ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
3
1
3
2
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
3
1
3
2
В центре внимания
Вся правда о войне и почему ее нет в медиа: объяснение эксперта
  14 марта 2022 15:08
|
  365

Вся правда о войне и почему ее нет в медиа: объяснение эксперта

Вся правда о войне и почему ее нет в медиа: объяснение эксперта

Если бы существовало издание или телеграмм-каналы, где пишут о войне все как есть на самом деле, было бы не жалко отдать за доступ к нему любые деньги. Но такого источника нет, и никогда не будет. И даже самые качественные и профессиональные медиа не могут претендовать на то, что показывают полную и правдивую картину происходящего. Есть несколько уважительных причин.
Почему так происходит и где искать информацию, которой можно верить – объяснил медиаэксперт Отар Довженко в колонке для «Детектор медиа».

Профессиональные медиа оперируют фактами. Чтобы сообщение можно было считать фактом, его нужно проверить (желательно – в нескольких источниках). Однако во время боевых действий, особенно таких, где огромные территории становятся недоступными для журналистов, проверять факты невозможно, как и наблюдать за событиями своими глазами. Остается либо верить на слово сторонам конфликта (либо той стороне, которая вам ближе), либо искать отрывки улик в открытых источниках – которые еще, кстати, нужно уметь анализировать. Примеров, когда одни и те же сожженные танки или сбитые самолеты в украинских источниках называют русскими, а в русских украинскими, было уже немало.

Иностранные (нейтральные) медиа обычно дистанцируются от заявлений сторон конфликта. Это значит, что, например, когда Украина утверждает, что россияне обстреливают «градами» жилые районы мегаполиса и убили уже тысячу человек, иностранные медиа не подадут это как факт, а только как утверждения. Ведь подсчитать и подтвердить такое количество погибших редакция не может. Вероятно, рядом наведут утверждение России, что по мирным жителям украинских городов никто не стреляет, а если кто и стреляет, то сама Украина. Профессиональные медиа при этом найдут и приведут доказательства, свидетельствующие о том, что украинская версия ближе к правде. А если все версии неправдоподобны или ничем не подтверждены, могут вообще проигнорировать их – как и само событие, если оно не доказано.

Нас – украинцев, защищающих свою страну от захватчиков – такой подход, безусловно, бесит. Почему бы просто не принять, что украинская версия событий – правдивая, а российская – лживая? Однако профессиональные медиа знают, что в любой войне любые стороны склонны преувеличивать свои успехи и потери противника, а также умалять или умалчивать свои неудачи и потери.

В этом есть логика. Ведь если наша армия будет разглашать свои потери, это не только может деморализовать общество, поддержка которого во время войны очень важна, но поможет врагу оценить наш потенциал – что вообще не в наших интересах. Поэтому следует принять: детальные потери украинской армии станут известны после войны.

А как насчет потерь россиян? Конечно, нам хочется верить большим цифрам, но… Даже если бы украинским военным очень хотелось точно подсчитать количество убитых россиян, сделать это в условиях войны сложно. Такой подсчет ведется, но его точность и оперативность – не главные приоритеты армии. Поэтому попадающие в прессу цифры условны.

Милитарные аналитики и блоггеры со всего мира, которые сейчас увлеченно наблюдают за событиями в Украине – первой большой войной в Европе со времен второй мировой – обычно не принимают во внимание официальные сообщения, считая их продуктом пропаганды. Отслеживают фото и видео в соцсетях, подсчитывая подтвержденные потери военной техники и вычисляя вероятные потери, как это называется военным жаргоном, «живой силы», то есть людей. Слабая сторона этого метода очевидна: если никто из военных не снял на видео и не выложил разбитый танк или сбитый самолет, в подсчеты он не попадет. Словом, и к этим подсчетам следует относиться осторожно.

Кроме того, сообщения о военных операциях, даже самые успешные, – это полезная информация для врага, который может проанализировать тактику украинских военных, определить направления движения и позиции. Часть такой информации украинское командование разглашает, хотя вы, наверное, заметили, что свод с фронтов довольно неконкретный, и не зря. Также не зря военные постоянно и настойчиво просят не фотографировать и не снимать на видео украинскую военную технику, не сообщать, кто из военных где служит (это может быть подсказкой для врага о расположении и перемещении наших подразделений), не давать координаты попадания российских ракет и снарядов. Все эти ограничения касаются и рядовых пользователей соцсетей, и медиа.

Часть сообщений, связанных с открытыми боевыми действиями, призваны дезинформировать, запутать врага. Какие именно – нам с вами лучше не знать. Разведка в наше время получает огромную часть полезной информации из открытых источников, поэтому такая дезинформация – неотъемлемая часть войны.

(Важное уточнение: то, что так поступают все, не значит, что все одинаковы. Россия не просто дезинформирует свое общество, а погрузила его в полную виртуальную реальность, напоминающую бред безумца. И, как всякий бред, он не имеет ничего общего с логикой – в один день россиянам сообщают, что украинская армия не сопротивляется и российскому наступлению противостоят только мифические «нацисты», а на следующий день уже жалуется, что имеет дело с «мощной» военной машиной». Поэтому, если вам неприятно от мысли, что Украина, используя дезинформацию, уподобляется России, гоните эту мысль прочь. Чтобы уподобиться России, надо сначала потерять рассудок).

Повсеместные призывы верить только информации из официальных источников не означают, что информация из официальных источников является полностью правдивой, проверенной и полной. Это значит, что официальные источники не будут распространять информацию, которая может нанести ущерб гражданским, военным, волонтерам, дипломатам и всем, кто работает на победу Украины.

К примеру, общество с энтузиазмом воспринимает информацию о военной помощи от зарубежных партнеров – и возмущается, когда слышит об отказе в такой помощи или ее задержке. Должно ли руководство Украины отчитываться, от кого получило оружие, откуда и куда оно направляется, кто и как его будет использовать? О, русский генштаб был бы от этого в восторге. Сообщить о поставках оружия украинцев, но так, чтобы этого не узнали россияне, невозможно. Поэтому вся информация об оружии, которое мы получаем от Запада, должна быть абстрактной.

Нас вдохновляют сообщения об украинских победах, а новости об украинских потерях наполняют ненависть и гнев, что придает нам сил для сопротивления и помощи фронта. Но нужно смириться с тем, что точной и полной информации об этом через СМИ мы сейчас не получим.

Все мы травмированы событиями первых дней войны, когда все происходило очень быстро и неожиданно. Казалось, что если россияне «дошли до Киева» через два дня, то могут оказаться в каждом уголке Украины уже завтра. Однако с тех пор ситуация коренным образом изменилась – украинская армия сдерживает наступление, ничего похожего на «блицкриг» не происходит. Плохих новостей хватает, но теперь они, как ни цинично это звучит, предсказуемы.

Лучше всего в такой ситуации – по крайней мере, попытаться овладеть собой и прекратить наблюдать за войной как реалити-шоу, неотрывно листая новостную ленту, просматривая видео и пытаясь составить в голове целостную картинку. Такая картинка есть у командования украинской армии – это главное.

Часто люди, разочарованные отсутствием полной информации в официальных источниках, начинают искать «настоящую правду» в телеграмм-каналах и видеоблогах, авторы которых (часто анонимные) пытаются подкупить читателей сокровенным знанием. Контролируемые российскими спецслужбами каналы (вот их неполный список) сейчас часто мимикрируют под «объективные», балансируя кремлевскую дезинформацию и пропаганду якобы «проукраинскими» сообщениями и предполагаемыми инсайдами. Дешевый трюк, но он срабатывает: люди начинают доверять этим источникам, а значит, в подходящий для России момент будут более уязвимы для манипуляций.

От пророссийских источников, а также тех, из которых торчат русские уши, сейчас стоит отказаться – даже если вам кажется, что вы неуязвимы к кремлевской пропаганде, она все равно влияет на ваше подсознание и расшатывает картину мира. Лучше в такое не играть.

Если вы находите проукраинский источник, сообщающий много оптимистических новостей, большинство которых не подтверждается в официальных источниках, это тоже достаточно опасно. Во-первых, больно разочаровываться, когда узнаете, что «наши отбили» или «Путин умер» – неправда. Во-вторых, создавать, собирать и распространять контент – это работа, занимающая время и силы; если кто это делает, то, вероятно, имеет какую-то цель. Журналисты и военные пресс-офицеры занимаются этим, потому что это их работа, за которую они получают деньги. А как насчет блогеров и авторов телеграмм-каналов? Некоторые из них считают, что ведут информационную войну, но действуют при этом на собственное усмотрение. Некоторые просто зарабатывают себе популярность, ведь во время войны набрать подписчиков гораздо легче, чем в мирное время. Во всяком случае, цель этих людей, особенно если они не принимают непосредственного участия в обороне, а наблюдают — точно не адекватное информирование.

В Украине есть профессиональные медиа, команды которых разбираются в военном деле и глубже анализируют события на фронте: «Тексты», «Милитарный портал», «Новинарня», «Цензор.нет» и другие. Здесь вы не найдете «правды, которую от нас скрывают», но можете лучше понять ситуацию и узнать подробности, которых медиа всеобщего интереса не знают или не понимают.

Медиа общего интереса, работающие по стандартам и не продвигающие определенную политическую повестку дня, также заслуживают доверия: Общественное, НВ, Украинская правда,  «Зеркало недели», Liga.net, «Громадське телевидение» и « Громадське радио», Бабель», Zaxid.net и другие. А также украинские версии международных медиа: «Радио Свобода», Би-би-си, «Голос Америки», «Немецкая волна» и т.д. Однако следует быть особенно внимательными к источникам их сообщений.

Наконец, много эксклюзивной и ценной информации можно узнать непосредственно из западных медиа, корреспонденты которых сейчас работают в Украине, в том числе в самых горячих точках. Для этого нужно не лениться читать на английском или других языках оригинала. И быть готовым, что некоторые новости вас огорчат, ведь не будут совпадать с тем, что вы знаете из украинских источников. Это не всегда значит, что западные медиа говорят правду, а украинские источники врут. Ведь западные журналисты могут быть уязвимыми к российской пропаганде и дезинформации, которую украинцы за восемь лет информационной войны научились выявлять и обезвреживать лучше, чем кто-либо в мире. Кроме того, часто они просто не ориентируются в местных реалиях – например, Мариуполь и Мелитополь нетрудно перепутать, а там и до Никополя недалеко.

Как и в мирное время, всегда полезно комбинировать несколько качественных источников, проверять факты и не спешить радоваться или огорчаться, если видите что-то особенно оптимистическое или крайне досадное. Но самое важное: пора учиться отрываться от новостей, делать паузы, тратить свой ресурс на что-то полезное для Родины или заботиться о себе. Борьба продолжается, и Украине нужны физически и психически здоровые граждане, чтобы выстоять.

Читайте также: Про 7 исторических сил, от которых зависят судьбы Украины и Путина 

«Черноморка» в  Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2022Все права защищены