ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
3
0
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
3
0
Особое мнение
«Я – военнопленный в собственной стране»: главный фигурант дела Шеремета дал интервью из-за решетки
  10 января 2020 12:28
|
  1066

«Я – военнопленный в собственной стране»: главный фигурант дела Шеремета дал интервью из-за решетки

«Я – военнопленный в собственной стране»: главный фигурант дела Шеремета дал интервью из-за решетки

При смене власти уходящие правители всегда оставляют своему назначенному или избранному преемнику «богатое» приданое. Так произошло и в Украине, когда Петра Порошенко не выбрали на второй срок, отдав предпочтение Владимиру Зеленскому.

Таким образом шестой президент получил тотальную коррупцию по всей властной вертикали и горизонтали, боевые действия на Донбассе, временно оккупированную Автономную Республику Крым, ряд громких уголовных дел и не только. И нет, это не камень в политический огород Порошенко, это – констатация фактов.

Полученные в наследство Авгиевы конюшни Зеленский начал чистить, разбираясь в одном из самых громких дел независимой Украины – убийстве журналиста, одного из руководителей «Украинской правды» Павла Шеремета.

Еще в середине июля 2019 года, когда в Офисе президента руководитель Национальной полиции Сергей Князев ознакомил главу государства с секретными материалами дела, он заявил, что в деле Шеремета результат будет.

«Поверьте, когда будет результат, вы увидите много деталей – увидите все то, что я видел, и поймете, что действительно многое сделано для результативности… Из того, что я увидел, не могу говорить, в какой срок, но думаю, что у нас с вами будет результат», – говорил тогда Зеленский.

Спустя почти полгода, а если быть точным, то 12 декабря, правоохранительные органы заявили о задержании подозреваемых в деле об убийстве Шеремета.

По их версии, взрывчатку под авто одного из руководителей «Украинской правды» закладывала детский хирург и волонтер Юлия Кузьменко, а помогал ей доброволец и музыкант Андрей Антоненко, которого следствие называет организатором убийства Шеремета.

Также в деле фигурируют военная медсестра Яна Дугарь, которая, как утверждает следствие, фотографировала камеры наблюдения накануне убийства, и семья добровольцев Владислава и Инны Грищенко.

На брифинге в МВД правоохранители представили часть результатов следствия, в частности, одними из ключевых доказательств следствия является экспертиза походки, а также прослушка телефонных разговоров.

Задержанные отрицают свою причастность к убийству и утверждают, что не похожи на злоумышленников, зафиксированных на камерах.

Но в итоге суд арестовал Антоненко и Кузьменко до 8 февраля, а Дугарь отправили под домашний арест.

В обществе и среди международных партнеров мало веры в то, что именно Антоненко, Кузьменко и Дугарь причастны к убийству Шеремета, но силовики продолжают гнуть свою линию, затягивая апелляции по мере пресечения, проводя следственные эксперименты и не только.

Поэтому «Черноморка» для баланса точек зрения приводит слова того, кому практически не давали высказаться с момента ареста, – Андрея Антоненко. Он дал интервью изданию theБабель из изолятора временного содержания, а мы выбрали для вас самое главное.

О ТЕКСТЕ ПОДОЗРЕНИЯ

«Утверждение об «ультранационалистических идеях и культивировании величия арийской расы» – это ложь. У меня дед – польский еврей. Я сам вырос среди евреев в еврейском районе. К тому же следователь в разговоре сообщил, что этот эпизод «пришили» к моему делу из дела другого человека! Так о чем еще можно дальше говорить? Все дело – выдумка больного и полная фальсификация».

ЗНАКОМ ЛИ С ЧЕТОЙ ГРИЩЕНКО

«С супругами Грищенко не знаком. Как-то летом 2019 года я со многими артистами давал концерт. После выступления подошла женщина и попросила сделать фото. Я, конечно, согласился. Впоследствии оказалось, что это была Инна Грищенко. Вот и все знакомство».

О ЗНАКОМСТВЕ С ЮЛИЕЙ КУЗЬМЕНКО

«С Юлией Кузьменко нас познакомил досадный случай. Хотя это тоже трудно назвать знакомством. Произошло ДТП – (28 января 2016 года на площади Победы в Киеве – ред.) моего сына сбила машина, водитель уехал с места происшествия. Дело было громкое, о нем говорили по радио и телевидению. Я искал свидетелей, написал в Facebook, и Юля откликнулась. Оказалось, что то такси вызвала именно она. Мы обменялись номерами телефонов, созвонились. В Facebook есть вся эта информация – сообщение о переносе суда. Мы даже в суде не виделись.

Впервые я увидел Юлю у себя на концерте 21 июля 2016 года, то есть через несколько дней после трагедии. На концерт я пригласил ее раньше. До этого всю весну и начало лета я провел в АТО с концертами. Это все подтверждено и легко проверяется.

Есть мнение, что мы пересеклись до того – весной в Pizza Veterano на Бессарабке. У меня была там встреча, а Юля туда тоже пришла. Но та встреча была 3-5 минут, и я ее не очень помню. Мы допили пиво и ушли. Вроде бы именно тогда я пригласил ее на концерт. Уверенно можно сказать, что полноценное знакомство состоялось 21 июля 2016 года. До того момента мы не виделись и не переписывались в статусе друзей».

ПРО ЯНУ ДУГАРЬ

«Яну Дугарь я не знаю вообще. О ее существовании узнал из подозрения».

ПРО ОПЕРАЦИЮ НА НОГЕ

«У меня был обычный варикоз. Операцию сделали в конце зимы или в начале весны [2016 года]. Ничего, что могло бы ограничивать мое движение, не делали, ничего не удаляли. Три маленьких надреза – новая технология сварки сосудов. После двух часов операции я полноценно двигался. К тому же после таких операций рекомендуется много ходить для улучшения кровообращения. Единственным побочным эффектом была головная боль от наркоза. Никакой хромоты не было – это ложь».

ПРО СЛУЖБУ В СИЛАХ СПЕЦИАЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ

«В ССО я с 2017 года. Я штаб-сержант пресс-службы. Занимаюсь пропагандой службы в ССО и морально-психологической поддержкой военных: концерты и прочее. Никакой специальной подготовки по (созданию – ред.) взрывчатки у меня нет и быть не может. Это тоже легко проверить».

О КВАРТИРЕ, КОТОРАЯ НАХОДИТСЯ ОКОЛО МЕСТА УБИЙСТВА ШЕРЕМЕТА

«В квартире на улице Гончара я не живу с 2006 года. Это обычная коммуналка. Там жила моя мать с братом и соседи. Периодически я с семьей навещал маму, а также в определенные дни я давал частные уроки на гитаре, потому что тогда работал преподавателем музыки в Muztorg Rock School. Это тоже легко проверить. У меня были еще частные уроки. Именно в тот день (19 июля 2016 года – ред.) у меня было занятие с учеником. Примерно до 20:00 я был там. Ко мне еще приезжали люди за футболками. Потом уже до 20 числа я находился по месту жительства у жены».

ПРО МУЛЯЖ МИНЫ, КОТОРЫЙ НАШЛИ В ЕГО КВАРТИРЕ

«Зеленой фигней» я назвал муляж мины МОН-50 – пустой корпус, который не пригоден к использованию].

Мне с Сашей Положинским этот корпус подарили на одном из концертов в АТО. Ребята всегда старались презентовать что-то необычное на память. Саша отказался, мол, отдайте Андрюхе, они в музей отдадут.

Сам корпус пустой. Детали залиты клеем, чтобы нельзя было их достать, но чтобы было видно для обучения. К тому же в корпусе сделана специальная дырка, чтобы его нельзя было использовать по назначению. Это нам объяснили, когда дарили. То есть это была обычная зеленая коробка – фигня.

Мы ее использовали как реквизит для съемок. У меня дома она появилась по стечению обстоятельств недавно. Мы делали фотосессию ко Дню сержанта. Шел дождь. Мы поспешно сложили вещи, которые использовали для фотосъемки, в мою машину и рюкзак: шлем, наушники, другие вещи. Там оказалась и эта коробка. Все это я привез домой. А поскольку я ушел в отпуск, то завезти это на работу я просто не успел. Вот такая ситуация. Хотели с ребятами сделать из нее роутер ради шутки».

О ПОДОЗРЕНИИ

«Относительно подозрения… Я в шоке. Мнения разные:
1. Это операция ФСБ руками высших должностных лиц страны. Я – известная и влиятельная личность в ССО. Добраться до меня сепарам и россиянам трудно. Поскольку я имею прямое влияние на оборонительную способность Украины, возможно, таким образом пытаются меня устранить, дискредитировать ССО и Вооруженные силы. Я очень боюсь за жизнь своей семьи, жены и детей. Не исключаю, что могут, как Шеремету, подложить взрывчатку в мою машину. Считаю, что это дело одних и тех же людей. Уверен, что те, кто пытается оболгать и обвинить нас, знают, кто это.
2. Это политическое преследование, заказ. Кого именно? Смотрите пункт 1.
3. Тупое прикрепление круга знакомств супругов Грищенко. Но и здесь проблема – я никого не знаю. Но все же я думаю, что это варианты 1 и 2.
4. Политическая карьера главы МВД – любым образом удержаться на должности или получить кресло премьера. Одним словом, заказ».

ДАЕТ ЛИ ПОКАЗАНИЯ И УЧАСТВУЕТ ЛИ В СЛЕДСТВЕННЫХ ЭКСПЕРИМЕНТАХ

«Да. Несмотря на полную выдумку, больную фантазию, фальсификацию подозрения, мы даем показания и согласились на все следственные действия, хотя следствие ведет себя несколько странно. Они не сообщают моим адвокатам заблаговременно о следственных действиях, не предоставляют материалы, а после этого начинают коверкать так, будто мы отказываемся от следственных действий – это тоже ложь. Они постоянно пытаются подсунуть государственного адвоката на следственные действия и рассчитывают, что я соглашусь. Но это незаконно, потому что у меня есть защитники, которые должны присутствовать обязательно. А следствие начинает манипулировать.

Они также применяют психологическое и физическое давление: не разрешают свидания с родными; держат в тюрьме, что является необоснованной мерой. Они руководствуются приказами свыше».

ЧТО АНТОНЕНКО ХОТЕЛ БЫ СКАЗАТЬ ЧИТАТЕЛЮ

«Я считаю себя военнопленным, политзаключенным в собственной стране. Это полностью сфабрикованное, лживое, отвратительное дело! Политическое преследование под копирку РФ. Возможно, договор в «нормандском формате». Слава Украине!».

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

Фото из Facebook Андрея Антоненко

© Черноморская телерадиокомпания, 2020Все права защищены