ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
7
5
8
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
7
5
8
В центре внимания
О результатах Крымской платформы: Россия бросила вызов
  14 сентября 2021 13:09
|
  157

О результатах Крымской платформы: Россия бросила вызов

О результатах Крымской платформы: Россия бросила вызов

Создание «Крымской платформы» это «безоговорочная победа Украины», которая несет угрозу намерениям России продолжать аннексию Крыма, – об этом 10 сентября заявил министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба во время выступления в Верховной Раде Украины. По его словам, это «реальный механизм, который ведет к деоккупации полуострова». Однако не все политики и экспеты так безоговорочно оптимистычны на этот счет. О том, что эта инициатива может противопоставить действиям России в Крыму, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров направил письмо президенту Украины и президентам и главам правительств государств – участников «Крымской платформы», в котором призвал к срочному проведению межгосударственных консультаций в связи с недавними задержаниями в Крыму. Речь идет о том, что вскоре после саммита «Крымской платформы» 23 августа российские силовики задержали в Крыму его участника, первого заместителя Меджлиса крымскотатарского народа Наримана Джеляла по обвинению в диверсии на газопроводе. Чубаров убежден, что таким образом «Кремль тестирует на решимость участников «Крымской платформы». 

Народный депутат Украины, заместитель главы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз высказал мнение, что «Крымская платформа» пока что не показала себя как эффективный инструмент в противодействии России.

«Действительно, саммит 23 августа был проведен на хорошем уровне, а по поводу того, победа это или нет – нужно было рассказать на примере того, какие действия в рамках платформы предполагаются далее. Мы этого всего не услышали. Было такое впечатление, что Кулеба хочет либо нас убедить в важности вопроса Крыма для геополитики, мировой политики, либо себя. Депутаты попытались задать вопрос, почему нет реакции «Крымской платформы» на последние чудовищные действий оккупационных властей, но в ответ мы ничего не услышали. Победа и важность определяются действиями, а не убеждением в форме той риторики министра иностранных дел. Все же «Крымская платформа» – это уже некое объединение, участники которого подписались под общей декларацией о намерениях, высказали свою позицию. С их стороны могла бы быть реакция на последние события в Крыму», – сказал Чийгоз.

Глава правления Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник указывает на то, что, по всей видимости, непубличная работа участников «Крымской платформы» по поводу последних задержаний на полуострове еще ведется.

«Насколько нам известно, МИД Украины по следам задержаний в Крыму проинформировал участников «Крымской платформы» о том, что должно последовать обще синхронное заявление всех тех 46 делегаций, которые были в Киеве 23 августа – и процесс обсуждения еще не закончился. Кроме того, правозащитники, в том числе и наша организация, обращались к участникам «Крымской платформы» с просьбой ввести персональные санкции хотя бы в тех странах, где еще ничего не введено или против людей, не включенных в списки. Речь идет, в частности, о следователе Виталии Власове, который уже не впервые фигурирует в делах с применением пыток – например, в деле Владислава Есипенко. Также мы ждем от «Крымской платформы», что на любых переговорах стран-участниц с Россией – не важно, о чем именно – будет подниматься вопрос освобождения Наримана Джеляла и всех политзаключенных», – отметила Скрипник.

Она напомнила, что одной из целей «Крымской платформы» была как раз выработка единого совместного механизма реагирования на грубые нарушения прав человека в Крыму.

«Речь идет не только об общем заявлении – также важно сотрудничество со странами-участницами на уровне универсальной юрисдикции. То есть чтобы они по запросу Украины открывали у себя соответствующие уголовные производства и чтобы можно было вести на территории других стран уголовное преследование военных преступников и других людей, причастных к наиболее тяжким нарушениям прав человека. Это очень сложная и кропотливая работа, но мы считаем, что в рамках «Крымской платформы» она как раз может принести реальный результат. Мне лично кажется, что новые санкционные механизмы должны работать так, чтобы каждый день содержания политических заключенных в российских тюрьмах на территории оккупированного Крыма, грубо говоря, стоил реальных денег окружению Путина. То есть не только замораживать активы за рубежом, но обращать в пользу всех потерпевших», – сказала правозащитница.

Накануне саммита «Крымской платформы» 23 августа министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал это мероприятие «шабашем» и обвинил его участников в намерениях «пестовать неонацистские, расистские настроения». В свою очередь, крымский политолог Евгения Горюнова, которая живет и работает на материковой части Украины, считает, что хотя резкая реакция России на проведение «Крымской платформы» была ожидаемой, страны-участницы украинской инициативы как будто оказались к этому не готовы.

«Судя по тому, что даже у Лаврова сдавали нервы накануне «Крымской платформы», было видно, что в Кремле очень недовольны этим саммитом. Было вполне ожидаемо, что репрессии начнутся именно в Крыму: ведь достать государства, которые прислали своих представителей на саммит в Киеве, достаточно сложно, это долгий процесс. Зато есть крымские татары – заложники ситуации, которых достать очень просто. Просто, наверное, не столь ожидаемым было решение российских силовиков подвести Наримана Джеляла под статью о диверсии. К сожалению, это не первые и, боюсь, далеко не последние задержания, и стандартная реакция МИД Украины и других органов уже выработана. Что касается «Крымской платформы», я пока не вижу такой серьезной реакции и признаков взаимодействия. Хотелось бы как минимум совместного заявления министров иностранных дел 40 стран-участниц», – сказала Горюнова.

По ее оценке, непубличная проработка общей реакции этих стран на протяжении уже двух недель, о которой говорила Ольга Скрипник – это слишком медленно в эпоху скоростной «твиттер-дипломатии».

«Еще больше меня беспокоит вопрос группы из 300 экспертов из разных стран, которые присоединились к «Крымской платформе». В Украине реакция правозащитников уже выработана – а что по поводу правозащитников из других стран? Есть ли коммуникация, или же это просто список людей на бумаге? Все это для численности или для эффективности? Для правозащитников скоординироваться и выступить с совместным заявлением не так сложно, это не государственные механизмы. В целом сейчас «Крымской платформе» брошен первый вызов, чтобы проверить, насколько эффективна ее работа», – отметила Горюнова.

Она заключила, что эту эффективность в дальнейшем можно отслеживать по тому, насколько нынешние или только прорабатываемые механизмы «Крымской платформы» смогут повлиять на судьбу Наримана Джеляла и других политзаключенных крымчан.

Читайте также: Омбудсмен: заключенных оккупантами и пропавших без вести почти 700 украинцев

«Черноморка» в Telegram и Facebook 

© Черноморская телерадиокомпания, 2021Все права защищены