ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
1
3
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
1
3
Особое мнение
Блогер из Станицы Луганской: У меня появляется чувство вины, когда я захожу в Facebook
  28 November 2019 15:18
|
  616

Блогер из Станицы Луганской: У меня появляется чувство вины, когда я захожу в Facebook

Блогер из Станицы Луганской: У меня появляется чувство вины, когда я захожу в Facebook

Луганский инженер, бейсболист, бармен, ценитель блюзов, хороших фильмов и умных книг. Все это умещается в одном человеке, которого многие не переносят в социальных сетях. Да он и не стремится к всеобщему признанию и любви.

Георгий Сущенко периодически выходит на тропу блогерства и своей личной борьбы с порохоботами. У него несколько аккаунтов в Facebook, так как его банят часто и густо за прямое выражение мыслей. Публицист (так он любит себя называть), который живет в Станице Луганской, не стесняется в выражениях и не боится прямо сказать о своем отношении к кому-либо.

«Черноморка» поговорила с автором резких текстов об экономике, спорте, Порошенко, Зеленском, Луганской области, Донбассе, Станице Луганской и о том, что там на самом деле происходит.

Когда ты начал заниматься блогерством?

В 2015 году меня сподвигли на это случившиеся неприятности – война и сопутствующие ей события. Коренные изменения в жизни украинцев. Я живу в Станице с 2011 года.

Как коснулся тебя военный конфликт и что делал во время его острой фазы?

Коснулся напрямую. Потому что одно из первых мест на территории Украины, где появились блокпосты в мае 2014-го с людьми в непонятных одеждах и с непонятными флагами – это Станица Луганская. Тогда я первый раз услышал перестрелку. Начали пулять из чего-то стрелкового. И похоже, что еще пуляли подствольники. Потом был знаменитый удар по базе отдыха «Дубрава».

Уехал после? И после этого ли начал писать?

Острая фаза наступила, когда над крышей моего дома что-то пролетело и метрах в трехстах взорвалось. Тогда я понял, что здесь оставаться дальше опасно. Мы с семьей в течение нескольких часов собрались и уехали 19 июля 2014 года. Как сейчас помню. Три года мы скитались – пробовали жить в Виннице, Киеве, Закарпатье, Каменце.

А писать я начал после того, как пообщался с одним хорошим знакомым, который оставался в Луганске. А он за Украину, живет в оккупации и верит в победу!

Твои посты очень агрессивны и пропитаны языком ненависти. Тебе часто за это достается и почему ты выбрал такой стиль?

Ну как, я такой и есть. Это наиболее точный стиль, отражающий моё отношение к жизни и меня все подряд регулярно в нем упрекают. Меня это не обижает.

Ты ж понимаешь, что людей это отторгает?

Возможно, но я же себя не переделаю. Мне уже 50 лет скоро. Я уже не в том состоянии, чтобы изменять свои привычки. Меня такая позиция устраивает на уровне, как мы все дышим. Мы вынуждены это делать.

Тебя часто банят в соцсетях?

Регулярно. Поэтому у меня четыре аккаунта и всеми я пользовался. Сейчас я всерьез задумываюсь, как бы это все бросить к чертовой матери. У меня почему-то появляется чувство вины, когда я в него захожу. Сейчас я там бываю редко. Но раньше, два или три года, я там жил.

Ты этим зарабатываешь или есть какой-то другой заработок?

Правила заработка в этом никакого нет, это так я популяризирую свои публикации. Это был один из каналов общения с заказчиками и редакторами. Зарабатывал я все равно писаниной.

У тебя единомышленников много, есть своя тусовка?

Да, есть свои данные закрытые в Facebook, в которых я «звезда», пусть будет «ЛОМ торчащий». В основном там собираются луганчане, земляки, те, кто вынужден был уехать. Есть те, кто на оккупированной территории и ждут прихода Украины. Вообще, не мне судить, лидер я общественного мнения или нет – пусть другие скажут.

Когда были выборы, лагери избирателей опять поделились. Кого поддержал ты и можешь объяснить почему?

Я никого не поддержал, а сильно возражал против Петра Алексеевича Порошенко. Он классический советский барин. Когда-то я слышал, что Сталин называл своего сына Василия кремлевским барчуком. Пётр Алексеевич Порошенко сейчас вырос и стал полноценным советским барином. Он очень хочет, чтобы Украины осталась советским государством. Ради этого он готов нам говорить про какие-то ценности, типа, «Партія. Мова. Віра», лишь бы оставаться этим самым советским барином.

Во времена СССР была такая должность «застрельщики» – им все равно, что «застреливать», лишь бы оставаться у вершины, руководить и стричь дивиденды. Вот такие строители коммунизма, эффективные менеджеры. Многие мои друзья не видят в Петре Алексеевиче морду секретаря райкома партии, а я вижу. Или комсомольские вожаки моей юности, которым все равно куда вести, кого, главное, чтобы потом придумать, где денег заработать.

Что происходило в Станице Луганской после вашего с семьей возвращения в 2017 году и до выборов президента Украины в этом?

В Станице первое время было ощущение, что она получила какую-то прививку от войны, и она ее больше не хочет. Есть ощущение, что желающих поддерживать бучу в следующий раз здесь уже нет. Но тем не менее ватная пропаганда никуда не делась и всё-таки довлеет над умами. Насколько я могу судить – это самое тихое место на линии разграничения. Большие обстрелы последний раз были в 16 году, в 17-м больших не было, в 18-м почти не было, а в 19-м… Что-то происходит, конечно, в Станично-Луганском районе, но самой Станице не достаётся уже давным-давно.

Бываешь ли ты на КПВВ и знаешь ли ты ситуацию в Золотом и самой Станице?

Я не официальное лицо, поэтому заглядывать туда по зданиям нет (в окна построек контрольного пункта въезда и выезда, на проходную – ред.). Посмотреть на очереди в Станице – конечно. Там очереди, толпы людей, орды таксистов. Транспортные услуги – это сумасшедшие деньги. Ездит еще гольфкар, подвозит инвалидов, стариков, детей.

Обстановка – внешне ничего особенного. Летом им, наверное, жарко стоять, зимой – очень холодно.

В Золотом не был. Знаю, что там вроде бы как развели (войска – ред.). В Станице много ватников, но с ними не бывает открытых конфликтов. В 2017 году по возвращении нашем, я носил в руках нашу Приватбанковскую карту с надписью «Слава Украине». Никто ничего не говорил.

У вас так хорошо развита система электронных платежей?

Еще с довоенных времен. Пока «Приватбанк» не стал государственным, то картой еще можно было платить на рынке. Сейчас из дополнительных поборов продавцам лотков стало невыгодно.

При новом обострении конфликта ты с семьей будешь оттуда снова выезжать или останетесь?

Не хотелось бы. Но, с другой стороны, семью я бы вывез, но сам остался. Сейчас мне хочется заявить, что я никуда отсюда не пойду. Как я себя поведу? Если серьезный замес начнется, я еще на 100% не понял.

Вопрос к блогеру и жителю прифронтового населенного пункта: насколько не совпадает то, что показывают по телевизору, пишут в интернете, с тем, что происходит на самом деле? И боятся ли люди разведения сил?

Людям, по-моему, глобально на всё плевать. За последние пару лет многие привыкли к состоянию дел, к тому, что есть линия разграничения. Многие убеждены, что сама война закончилась, этого никогда не было. Массы тут не отреагировали на разведение никак. Сейчас для многих тут Луганск – это некая заграница, и на положении дел все пытаются как-то нажиться. Думаю, я ответил на вопрос.

У тебя же были какие-то видео по поводу положения дел в Станице?

Да, меня даже показали один раз в эфире «Права на владу» по телеканалу «1+1». Там я пытался рассказать подробности о ситуации с разведением. На вопрос, что у нас произошло, я ответил, что ничего особенного у нас не случилось, никто особо разведения сил не заметил. Сильно по этому поводу ловят хайп местные порохоботы. Я видел видео одной дамы, которая ездит по Станице, бывает на валу, примыкающему к линии разграничения, и пытается доказать всем, что раз она не встретила ни одного мента, то улицы не патрулируются.

А они плохо патрулируются, потому что в полиции служить сейчас никто не хочет. Там сейчас страшная текучка кадров, вернее, падение количества кадров. Я сейчас точно цифры не скажу, но когда батальон «Луганск-1» заходил в Станицу, было сколько-то там десятков человек. А осталось то ли 15, то ли 20. Грубо говоря, сил просто не хватает – никто не хочет служить в полиции. Даже несмотря на то, что у них вроде как не самая плохая зарплата для Украины – служить в ней не хочет никто. Именно поэтому на улицах мало полицейских патрулей, и дело не в том, что Зеленский куда-то кого-то отвел.

Чем ты занимался до блогерства?

Я инженер по образованию, работал на заводе на рабочих и не рабочих должностях. Потом все это забросил и ушел в ресторанный бизнес. Какое-то время был даже такой маленькой легендой луганских ресторанов, про меня рассказывали страшные истории о том, что я бил официантов барными ложками по лбу за то, что они там тупят на работе.

Помимо всего этого я когда-то был очень посредственным бейсболистом в самой небейбольной стране мира Украине. Потом все это забросил. В блогерство я попал случайно. И вообще мне это слово не нравится – я человек старомодный, мне больше нравится публицистика.

Почему ты хочешь уходить от писанины и соцсетей?

Я не хочу как раз от нее уходить, а вот соцсети – да, мне надоели. Много времени отнимают, сам не замечаешь, как втягиваешься в эти срачи, нужно в очередной раз, что-то доказать порохоботам. Они тебя не слушают, они живут в своём мире. Одно время пытался что-то доказывать ватникам, потом просто начал их чмырить. И порохоботов тоже. Вечная дорога в никуда. Правды никому не расскажешь – никто тебя не слушает все равно.

Вот, вышеупомянутая мадам, которая ездит в Станице, утверждает, что тут «серая зона», не действует украинская власть. Я с ними когда-то ругался, только «зеленый» начал там что-то разводить, доказывал, что это не так. В 100 метрах от мест, где эта женщина ездит, находится местная сельрада, Райдержадміністрація.

Логичный вопрос – о Юрии Алексеевиче Золкине (глава Станичанской РГА) очень позитивные отзывы, он правда так хорош?

Я добавлю свой позитивный отзыв, так как принадлежу к симпатикам Юрия Алексеевича. Он мне ничего не платит, я на этом не заработал ни одной копейки. Но отдаю себе отчёт, что если бы райдержадминистрацией нашей руководил другой человек, такой более, скажем, традиционный, донбасский, восточноукраинский, как вот Партия регионов, то все выглядело бы хуже и гаже.

На Золкина гундят многие. О нем я могу сказать однозначно – он не ватник, у него нет партиерегионовской жилки, в общении он больше похож на человека, чем все остальные.

Чем бы ты с большим удовольствием занялся – пошел в политику, начал писать про спорт, ибо я знаю, ты его большой ценитель, или вообще, в фермерство ушел бы?

В политику ни за что. Золкин уже предлагал, в шутку, наверное, но я в шутку быстро отказался. Я не рассматриваю себя, как человека, который способен чем-то управлять. По спорту есть наметки на перспективу – одно местное издание возможно скоро начнет меня публиковать, как спортивного обозревателя.

У меня еще был опыт видеоблоггинга – мы снимали видео для людей в украинской военной форме.

А еще нас достали порохоботы, и мы им снимали видео, что в Станице все спокойно. Вот ваша «серая зона» с украинскими флагами и заткните свои шоколадные конфеты.

Писать мне нравится больше, наверное, я мало свечу лицом в экран.

Твои прогнозы на ближайший год по поводу происходящих событий в Луганской области, Донбассе и так далее.

Такая же останется тягучая каша – русские никуда не отойдут. У меня лично наше президент не создает ощущения, что он идиот. Но он с каким-то маниакальным стремлением пытается с русскими договориться. Я точно знаю, что с ними никто и никогда ни на какие темы не договорился. Их можно только бить, если не получается, то убегать. В нашем случае, как минимум, нужно готовиться, что их придется бить.

Настолько плохо, что у нас власти озадачились организацией бомбоубежищ. В общем, сделали это в большинстве случаев, как делается у нас. Я знаю, что на нескольких домах, где написано слово «укриття» – на самом деле нет никакого укриття, там есть сырые необорудованные подвалы с водой по колено. Я не сильно военный стратег, но понимаю, что примерно такая же обстановка у нас, наверное, в армии. Примерно так же мы готовимся воевать, несмотря на пережитые 14 и 15 годы.

Что касается меня, то я бы был страшным сторонником швейцарского или израильского варианта. В армии служит все, кто в состоянии перезарядить автомат и раз или несколько раз в год всех мужчин, которые знают, что надо отвечать на «Слава нации», их собирают в одном месте и учат воевать. Я бы не косил от таких сборов, не аватарил бы и не косячил. Швейцарский вариант – это единственный вариант сейчас избежать серьезного замеса (каждый мужчина должен отслужить в армии 260 дней, которые растянуты на 10 лет. По сути раз в полгода-год у мужского населения Швейцарии проходят военные сборы. Грубо говоря, каждый швейцарец «ходит из армии домой с ружьем» – авт.)

Бизнес в Станице Луганской и прилегающих районах возможен? Возможны туда инвестиции извне?

Вполне! Деньги приходят туда, где есть война. Деньги не приходят туда, где нет возможности получить прибыль. Государство контролирует ситуацию и создает условия для экономической деятельности.

Я не уверен по поводу команды Зеленского, что у них есть видение происходящего, особенно на Донбассе. История с ФОПами и необходимостью касс в них это очень хорошо показала.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены