• 10:02
  • 13 Апреля 2019
  • , 212

В погоне за шоу: о ком забыли кандидаты в президенты

20190413пленные

Извините, что не про выборы. И не про Зе. И не про Зе-ботов. И не про «новые лица». И не про По. И не про По-ботов. И не про «старые лица». И не про социологов. И не про соцопросы. И не про анализы. И не про НСК «Олимпийский». И не про «Евролаб». И не про наркомана. И не про алкоголика. И не про дебаты. И не про стадион. И не про «Суспільне». И не про билборды. И не про видеоролики. И не про видеоролики в ответ. И не про олигархов. И не про Томос. И не про «Слугу народу».

Тема, которую хочется поднять и обсудить, отнюдь невеселая.

Надеюсь, вы все еще помните о том, что в конце ноября 2018 года военно-морские силы РФ напали на украинские корабли в Азовском море. Тогда бронированные артиллерийские катеры «Бердянск» и «Никополь», а также рейдовый буксир «Яны Капу» были атакованы российскими военными.

В результате этого акта агрессии 24 моряка были захвачены в плен, а трое из них получили ранения.

Впоследствии так называемые «суды» оккупационных «властей» Крыма арестовали украинских военных, а позже они были перевезены в российские СИЗО «Лефортово» и «Матросская тишина». Им грозит до шести лет лишения свободы по обвинению в «незаконном пересечении границы».

И пока наши кандидаты мочатся в баночку, сдают кровь из вены, состязаются в «конкурсе» видеороликов и улучшают свои ораторские таланты в преддверии дебатов то ли 14 апреля, то ли 19 апреля, дело захваченных Россией украинских моряков, мягко говоря, стоит на месте.

Поэтому нам сделали важный пас с противоположной стороны. Дело в том, что российский правозащитный центр «Мемориал» поддержал мнение специалистов по международному праву о том, что нападение России на Украину в Керченском проливе является международным военным конфликтом, а задержанные украинские моряки – военнопленными.

«Международным правом не признаются законность оккупации и аннексии Российской Федерацией в 2014 году полуострова Крым и связанные с этим претензии России на установление морской границы по 12-мильной зоне от береговой линии Крыма, в которую зашли украинские военные суда 25 ноября 2018 года. Таким образом, обвинение украинских военных в пересечении этой «границы» не может рассматриваться как правомерное с точки зрения международного права. Кроме того, согласно данным, которые подтверждают и Россия, и Украина, украинские суда заранее сообщили о своем намерении пересечь «границу», – сказано в заявлении.

В «Мемориале» напоминают, что конвенция ООН по морскому праву, ратифицированная Россией, не позволяет прибрежным государствам произвольно запрещать мирный проход через проливы иностранным судам, а российско-украинский договор «О сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива» гласит, что «военные корабли под флагом Российской Федерации или Украины пользуются в Азовском море и Керченском проливе свободой судоходства».

«Исходя из этих норм, являющихся составной частью российского права, мы полагаем, что украинские суда и по отечественному (российскому – ред.) законодательству не совершали уголовно-наказуемого незаконного перехода границы», – подчеркнули российские правозащитники.

«По смыслу международного гуманитарного права матросы и офицеры не могут преследоваться по уголовным законам арестовавшей их стороной противника за сам факт участия в военном конфликте. Они защищаются Третьей Женевской конвенцией об обращении с военнопленными и дополнительными протоколами к ней, которые ратифицированы Россией и Украиной. Такого мнения придерживаются и Управление Верховного комиссара ООН по правам человека и Парламентская ассамблея Совета Европы», – добавили в заявлении.

Таким образом «Мемориал» считает военнопленных Андрея Артёменко, Виктора Беспальченко, Юрия Безъязычного, Юрия Будзило, Владимира Варимеза, Михаила Власюка, Богдана Головаша, Дениса Гриценко, Андрея Драча, Вячеслава Зинченко, Владислава Костышина, Владимира Лисового, Олега Мельничука, Романа Мокряка, Богдана Небылицу, Андрея Опрыско, Сергея Попова, Евгения Семидоцкого, Василия Сороку, Владимира Терещенко, Сергея Цыбизова, Сергея Чулибу, Андрея Шевченко и Андрея Эйдера политическими заключенными, требует прекращения их уголовного преследования и освобождения, а до этого – содержания их в соответствии с положениями Третьей Женевской конвенции об обращении с военнопленными.

Почему это важно? Важность исключительно в символизме этого поступка, который является сигналом украинской стороне, а также цивилизованным странам Запада. Понятно, что Кремль, увидев заявление «Мемориала», который, к слову, внесен в России в реестр «иностранных агентов», не будет трезвонить силовикам с требованием немедленно освободить 24 пленных украинских военных и вернуть их на Родину. Будем честными, Кремлю плевать на «Мемориал» и его решение.

Самое главное в заявлении правозащитников то, что вещи называют своими именами. Пленные украинские моряки – это политзаключенные. Ведь чем они отличаются от обычных заключенных? Последние нарушили закон, получили приговор суда и выйдут на свободу ровно после того срока заключения, к которому их приговорили.

А политзаключенные – это узники совести, которые если что-то и нарушили, то только чьи-то мифические «законы» и устои, а освободить их можно с помощью дипломатического давления и политических переговоров.

Почти 50 лет назад Джон Леннон со свойственным ему сарказмом пел о том, что «война закончится, если ты хочешь этого». Похоже, в эту мифологему уверовали наши кандидаты в президенты, которые в погоне за шоу забыли о насущных проблемах Украины.

И пока в штабах идет подготовка к дебатам и поиски очередных информационных уколов оппонентов, в российских тюрьмах продолжают сидеть десятки украинцев. Продолжают сидеть ни за что.

Автор: Александр Кошелев

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook