ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
3
1
3
6
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
3
1
3
6
Медиаревизор
Про 7 исторических сил, от которых зависят судьбы Украины и Путина
  12 марта 2022 13:01
|
  2168

Про 7 исторических сил, от которых зависят судьбы Украины и Путина

Про 7 исторических сил, от которых зависят судьбы Украины и Путина

Британский историк, писатель и журналист Нил Фергюсон анализирует российское вторжение и войну в Украине в контесте исторических процессов и размышляет, какие могут быть последствия этих событий для их участников и всего мира.

Статья опубликована на Bloomberg Opinion. Перевел руководитель программы «Историческая и культурная политика» Украинского института будущего Сергей Громенко.
Достигнет ли Россия победы? Могут ли санкции остановить ее? Может ли Путин перейти к ядерному оружию? За войну или за мир выступает Китай? Прошлое подсказывает, но не дает определенных ответов.

Что делает историю настолько трудной для прогнозирования – причина, почему не существует четкого «цикла» истории, позволяющая нам предвидеть будущее – это то, что большинство катастроф происходят вне поля зрения. В отличие от ураганов и автомобильных аварий, которые мы можем, по крайней мере, спрогнозировать, самые большие катастрофы (пандемии и войны) следуют степенному закону или случайному распределению. Они принадлежат царству неопределенности или потому, что Нассим Николас Талеб в своей книге «Черный лебедь» называет «Крайнестаном». Они подобны цунами, а не приливам.

Более того, как я утверждал в своей книге «Крах», катастрофы не происходят в какой-либо предполагаемой последовательности. Самое большое, что я могу сказать, это то, что мы, как правило, не сталкиваемся с одной катастрофой дважды подряд. На этот раз мы перешли от чумы к войне. В 1918 году это был переход от войны к чуме. Столетняя война началась за восемь лет до того, как Черная смерть поразила Англию.

Конечно, не все в истории случайно. Российское вторжение в Украину было нетрудно предусмотреть в начале этого года. Вам просто нужно было воспринимать президента России Владимира Путина буквально и серьезно, когда он утверждал, что российский и украинский народы едины и возможность вступления Украины в Организацию Североатлантического договора или Европейский союз является красной линией; и понимать, что западные угрозы экономических санкций не остановят его.

Однако теперь, когда война идет уже вторую неделю, делать прогнозы гораздо сложнее. Похоже, что действуют семь разных исторических процессов, и неясно, какой из них идет быстрее всего. Все, что я могу сделать, это применить историю, поскольку нет модели по политологии или экономике, которая действительно могла бы нам здесь помочь.

1. Удастся ли россиянам взять Киев за две, три, четыре недели или никогда?

На днях я слышал, как утверждалось, что российское вторжение в Украину может превратиться в «замороженный конфликт». Я думаю, что это гораздо больше похоже на первый горячий конфликт времен Второй холодной войны, который будет решен довольно быстро. Есть основания полагать, что это превращается в путинскую версию Зимней войны Сталина против Финляндии в ноябре 1939 года, когда Красная армия столкнулась с гораздо более жестким сопротивлением, чем ожидала от финнов (именно финны изобрели Коктейль Молотова, названный в честь министра иностранных дел СССР). Молотова).

Разница в том, что Сталин смог приказать ввести вторую, большую волну советских войск в феврале 1940 года, заставив финнов принять его кабальные условия, включая уступку 9% довоенной территории Финляндии. В распоряжении Путина не так много рабочей силы и техники.

По крайней мере, один военный аналитик, которого я уважаю, сказал в конце прошлой недели, что у российских сил вторжения осталось около двух недель, прежде чем серьезные проблемы с материально-техническим обеспечением и поставками серьезно заставят Путина сесть за стол переговоров . Я надеюсь, что это верно. Знаменитая 40-километровая застрявшая колонна между Приборском и Киевом является свидетельством того, что война оказалась не тем блицкригом, которого, вероятно, ожидал Путин.

С другой стороны, западные СМИ, похоже, чрезмерно стремятся освещать новости о неудачах России и недостаточно внимательны к тому суровому факту, что захватчики продолжают наступать более чем на одном фронте. Также нет достаточного признания того, что российские генералы быстро поняли, что их план А провалился и переключились на план Б – массированные бомбардировки ключевых городов. , сценарий, знакомый по более ранним русским войнам в Чечне и Сирии Неделя в политике может быть долгим сроком, как сказал премьер-министр Великобритании Гарольд Уилсон. Но это время на войне.

Лучшей аналогией, чем Зимняя война с Финляндией, может быть советское вторжение в Афганистан, начавшееся в декабре 1979 года. Причина, по которой она переросла в столь затяжную катастрофу для Красной армии, заключалась в том, что афганские моджахеды были хорошо снабжены американским оружием. Сегодня украинцы также получают значительное количество техники (зенитные ракеты «Стингер», противотанковое оружие «Джавелин», турецкие беспилотники TB2), большая часть которой сейчас поступает через границу из Польши.

Украина также получает жизненно важную помощь частного сектора, в частности, поставку интернет-терминалов Starlink, помогающих поддерживать связь, несмотря на российские атаки на телевизионные башни (не говоря уже о поддержке морального духа со стороны основателя) Starlink Inc. Илона Маска).

Чего я не могу сказать, так это того, хватит ли этого оружия и другого оборудования для поддержки украинского сопротивления в ближайшие недели. Очевидно, что украинцы наносят реальный ущерб российской пехоте и бронетехнике и сбивают поразительное количество низких вертолетов и самолетов. Они безусловно смогут сделать так, чтобы любое продвижение россиян в центр Киева очень дорого обошлось захватчикам.

Но у украинцев нет реальных ответов на высотные бомбардировки и ракетные обстрелы. Судьба независимой Украины будет решена в ближайшие недели или дни. Если города продолжат сдаваться россиянам, как это произошло с Херсоном и, возможно, произойдет с Мариуполем, мы можем оглянуться назад и сказать, что западные поставки оружия правительству президента Владимира Зеленского были слишком незначительными, слишком запоздалыми.

2. Вызовут ли санкции такой серьезный экономический спад в России, что Путин не сможет достичь победы?

Я слышал, как говорили, что широта и глубина санкций, введенных в отношении России, делают их беспрецедентными. Я не согласен. То, как США и Европейский Союз разорвали финансовые связи с Россией, даже конфисковав хранящиеся за рубежом части резервов российского центрального банка, напоминает, но не совсем соответствует санкциям, которые Великобритания и ее союзники ввели против Германии в начале Первой мировой войны.

Мы должны помнить, что эти меры, однако, не нанесли поражения Германии, потому что – как и в России сегодня – у нее были ресурсы, чтобы быть самодостаточной, хотя санкции, возможно, одержали победу Германии менее вероятно, увеличив тяготы войны внутри страны.

Тогда, как и сейчас, все более авторитарное правительство могло вводить экономический контроль и отвлекать ресурсы от гражданского потребления на военные цели, обвиняя в лишениях врага. Союзническая «голодная блокада» была мощной темой для германской пропаганды военного времени. Экономическая война между 1914 и 1918 годами не заменяла отправку британских армий на европейский континент, точно так же, как этого не было во время наполеоновских войн против Франции.

Особенно трудно вести чисто экономическую войну против такой огромной и богатой ресурсами страны, как Россия. После 1928 г. Сталин ввел автаркию в Советском Союзе. Путину это навязал Запад. Но никто не должен забывать, что самодостаточность возможна для России, хотя и ценой жесткой экономии, независимо от того, является ли это выбором или следствием войны.

Кажется очевидным, что западные санкции будут усиливаться с каждой неделей разрушения украинских городов и убийств украинских мирных жителей. Мы уже приближаемся к санкциям по российскому экспорту энергоносителей, начиная с запрета на импорт российской нефти США и Великобритании (европейцы колеблются). С другой стороны, Китай способен помочь России способами, которые могли бы смягчить экономический шок, точно так же, как в течение многих лет он помогал Ирану обходить санкции США, покупая его нефть.

На мой взгляд, наиболее поразительной особенностью санкций против России является то, что западные корпорации вышли далеко за рамки буквальных требований правительства. Никто не предписывал крупным американским технологическим компаниям отключать или ограничивать большинство своих услуг в России, но они это сделали. В отличие от советских граждан, привыкших к государственной монополии на связь, сегодняшние россияне стали так же полагаться на большие технологии, как и мы. Быть отрезанным от метавселенной может оказаться более психологически болезненным, чем нехватка импортных продуктов питания.

Экономика России сейчас переживает такой же серьезный удар, как и в начале 1990-х годов, когда распался Советский Союз и рухнула плановая экономика. Она балансирует на грани финансового кризиса, который приведет к банкротству банков, резкому росту инфляции и дефолту по крайней мере по некоторым суверенным долгам. Но даже ежеквартальное понижение валового внутреннего продукта на 35% не обрекает страну на военное поражение, если ее самолеты все еще могут летать, а танки все еще стреляют снарядами.

3. Ускоряет ли сочетание военного и экономического кризиса дворцовый переворот против Путина?

Современная Россия пережила три народных революции (1905, 1917 и 1991). Были убийства – например, царя Александра II в 1881 году и Ленина, чья жизнь была сокращена покушением в 1918 году, – и дворцовые перевороты, такие как приведшие Никиту Хрущева к власти в 1953 году и сместившие его в 1964 году. Но большинство российских правителей умирают от естественных причин – даже Сталин – хотя ему не спешили оказать медицинскую помощь, когда у него произошло кровоизлияние в мозг. Президент Борис Ельцин удивил всех, подав в отставку в канун Нового 1999 года без принуждения.

Может ли Путин отойти от власти, став жертвой собственного самомнения, недооценивающего мужество Украины и экономическую мощь мероприятия? Это возможно. Но я не стал бы ставить судьбу Украины на внутреннюю политику России.

Во-первых, репрессивный аппарат российской государственной безопасности, похоже, находится в полном рабочем состоянии. Тех в России, кто мужественно протестует против войны, арестовываются и преследуются обычным способом. С другой стороны, я не могу представить себе более рискованное действие для представителя российской экономической элиты, чем намекнуть одному из своих коллег даже на малейший заинтересованность в свержении Путина.

С другой стороны, даже во время несколько фарсовой трансляции заседания Совета Безопасности России две недели назад было очевидно, что не все в Кремле были полностью удовлетворены планом вторжения Путина. Более правдоподобным, чем народное восстание или мятеж олигархов, является дворцовый переворот, возглавляемый одним или несколькими руководителями Службы безопасности России. Люди, имеющие полномочия арестовывать Путина – это люди, на которых он рассчитывает в исполнении своих приказов об аресте: Николай Патрушев, председатель Совета Безопасности и, как и Путин, офицер КГБ с большим стажем; Сергей Нарышкин, глава внешней разведки; и Александр Бортников, возглавляющий Федеральную службу безопасности, преемницу КГБ.

4. Приводит ли риск падения Путина к отчаянным мерам (осуществлению его ядерной угрозы)?

Самый опасный аспект войны в Украине очевиден: Россия, хотя и во многом ослаблена, все еще является наследницей Советского Союза как ядерного государства – в отличие от Украины, отказавшейся от своего советского ядерного оружия в обмен на гарантию безопасности – Будапештский меморандум 1994 года, который оказался напрасным.

Путин с самого начала понял, что его козырь – угрожать применением ядерного оружия. Еще до начала своего вторжения он предупредил, что «каждый, кто попытается помешать нам… должен знать, что реакция России будет немедленной и приведет вас к таким последствиям, которые вы никогда раньше не испытывали в своей истории».

Россия, добавил он, остается «одним из самых мощных ядерных государств» с «определенными преимуществами в ряде новейших видов оружия» и что «ни у кого не должно быть сомнений в том, что прямое нападение на Россию приведет к поражению и тяжелым последствиям для потенциального агрессора”. После начала войны он перевел российские ядерные силы на «особый режим боевого дежурства» – иными словами, в режим повышенной готовности.

Если целью Путина было удержать членов НАТО от предложения прямой военной помощи Украине, то, похоже, это оказало определенный эффект. Идея Польши и других стран предоставить истребителю Киеву была кратко озвучена верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Хосепом Боррелем, а затем угасла, хотя госсекретарь США Энтони Блинкен пытается возродить ее, и поляки, похоже, думают, что они меняют свои истребители МиГ- 29 советской эпохи на самолеты США, вероятно, чтобы МиГи могли отправиться в Украину.

В средствах массовой информации также обсуждается вопрос о «бесполетной зоне» НАТО над Украиной, о которой продолжает просить украинское правительство, но которая, несомненно, будет воспринята Путиным как акт войны. К счастью, никто из занимающих ответственное положение не одобрил эту идею.

И все же не может быть правильным, чтобы угроза применения ядерного оружия оставалась без ответа. Во время холодной войны обе стороны использовали ядерное оружие, чтобы запугать друг друга. Причина, почему не произошла ядерная война – хотя она была близка к этому более одного раза, особенно во время кубинского ракетного кризиса в 1962 году и ошибочной тревоги «умелого лучника» в 1983 году – заключалось в том, что каждая сторона верила, что другая способна перейти к ядерной войне, и никто не мог быть уверен, что ограниченная ядерная война, предусмотренная Генри Киссинджером в 1957 году, не перерастет в Армагеддон.

В 11:41 вечера 24 октября 1973 года, в разгар войны Судного дня, Киссинджер и другие ключевые члены команды национальной безопасности президента Ричарда Никсона согласились повысить уровень боевой готовности США до Defcon 3 – самого высокого уровня готовности к войне в мирное время – чтобы гарантировать, что Советский Союз не отправит войска для поддержки напавших на Израиль арабских государств, но теперь сильно проигрывавших. В то же время они отдали приказ о больших перемещениях военных средств США, чтобы убедиться, что Советы получили уведомления.

Советские документы свидетельствуют о том, что Политбюро не пошло по тому пути, как и предполагал Киссинджер. Ни один советский лидер, даже одурманенный наркотиками Леонид Брежнев, который, как и Никсон, спал в часы максимальной опасности, не был готов взорвать мир, чтобы спасти Египет и Сирию от поражения. Как выразился будущий советский лидер (тогдашний глава КГБ) Юрий Андропов: «Мы не будем развязывать Третью мировую войну».

Сегодня, однако, все по-другому.

Путин не только запугивает НАТО; возможно, он добился чего-то большего, а именно молчаливого признания администрацией Байдена того, что она не обязательно нанесет ответный удар ядерным оружием, если Россия его применит.

Неспособность администрации дать понять, что она примет соответствующие меры, согласуется с прошлогодними сообщениями о том, что команда национальной безопасности Байдена рассматривала возможность исключения первого применения ядерного оружия в своей новой национальной военной стратегии. Ядерные ракеты перестают быть сдерживающим фактором, если одна из сторон не хочет их применять.

Путин, вероятно, блефует. Что бы он ударил тактическим ядерным оружием? Если это украинский город, особенно Киев, он наверняка опровергнет свое собственное ложное утверждение о том, что борется за сохранение исторического единства русского и украинского народов.

Потери России происходят из-за того, что украинцы используют оружие, поставляемое несколькими странами НАТО, включая США и Турцию, но в основном оно проникает в Украину из Польши. Может ли поэтому Путин нанести удар по цели в Восточной Польше – скажем, в Люблине или Перемышле? Это нельзя полностью исключить.

И он, безусловно, с большей вероятностью сделает это, если считает, что США не будут немедленно принимать ответные меры против российских целей. Ключевой урок всего этого кризиса заключался в том, что признаки слабости со стороны США, которые я обсуждал здесь на прошлой неделе, придали смелости Путину.

5. Удерживают ли китайцы Путина на плаву, но при условии, что он согласится на компромиссный мир, который они предлагают в качестве посредника?

Пусть ни у кого не будет никаких иллюзий. Война Путина не началась без зеленого света со стороны китайского лидера Си Цзиньпина, который смог настоять, что россияне подождут, пока не закончатся зимние Олимпийские игры в Пекине. Теперь у китайцев есть возможность оказать России экономическую помощь. Вопрос в том, даст ли этот рычаг Си роль посредника, которую играл Теодор Рузвельт в 1905 году, когда Россия воевала с Японией.

Из ряда сообщений мы знаем, что китайское миротворчество вполне возможно. Сообщалось, что Китай, Франция и Германия «координируют усилия по прекращению конфликта». Мы можем предположить, что беспорядок войны не радует руководство Коммунистической партии Китая, у которого полно дел с Covid (помните это?), замедляющейся экономикой и будущим съездом партии, и они хотели спокойного мира в 2022 году.

С другой стороны, мы не должны недооценивать близость отношений Си и Путина и степень, в которой Си должен отдавать предпочтение победе России, учитывая его собственные амбиции поставить Тайвань под контроль Пекина. Я предполагаю, что китайцы не сделают серьезных дипломатических шагов до тех пор, пока не убедятся, что вторжение Путина полностью увязло в весенней грязи Украины.

6. Проявляется ли на Западе синдром дефицита внимания ко всему этому?

Во всем демократическом мире люди учат слова «Слава Украине!», носят сине-желтую одежду, участвуют в проукраинских демонстрациях.

Правда, общественность США обычно уделяет около трех недель внимания любому бедствию за рубежом (см. временную волну возмущения, последовавшую за уходом из Афганистана в прошлом году). И все же реакция на вторжение в Украину кажется более масштабной и, скорее всего, продолжительной. Примечательно, что один законодатель США сказал мне на прошлой неделе, что он «не мог вспомнить вопрос, который навязчивее преследовал и более объединял» избирателей.

Мы можем размышлять о том, почему это так, но значительная часть объяснения, несомненно, заключается в умелом использовании Зеленским телевидения и социальных сетей, чтобы завоевать симпатии всего мира. Большинство американцев тоже распознают войну за независимость, когда видят ее.

Мне вспоминается, как британская общественность в 19 веке периодически поддерживала этническую группу, борющуюся за свою свободу. Греки в 1820-х годах, поляки в 1830-х годах, немцы и итальянцы в 1840-х годах, болгары в 1870-х годах – все они вызвали страстную поддержку в Великобритании и столь же страстное осуждение деспотических империй Османов.

Однако нападения морального возмущения, как правило, приносят очень мало практической пользы тем, кто намерен строить национальные государства. Такова была точка зрения премьер-министра Пруссии Отто фон Бисмарка в 1862 году, когда он заявил: «Большие вопросы дня будут решаться не речами и решениями большинства… а железом и кровью».

Единственное реальное значение возмущения западной общественности действиями Путина – это политическое давление, которое оно оказывает на Байдена и других лидеров, чтобы они заняли более жесткую позицию по отношению к России.

7. Каким будет сопутствующий ущерб?

Проблема для Байдена – и скоро она станет проблемой и для его европейских коллег – заключается в экономическом ущербе, который нанесет эта война. Инфляционные ожидания уже резко повысились в результате чрезмерных фискальных и монетарных стимулов, введенных в начале прошлого года в форме американского плана спасения и продолжающихся покупок активов Федеральной резервной системой. История показывает, что войны (намного чаще, чем пандемии) являются наиболее частой причиной скачков инфляции.

Самая известная недавняя иллюстрация – это то, как войны 1973 (Йом Кипур) и 1979 (Иран-Ирак) способствовали большой инфляции 70-х годов, но есть и многие другие примеры. Правда, цена на нефть сегодня является гораздо меньшей составляющей индексов экономической активности и потребительской инфляции, чем 50 лет назад. Но было бы наивно полагать, что при инфляции, уже достигшей наивысшего уровня с 1982 года, дополнительный шок от войны и стремительного ужесточения санкций не подлил масло в огонь.

Даже если россиянам не удастся воспрепятствовать реанимации ядерного соглашения с Ираном, возврат иранской нефти на мировой рынок вряд ли компенсирует шок от западных санкций против России. Более того, эти скачки цен не ограничиваются нефтью и газом, а затрагивают множество других сырьевых товаров. Перспектива срыва урожая зерновых в Украине в этом году означает значительный рост цен на продовольствие со всевозможными последствиями, особенно в развивающихся странах.

Мы также не можем игнорировать риски, которые могут таиться в международной финансовой системе. Очень многие учреждения беззаботно проигнорировали приближение войны и остались владеть большим количеством упавших в цене российских активов. Ущерб такого масштаба – и еще больше, если российское государство не выплатит часть своего долга – почти всегда имеет последствия. Дефолт России по облигациям в местной валюте в 1998 году стал важнейшим элементом краха Long-Term Capital Management в том же году.

Составьте вместе эти семь неуловимых моментов, и вы увидите, насколько важны будут следующие несколько недель.

Это первый крупный кризис Второй холодной войны, который во многом похож на зеркальное отражение Первой холодной войны, где Китай является старшим партнером, Россия – младшим, и горячая война идет в Восточной Европе, а не в Восточной Азии (война в Корее в 1950 г.). Я не знаю, чем обернется кризис, но знаю, что у него будут глубокие последствия для хода соревнования сверхдержав.

Читайте также: Сергей Громенко: Для россиян Крым – пропуск к античной истории, которой у самой России нет

«Черноморка» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2022Все права защищены