской области. Единственный момент – это «Азот» может качнуть ситуацию в лучшую сторону и лисичанский НПЗ, который принадлежит россиянам и сейчас стоит. Эти два крупных гиганта могли бы, наверное, качественно повлиять на рост промышленности на подконтрольной Украине территории Луганщины.

Фото: v–variant.com.ua

Но для запуска предприятия в Лисичанске нужна нефть. Соответственно, если бы россиянам было бы оно интересно, они бы уже нашли пути его запустить. В нашей стране таких объемов «черного золота» нет. А привлекать собственников в условиях войны вообще сомнительное мероприятие.

Важно: Правозащитники напоминают ПАСЕ о совести и ценностях, Крыме и Донбассе

А в Северодонецке?

В Северодонецке ситуация не лучше – производство на химзаводе само по себе очень опасно, а еще предприятие расположено близко к линии фронта. Соответственно, пока военный конфликт идет, запускать его очень большой риск. Там люди работают с органической и неорганической химией, производство категории А, которое стоит там с 2013 года.

И даже если бы у правительства была какая-то договоренность с собственником Дмитрием Фирташем, то все равно нужны дополнительные ресурсы. Цена на природный газ сейчас не конкурентна, нужно будет еще дополнительное питание, специальная циркуляция воздуха и так далее.

Но теоретически я вижу, что можно запустить «Азот», если Луганская область выйдет с энергоострова. И нужно заключать новые контракты на производство и поставку сырья. Но собственнику сегодня не до этого. И он рассматривает завод не как эффективное производство, а больше как чемодан без ручки.

Фото из Facebook Алексея Малеванца

Как вы относитесь к иностранным инвестициям, какие они должны быть?

Если бы у меня была политическая воля, то я бы вышел на разговор с Фирташем. Нужен диалог для выкупа «Азота» государством или перепродажи его другому лицу. Я бы привлек в качестве потенциальных инвесторов японцев. Они строили этот завод, у них есть технологии.

Более того, то, что они построили – может работать до сих пор. И раз они занимались инжинирингом, то могут и существенно модернизировать предприятие, сделать его рентабельным и экспортоориентируемым.

Тогда бы северодонецкий «Азот» вернулся бы на европейский рынок, как производитель органической химии, так и минеральных удобрений. Первое шло бы на экспорт, а второе для внутреннего использования.

Читайте также: Блогер из Станицы Луганской: У меня появляется чувство вины, когда я захожу в Facebook

А к продаже земли?

Есть такая поправка, что земли в 50 км от границы не подпадают под продажу. Насколько я помню по последнему документу. А у нас, в Луганской области, самая протяженная граница с РФ. Но при этом часть земли у нас продаваться не может. Сейчас я не понимаю, что с такой землей делать, как быть ее собственником или ее должно выкупить государство – меня интересует больше, чем появление рынка.

А так получается, что очень большой земельный кластер невозможно продать. Я бы хотел разобраться, может государство будет давать такую землю в аренду.

Но рынок однозначно нужен! Мораторий закончил свое моральное право на существование. Законодательно Украина не готова к рынку земли. Откладывать одну из главных проблем государства уже нет сил и возможностей.

Фото из Facebook Алексея Малеванца

Мы должны двигаться по пути экономического развития. И я бы запускал такие процессы поэтапно: первый период, года полтора-два, я бы открыл продажу земли физическим лицам с определенными ограничениями, например, в одни руки не больше 500 гектар. Средние фермерские хозяйства у нас до 3 тысяч гектар.

Важно: Компенсация за разрушенное жилье на Донбассе: выделили 40 млн грн

Любой фермер, который хочет выкупить все свои арендованные паи, может оформить по частям уделы на всю семью. Распределял бы это все «Земельный банк». Я бы начинал с этого.

И после я бы посмотрел на работу этой реформы, какие есть подводные камни. Можно ли сбить цену на участки, какие причины понижения стоимости могут быть и так далее. Кому выгодно покупать, кому продавать. А если это не только аграрии? Поняв все это, можно двигаться дальше.

Фото из Facebook Алексея Малеванца

Через несколько лет можно будет говорить, что мы разобрались, мы понимаем, если все повернет в нужное русло. А лет через пять уже можно говорить и о продаже земли иностранцам. Но решать этот вопрос нужно будет через референдум.

Интересно: Красавицы мира не знают о войне в Украине, – переселенка-участница конкурса красоты

Что позитивного и конструктивного случилось в социальной, политической и экономической жизни области за год?

Ничего. Я не вижу никакого позитива. Идет спад настроений, упадничество. Население уже точно понимает, что быстрых реформ не будет, быстрого подъема не будет. Конкретных побед нет.

Единственное позитивное в 2019 году – это социальное движение. Две избирательные кампании: президентская и парламентская. Благодаря этому жизнь тут была чуть-чуть активнее. Были штабы, агитаторы, дополнительная работа. Люди вели себя живее. В этом процессе я не был сторонним наблюдателем, а сам баллотировался в Верховную Раду Украины.

Какие мероприятия планируются на этот год?

Мы видим сейчас по Луганщине, что постоянно снимают мэров, нет единства в депутатском корпусе. И вот такая политическая нестабильность местных органов власти дополнительно тормозит социально-экономическое развитие нашего региона.

Поэтому все люди, которые более-менее понимают, что происходит, ждут выборов в местные советы. Но, мне кажется, что их лучше было бы сделать досрочными, провести в июне. Это, мне кажется, правильнее по отношению к жителям Луганской области, потому что каждый месяц накапливается всё больше и больше проблем.

Фото из Facebook Алексея Малеванца

Мне кажется, в Лисичанске, Северодонецке и Рубежном будут новые мэры. Также обновятся горсоветы.

Кроме того, мы ожидаем, что сейчас выделили рекордное количество денег на строительство дорог в Луганской области – это 2,8 миллиарда гривен. Таких денег не выделялось никогда и хуже автомобильного покрытия, чем в Луганской области, на всю Украину нет. Вот на следующий год, при правильной реализации, благодаря такому ремонту мы получим позитив. В особенности, в экономическом плане, так как сейчас страдает промышленная логистика.

Важно: Обмен списками пленных и новый участок для разведения: итоги минских переговоров по Донбассу

Вы будете делать чтото, связанное с культурой или экологией?

Главная проблема экологии – это работа асфальто-бетонного завода. Постоянно жалуется местное население. А так, по экологии, мало есть серьезных проблем. Большинство предприятий стоит.

Единственное на что хочется обратить внимание – это вырубка леса. Мы постоянно наблюдаем ночные переезды грузовых машин из леса, особенно во время военных действий в прифронтовой зоне. В 2014-2015 годах там подчищалась территория, какие-то деревья пострадали.

Сейчас уже просто незаконно вывозят. Машины, в основном, ездят по ночам. И я часто слышу, как в прифронтовой зоне вырубают участки. Эти места удобны тем, что недоступны для правоохранительных органов.

Фото: rossaprimavera.ru

Фото: depo.ua

Фото: depo.ua

А по культуре – это не совсем та тема, которой я занимаюсь. Хотя она и важна. Скажу так, на фоне экономического спада и упаднических настроений запускать какой-то культурный проект – не является первоочередной проблемой.

Если же говорить о запуске украинской составляющей этого сегмента, то на фоне еще и сепаратистских настроений региона они будут дополнительным раздражающим фактором. Люди хотят просто качественные изменения жизни.

Культура должна идти параллельно с экономикой, и тогда от этого будет эффект. Да, у нас делаются мероприятия, часть за грантовые деньги, часть – за свои. Фестивали проводят, но это все потихонечку остывает. Инициативные люди не видят поддержки. Цели, которые они планируют, не реализовываются. Из-за этого становится меньше ивентов.

Вообще, мне интересно на каком уровне будут проводится областные и политические мероприятия от партий. В прошлом году они были масштабные, но из-за выборов. А в этом посмотрим, как у кого что получится.

Читайте также: Общественный транспорт Донецка под угрозой исчезновения

Кого сейчас вы считаете прогрессивным управленцем на Луганщине?

Проблема Луганской области – это формирование новой политической элиты. Старая, которая была в «Партии Регионов», практически прекратила свою деятельность. Где-то на местах еще есть авторитеты, но они не консолидированы. А новая элита еще не сформирована. Поэтому нельзя сказать, что в Луганской области есть четкие политические лидеры-управленцы.

Из-за этого мы и страдаем, потому что отсутствие таких конкретных людей приводит к тому, что губернаторами у нас назначают неместных людей. С начала войны тут толком не было жителей Луганщины. Местные элиты не хотят видеть на местах не совсем понятных им людей. А, поскольку, сейчас каждый сам за себя, то и нет консолидации по всему региону. А без нее, с разрозненностью, добиться порядка будет сложно.

Три тезиса от вас, как налаживать отношения с временно оккупированными территориями?

Я бы запустить программу налаживания связей на низовом уровне. Нужно создать больше КПП, расширить автомобильные и пешеходные коридоры, а также упростить систему пересечения линии разграничения. Затем я бы даже сделал автобусное сообщение. И люди потихонечку сами бы все подровняли. Политики – люди временные, а граждане, население – это величина постоянная.

Мы понимаем, что с той стороной договариваться быстро не получится. Все же понимают, что в ближайшее время конфликт не закончится. Пусть начинают коммуницировать жители, которые друг друга знают и могут общаться – родственники, одноклассники, друзья. Они и начнут сшивать. Политики не хотят, так может за них все сделают граждане Украины. Нужно поступать по примеру Западной и Восточной Германии.

Важно: У Минветеранов разработали памятку освобожденным

Что думаете по поводу украинских выборов там?

Я вообще не представляю, как это организовать. Мне кажется это нереально. При сегодняшнем положении вещей, если не будет никаких серьезных договоренностей на высшем уровне и полностью откроются ворота, то как это будет выглядеть? Украинские политики поедут агитировать на ту территорию, а «политики» оттуда, с «Новороссией» в голове, поедут сюда, в Северодонецк? Я не представляю такое!

Можно ли перепрофилировать целую область и есть ли в этом смысл? Какие реформы на местном уровне вы бы ввели?

В области, конкретно в Северодонецке, Рубежном, есть очень большой научный и инжиниринговый потенциал. Есть работающие предприятия, которые двигают науку и высокие технологии – «Оргхим», «Нефтехимтехнология» и «Импульс». Есть готовая среда для прогресса. И еще важный момент – науке не нужна логистика. И наука – это всегда добавочная стоимость. Такой вектор позволит развивать территорию, начиная от медицины и заканчивая той же нефтехимией.

Фото из Facebook Алексея Малеванца

Что касается реформ, то на сегодняшний день медицинская до сих пор всем непонятна. Я бы переходил все-таки на страховую медицину. Не стоит изобретать велосипед. Все эти сложности не работают. Конкуренция между врачами есть, но страдает от этого население.

Важно еще дать сельским детям нормальное образование. Они уже становятся неконкурентными. В деревнях живет около полумиллиона человек. Идет формирование ОТГ, реформа непростая, но нужно ее развивать. Как привлекать врачей и учителей на эти места и хорошо им платить? Туда никто не хочет ехать. Идет глобальная урбанизация – молодежь хочет жить в городе. Но на самом деле об этом всем трудно говорить. Сохранение села – одна из самых больших проблем в Украине.

Интересно: «Экс-министр» угольной промышленности «ДНР» сдался СБУ

В районных центрах хорошо было бы сделать образовательные и медицинские центры. Туда начнут съезжаться люди. И при определенном количестве населения уже начинать территорию развивать в больший город. Так работает китайский сценарий.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2020Все права защищены