ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
8
9
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
8
9
Особое мнение
«Борьба не заканчивается»: что нужно знать про возвращение украинских узников Кремля
  09 September 2019 16:05
|
  373

«Борьба не заканчивается»: что нужно знать про возвращение украинских узников Кремля

Роман Сущенко. Олег Сенцов. Александр Кольченко. Владимир Балух. Станислав Клых. Николай Карпюк. Алексей Сизонович. Павел Гриб. Эдем Бекиров. Евгений Панов. Артур Панов. Роман Мокряк. Юрий Безъязычный. Андрей Артеменко. Андрей Эйдер. Богдан Головаш. Денис Гриценко. Василий Сорока. Богдан Небыль. Вячеслав Зинченко. Сергей Цибизов. Сергей Попов. Владислав Костышин. Андрей Оприско. Андрей Драч. Олег Мельничук. Михаил Власюк. Виктор Беспальченко. Владимир Терещенко. Евгений Семидоцкий. Владимир Лесной. Андрей Шевченко. Владимир Варимез. Сергей Чулиба. Юрий Будзило.

Только что вы прочитали имена 35 украинских героев, которых удалось вырвать из-за решеток российских тюрем, СИЗО, ШИЗО и прочих нечеловеческих ужасов. Да, они герои. Но не в мечтательной коннотации, которую многие из нас с вами спешно приклеили к Надежде Савченко, а в простом человеческом плане. Они знали, что за ними правда и их Родина, которая их вернет. Поэтому боролись с системой. Или, как минимум пытались.

Безусловно, вскоре может всплыть информация, которая очернит репутацию кого-то из этих 35 мужественных людей. Например, как это было с Геннадием Афанасьевым после освобождения. Но пока хочется радоваться.

В этом тексте «Черноморка» попытается собрать всю известную информацию о том, что произошло 7 сентября, и что этому предшествовало. Без оценок и субъективных мнений. Без разбора чья это победа: Владимира Зеленского, Петра Порошенко или Виктора Медведчука. Это – победа Украины. Которой со времен Революции Достоинства, временной оккупации Крыма и начала боевых действий на Донбассе чаще приходилось горько плакать, чем просто улыбаться.

ХРОНИКА 7 СЕНТЯБРЯ

Украинских политзаключенных и военнопленных в России разбудили около четырех утра 7 сентября и приказали собираться.

До этого, как рассказал по прилету журналист Роман Сущенко, тюремщики нашептывали пленникам, что до обмена еще «где-то полторы недели», узнала УП.

Но в субботу всех подняли и сообщили, что будет обмен. Позволили забрать все вещи, которые были при себе. Например, Александру Кольченко разрешили забрать с собой почти 20 килограммов листовок, которые ему прислали в тюрьму.

Позже тюремщики вернули часть вещей, которые забрали при задержании. Более того, украинским пленным выдали деньги «на дорогу» – по несколько сотен российских рублей.

Проверки и подготовки продолжались более пяти часов, поэтому выехали из «Лефортово» украинцы лишь около 10 утра.

«Была целая колонна. При этом все изящно и продуманно, нас через всю Москву провезли, мимо Кремля. Все движение было приостановлено, мигалки, полицейские со свистками», – рассказал Сущенко.

На подъезде к московскому аэропорту «Внуково» машины с украинскими пленными остановились в лесопосадке и ждали несколько часов, пока прилетит украинский самолет.

«Мы видели, что российский самолет взлетел, так что ждали нашего. Стояли где-то в стороне, в какой-то посадке. Поэтому не все было видно», – рассказал Сущенко.

Украинский президентский Ан-148 приземлился в Москве чуть раньше 11:00. Ровно в это время в Киеве сел российский борт, который приехал за теми, кого Украина согласилась обменять на моряков и политзаключенных.

До сих пор оставалось неизвестно, где их удерживали и где был так называемый пункт сбора этих 35 россиян. И в Офисе президента этим отдельно гордятся.

«У русских все всплыло, что они собрали всех в «Лефортово», а у нас – нет. Это была спецоперация, и если никто не знает, где собирали, – значит, она была успешной», – говорят источники в ОПУ.

СМИ удалось узнать, что людей для обмена удерживали в военной части Борисполя.

За сбор, транспортировку и посадку тех, кого выдавали России, отвечала СБУ. В ОПУ была создана рабочая группа, которая вместе со Службой безопасности координировала этот процесс, чтобы все происходило синхронно в Киеве и Москве.

Посадка в самолеты групп обмена продолжалась около часа, и ровно в 12:00, оба самолета поднялись в небо – украинский в направлении Киева, российский – в Москву. При том, что прямое авиационное сообщение между странами до сих пор запрещено.

На борту президентского Ан-148 кроме экипажа было два человека: заместитель главы ОП Кирилл Тимошенко и помощник президента Андрей Ермак.

Как рассказал Тимошенко, никаких опасений от полета в Москву не было.

«Садиться там страшно не было. Но было большое волнение, пока час ждали автобусов с нашими. Тогда было немного тревожно.

Затем все очень радовались. Кто-то плакал, кто-то хлопал, когда взлетели. Но у всех было приподнятое такое настроение. Я по громкой связи, как стюардесса, всем объяснял, что мы делаем дальше, как и куда едем. Перед посадкой предложили всем немного выпить. Наливали украинскую водку», – рассказал заместитель ОП.

35 незаконно удерживаемых в России украинских политзаключенных и военнопленных вернулись на Родину около 13:40 субботы, 7 сентября. Их встречали около сотни людей: родственники, журналисты, а также высшее руководство страны во главе с Владимиром Зеленским.

Официально то, что произошло 7 сентября, называется «взаимное освобождение Украины и Российской Федерацией удерживаемых лиц».

«Освобождение произошло. Я всех поздравляю с возвращением наших героев», – сказал Зеленский, обращаясь к тем, кто встречал украинцев в аэропорту.

Президент рассказал о деталях того, как были достигнуты договоренности об освобождении украинцев. В частности, он напомнил, что 7 августа состоялся его телефонный разговор с президентом РФ Владимиром Путиным. «Мы договорились о первом этапе разблокировки нашего диалога и первом этапе прекращения войны, возвращении наших военных, моряков, наших территорий», – констатировал он.

По словам Зеленского, тогда была достигнута договоренность о создании рабочих групп, которые работали над реализацией достигнутых договоренностей.

«Рабочие группы были созданы, и мы договорились, что в течение месяца должны говорить очень предметно, работать мощно, без лжи, и вернуть наших ребят домой. Я думаю, что первый этап выполнен. Я должен подтвердить, что я как президент Украины, и президент России Владимир Путин сделали все, что пообещали, и сделали это, не меняя на ходу наших договоренностей», – сказал глава государства.

Президент добавил, что изначально речь шла о возвращении только украинских военных моряков, но по инициативе украинской стороны к освобождению были привлечены и другие.

Он сообщил, что некоторые силы не хотели, чтобы произошло освобождение удерживаемых лиц.

«Мне кажется, мы все сделали первый шаг. Он был очень сложный. Мы знаем, что делать дальше. Что касается ребят, сейчас они со своими близкими поедут в «Феофанию». У нас есть рабочая группа, и все проблемные вопросы квартир, лекарств, любые финансовые вопросы, важные для них, для поддержки, – мы все это сделаем», – резюмировал Зеленский.

ЧТО ГОВОРИЛИ ВЕРНУВШИЕСЯ ДОМОЙ ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫЕ И ВОЕННОПЛЕННЫЕ

ОЛЕГ СЕНЦОВ: «Всем добрый день. День сегодня действительно добрый. Мы с парнями очень рады очутиться на родной земле.

Хотим сказать очень большое спасибо всем тем людям, которые все эти годы помогали нам и нашим семьям, которые боролись за нас, добивались нашего освобождения и в конце-концов его добились. Спасибо вам большое.

Надеюсь, что и все остальные пленные будут скоро освобождены. Но даже с освобождением последнего пленного наша борьба не заканчивается. До победы еще очень далеко».

НИКОЛАЙ КАРПЮК: «30 числа (августа – ред.) он (Медведчук – ред.) был у меня. Не знаю, почему посещал именно меня. Просто у меня есть определенные отношения, может для вас это покажется странным, потому что Вадим Рабинович в оппозиционной партии «За життя». Но у меня с ним хорошие отношения со времен последнего Майдана. Он нам очень сильно помогал. Хотя он сейчас и оппозиционный политик, на самом деле он был такой майданный человек, что мама не горюй. Если бы вы знали все, что он сделал.

Рабинович приехал ко мне еще два года назад, в 2017 году, во Владимир. В тюрьму. Ему разрешили со мной встретиться. Он мне сразу сказал: «Коля, я занимаюсь твоим освобождением». Он обещал мне, что до конца года или в начале 2018 года вопрос будет решен. Сказал, что Медведчук тоже занят этим вопросом. Поэтому я был уверен, что люди этим занимаются».

РОМАН СУЩЕНКО: «Прежде всего я хотел бы поблагодарить президента Владимира Зеленского, который, не уступив интересами Украины, нашел нужные слова, веские аргументы и убедил лидера части россиян (Путина – ред.) в целесообразности пойти навстречу и совершить этот акт гуманизма. Я благодарю и президента Украины Порошенко за то, что он начал этот переговорный процесс, объединил мировое и европейское сообщество и в течение трех лет поддерживал мою семью.

Украинское государство продемонстрировало миру, что оно привержено цивилизованным, демократическим принципам развития, и Украина продемонстрировала свою верность общечеловеческим и европейским принципам. Я надеюсь, что это только начало больших сдвигов в переговорном процессе».

КОГО УКРАИНА ОТДАЛА РОССИИ

Как заявил экс-главный военный прокурор Анатолий Матиос, каждый из 35 выданных России человек признали свою вину и просили президента Украины о помиловании.

«Если сухо, то военные прокуроры провели досудебное расследование, процессуальное руководство и поддержали государственное обвинение в отношении 13 из 35 человек, переданных Украиной Российской Федерации в обмен на наших моряков и других граждан», – написал он на своей странице в Facebook.

Подробнее о них пишет Медиазона.

Владимир Цемах – гражданин Украины, командовавший участком противовоздушной обороны террористов «ДНР» в районе города Снежное. Нидерланды считают его одним из ключевых фигурантов дела о крушении рейса MH17, сбитого над Донецкой областью в 2014 году, главный прокурор страны Фред Вестербеке просил Украину не выдавать Цемаха России.

Кирилл Вышинский – главный редактор «РИА Новости Украина», уроженец Днепропетровска, в 2015 году получил второе гражданство (российское). В Киеве его обвиняли в госизмене (статья 111 УК Украины).

С мая 2018 года находился под арестом, однако в конце августа его освободили из-под стражи.

Виктор Агеев – взят в плен украинскими военными в 2017 году в Луганской области, осужден на 10 лет колонии за создание террористической группы (часть 1 статьи 258–3 УК Украины) и незаконное обращение с оружием (части 1 статьи 263). Был пулеметчиком отдельной разведывательной роты террористов.

Александр Баранов – крымчанин, украинский военный, в 2014 году поступивший на службу в российскую армию. По версии Минобороны РФ, сотрудники СБУ в 2016 году вывезли Баранова из Крыма на территорию Николаевской области. Россия расценила это как «похищение». В 2018 году получил 13 лет лишения свободы части 1 статьи 408 УК Украины (дезертирство) и по части 1 статьи 111 (государственная измена).

Андрей Васьковский – гражданин Украины, бывший сотрудник СБУ. В 2018 году занимавший тогда пост главы спецслужбы Василий Грицак сказал, что среди сотрудников ведомства нашли «крота». СМИ утверждают, что речь шла именно о Васьковском, которого в итоге арестовали по делу о госизмене. О вынесении приговора Васьковскому не сообщалось.

Руслан Гаджиев – житель Ростова-на-Дону, который приехал на Донбасс в 2014 году. 3 сентября Гаджиева приговорили к 15 годам колонии, признав его виновным в теракте, участии в террористической организации, незаконном обращении с оружием и ведении агрессивных военных действий. Он оказался единственным выжившим из экипажа танка, подбитого украинскими военными в бою под Дебальцево. По словам адвоката россиянина Валентина Рыбина, изначально Гаджиев был в списке обмена с Россией, но позднее его вычеркнули – на 6 сентября Гаджиев оставался в СИЗО Артемьевска.

Павел Черных и Ольга Ковалис – россияне, супружеская пара, задержанная в 2015 году в Донецкой области украинскими властями по подозрению в содействии террористам «ДНР».

Денис Хитров и Елена Бобовая – граждане Украины, задержаны в 2017 году в Одессе по подозрению в государственной измене и работе на российское ГРУ, другой фигурант их дела – гражданин Молдовы Петр Мельничук – также передан России в рамках обмена.

Тарас Синичак – бывший офицер военно-морского флота Украины, который в 2014 году присягнул на верность России, а через два года приехал на территорию Украины, где его и задержали за государственную измену и приговорили к восьми годам лишения свободы.

Алексей Седиков – отставной российский военный, в 2016 году он отправился воевать за «ЛНР» и через нескольких месяцев был задержан. Украинский суд приговорил его к 11 годам колонии за террористическую деятельность.

Антонина Родионова была делопроизводителем в службе радиационной, химической, биологической защиты службы экологической безопасности украинской Нацгвардии. Украинские спецслужбы заявили, что в 2016 году ее во время поездки в Россию завербовала российская разведка. Она была приговорена к четырем годам колонии за госизмену.

Юрий Ломако – отставной украинский военный, был завербован российскими спецслужбами в 2015 году во время поездки в Крым к родственникам. Как утверждало следствие, вернувшись домой, он похищал у родственников, служащих в центре спецопераций ВМС Украины, документы, которые переправлял кураторам в Россию. Был задержан в 2018 году и приговорен к пяти годам за госизмену.

Дмитрий Кореновский – гражданин Украины, скульптор из Николаева, задержанный летом 2018 года по подозрению в госизмене. По версии следствия, он и другой прибывший 7 сентября во Внуково украинец – Виктор Федоров – передавали российским спецслужбам данные о передвижениях украинских войск.

Анна Дубенко – связистка украинской военной части в городе Бахмуте Донецкой области. Обвинялась в передаче разведданных российским военным, на суде она призналась в шпионаже в пользу террористов «ДНР». Дубенко отпустили из СИЗО в 2017 году.

Максим Одинцов – крымчанин, бывший украинский военнослужащий. В 2014 году перешел на службу в российскую армию. В 2016 году Одинцов был задержан на границе с Херсонской областью. В феврале 2018 года был осужден по статьям о государственной измене и дезертирстве, вину не признал. Был приговорен к 14 годам заключения.

Станислав Ежов. Бывшего сотрудника кабинета министров и переводчика премьера Владимира Гройсмана осудили по обвинению в государственной измене. Он признал вину. По версии следствия, Ежов передавал российским спецслужбам важную информацию об экономике, внешней политике и обороне Украины.

Аркадий Жидких – россиянин, террорист из группировки «Восток». Жидких задержали в 2015 году и приговорили к восьми годам колонии по статье об участии в террористической организации.

Денис Сидоров – ветеран Второй чеченской войны, бывший российский полицейский, который воевал на Донбассе, в 2016 году был задержан и впоследствии приговорен украинским судом к лишению свободы.

Игорь Кимаковский – бывший сотрудник Государственного аграрного университета в Петербурге. В 2015 году его задержали украинские пограничники. СБУ называло Кимаковского, который служил советником мэра города Дебальцево в Донецкой области, «агентом ФСБ».

Сергей Лазарев – бывший украинский военный, отвечал за учет техники. Согласно приговору, в течение трех лет предоставлял российским спецслужбам информацию об авиации Украины. В 2017 году был задержан, приговорен к четырем годам колонии.

Владимир Галич – бывший депутат городского совета Севастополя, один из инициаторов так называемого «референдума» о выходе Крыма из состава Украины. В 2015 году задержан. Галича обвиняли в государственной измене.

Сергей Гнатьев – украинец, обвинялся в нападении на участника добровольческого батальона, националиста Виталия Регора. Гнатьев нанес ему более десяти ножевых ранений – предположительно, за то, что Регор в 2016 году срывал георгиевские ленточки с участников шествия «Бессмертный полк». Незадолго до обмена суд постановил отпустить Гнатьева из СИЗО.

Андрей Третьяков – крымчанин, задержанный в 2017 году; предположительно, воевал за «ДНР». Как сообщали украинские власти, после задержания Третьяков говорил об участии российских военных инструкторов на Донбассе.

Алексей Лазаренко – работник украинского авиапредприятия «Мигремонт», который сотрудничал с российской разведкой. Во время задержания на российской границе у него в носках нашли флеш-карту со сведениями об украинских истребителях.

Александр Саттаров – бывший боец «Беркута», задержан в 2017 году. Участвовал в захвате крымского аэропорта «Бельбек» в 2014 году, перед обменом находился в СИЗО в ожидании решения суда.

Александр Ракущин – бывший офицер украинской армии, был задержан в июне 2019 года. По версии следствия, завербован в 2017 году на встрече выпускников Ленинградского высшего военно-политического училища противовоздушной обороны имени Андропова и с тех пор работал на российские спецслужбы.

Юлия Просолова – жительница Донецка, обвиняемая в подрыве машины полковника СБУ Александра Хараберюша. Задержана в 2017 году, когда приехала на территорию, подконтрольную Украине, для замены паспорта.

Евгений Мефедов – гражданин России, арестованный по делу о столкновениях в Одессе 2 мая 2014 года. Поддерживал сторонников одесского Антимайдана, был в Доме профсоюзов во время пожара, где погибли 42 человека. Мефедова обвиняли в участии в массовых беспорядках. Был оправдан, но снова задержан по обвинению в покушении на территориальную целостность Украины.

Сведений о переданных России Сергее Ковернике, Андрее Костенко, Алексее Лазаренко и Александре Тарасенко СМИ в открытых источниках найти не удалось.

КАК ИХ ВСТРЕЧАЛИ

«Все-таки одна из самых отвратительных черт (кремлевского – ред.) режима – вот это просто демонстративное наплевательство на своих. Сенцова в Киеве встречает Зеленский, а 35 россиян (о 34 из которых ни слова за эти годы не вы***ла пропаганда) в Москве – вонючий Киселев. И тот только с Вышинским поздоровался, остальные вон вещички сами грузят, никто не встречает. Просто уму непостижимо», – написал на своей странице в Facebook российский журналист Петр Мироненко.

«Посмотрел, как прилетели во Внуково выпущенные россияне. Люди выходят одни с трапа, таща свои баулы. Вокруг ни души, родина встречает холодным бетоном. Киселев со Скабеевой подошли только к Вышинскому, обняли, расцеловали. Свой, элита.

Остальные напоминали зэков на этапе – из одной зоны в другую. Да и лица невеселые. Сейчас потащат на допрос, как в народной песне: «Чего ты, с*ка, в танке не сгорел?» А если много знаешь, как Цемах, могут и того…

Сравните с тем, как украинцев встречали. Нет, разные у нас страны, между нами пропасть», – отметил российский оппозиционный активист Борис Цейтлин.

КОГДА ОСВОБОДЯТ ДРУГИХ УКРАИНСКИХ УЗНИКОВ В РОССИИ, КРЫМУ И НА ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЯ ДОНЕЦКОЙ И ЛУГАНСКОЙ ОБЛАСТЕЙ

По словам омбудсмена Людмилы Денисовой, в списках украинской стороны, переданных российским органам, которые занимаются вопросами освобождения, было 150 граждан Украины.

«Сейчас была первая группа из 35 человек, которых уже вернули на родину. Мы продолжаем дальше работать над тем, чтобы вернуть всех. Я думаю, что именно это и имел в виду президент. Переговоры продолжаются, это только начало.

Они (крымские татары – ред.) тоже в этом списке, ведь мы не можем разделять так, будто это – украинцы, а это – крымские татары. Все они – граждане Украины и они все в списке. Мы обо всех заботимся», – сказала она в интервью BBC News Украина.

Про следующий этап обмена пленными Денисова говорить отказалась.

«Ведь как говорят: если хочешь что-то сделать – нужна тишина. Многое говорилось, много фейковых новостей было. И когда мы ничего никому не рассказывали – обмен состоялся. Я думаю, что так же надо делать и сейчас», – добавила омбудсмен.

В свою очередь, Андрей Ермак в интервью УП отметил, что точного количества украинских узников Кремля нет.

«Окончательной цифры нет. Но это несколько сотен человек. Мы говорим обо всех гражданах Украины. А вы знаете, что для нас Крым – это Украина», – подчеркнул он.

P.S. Один из многочисленных постов в Facebook – реакций на возвращение пленных Кремля:

Фото: president.gov.ua

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены