ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
3
9
7
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
3
9
7
В центре внимания
Трагедия на шахте «Схидкарбон»: кого волнует гибель 17 шахтёров?
  07 мая 2019 11:47
|
  606

Трагедия на шахте «Схидкарбон»: кого волнует гибель 17 шахтёров?

Трагедия на шахте «Схидкарбон»: кого волнует гибель 17 шахтёров?

4.sxidkarbon

Утром 25 апреля на шахте «Схидкарбон», расположенной на неподконтрольной Украине территории Луганской области (Лутугинский район), прогремела серия мощных взрывов после чего разгорелся пожар. В результате катастрофы погибла вся смена – 17 человек. Как в Украине отреагировали на трагедию? Ведь прошло уже достаточно времени, чтобы можно было объявить траур по гражданам Украины, высказать соболезнования и предложить помощь семьям погибших граждан Украины.

ФАКТЫ И НАБЛЮДЕНИЯ

Для начала небольшая справка – шахта небольшая, такие называют «копанками», хотя, судя по сведениям, которые публикуют жители оккупированной территории в социальных сетях, открывалась шахта якобы вполне легально. С 2014 года в связи с войной предприятие прекратило работу, однако в 2018-м шахта возобновила деятельность, и в прошлом году, по информации подконтрольных «ЛНР» медиа, горняки нарубали 29 тысяч 868 тонн. На момент трагедии горняки работали в условиях, подвергающих опасности жизнь и здоровье. Шахта находится на оккупированной Россией территории, спасателей нет, гарантий безопасности – нет.

Когда прогремели взрывы, и под завалами оказалась целая смена, шахтное «руководство» не поспешило обратиться к украинским спасателям, а предпочло ожидать помощи из России. Было ли это «разнарядкой сверху», или же собственной инициативой, для 17 погибших уже не важно. Важно, что шахта не была обеспечена оборудованием для спасения горняков, и что российские спасатели не могли в мгновение ока прибыть на место катастрофы, чтобы оказать помощь. Сейчас сложно разобраться, можно ли было спасти шахтёров сразу; точно одно: пока ждали спасателей (а ожидание тянулось около суток), люди погибали под землёй.

Трагедию на своей странице в социальной сети Facebook комментировал украинский журналист Евгений Спирин:

«На 9 утра в шахте Схидкарбон под завалами остаются 15 человек, тела двух достали ночью. Сначала произошел один взрыв, потом еще несколько, затем долго тушили пожар. Шахта находится на оккупированной территории, метка на карте, у поселка Юрьевка. Шахта была закрыта в 2014 году, с 2018 там опять начали добывать уголь. Шахтой управляли русские. Оборудования для подъема горняков в лыныры нет. Ночью Пасечник созвал совещание. К утру на территорию заехали мчсники россии».

111

«16:00. Погибла вся смена. Шахта-копанка «Cхидкарбон», Лутугинский район. Руководство шахты на оккупированной территории не стало обращаться за помощью в подконтрольный Украине Лисичанск за спасателями (200 км) и обратились в россию. В итоге извлекать начали спустя почти сутки. На шахте прогремело не менее 5 взрывов. Чтобы вы понимали мощность: из шахты вышвырнуло вагонетку, которая пролетела 200 метров, как снаряд из пушки. На 16:00 по информации от местных жителей, все 17 шахтеров достали на поверхность. Они мертвы. На фото вид на копанку и беседка, в которой «семьям погибших оказывается психологическая помощь».

1
Председатель Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец писал в Facebook: «Самопровозглашенной властью ЛНР было потеряно время, поскольку сами по себе они не смогли провести поисково-спасательные работы. И не обращались за помощью к украинской власти и горноспасателей. А обратились в министерство чрезвычайных ситуаций России, не смогли быстро прибыть, поскольку расстояние Ростов к месту аварии почти 200 км. Надо понимать, что для ликвидации аварий на шахте не просто приезжают спасатели на автобусе, а имеет также доставляться специальная техника для проведения горноспасательных и поисковых работ. (…) Стоит отметить, что в результате замалчивания этих событий в первые 12:00 от начала аварии, лицами, представляющими ОРДЛО, лишили возможности спасателей кого спасти».

3

4

Среди моих френдов и подписчиков в Facebook есть множество активных людей. Но, к сожалению, немногие прокомментировали произошедшее на шахте «Схидкарбон». Медиа также не слишком активно обсуждали тему, скорее, в основном, просто информировали о случившемся. Я не увидела серьёзной информационной волны, которая привлекла бы пристальное внимание всей Украины к трагедии. До российско-украинской войны семьи погибших ждала бы компенсация, и, пусть это не вернёт людей и не утешит в горе, но материально потерю кормильца будет легче пережить. Сегодня на подконтрольной территории эта новость не вызвала даже резонанса.

РЕАКЦИЯ ОБЩЕСТВА

Воспринять информацию о гибели шахтёров на неподконтрольной Украине территории было, как смотреть на сцену избиения человека за толстым стеклом: всё видишь, а помочь ничем не можешь. Оккупационные «власти» калечат человеческие судьбы методично жестоко, наверняка. С момента затопления шахт на оккупированной территории Донбасса стало абсолютно ясно, что Россия пришла в этот регион Украины с одной целью: уничтожать.

Что касается реакции украинского общества на трагедию, то она не была однозначной. Я сделала выдержку из своей ленты в Facebook. Например, под постами Евгения Спирина попадались такие комментарии:

«Моє рідне Лутугине, николи не чув шоб там була шахта, бо копанка то є копанка, а шахта це якись вже виработки, уалони, квершлаги, штольні, ходкі і т д, вентіляція, та інше. Може це якась стара сбойка чи вентіляційна штольня «Сутаганівськой», чи «Білоречінськой»?»

«Пи***ц, просто пи***ц! Рядом на шахте 19 съезда в 98 году погибла также вся смена!! Мой отец тогда помогал доставать ребят! Поверьте, люди, лезть в забой – это нужно иметь мужество. И если бы там была другая работа, никто бы в шахте не работал».

«Именно в мужестве шахтеров и была сила Донбасса!!! Наделали беды в стране…».

Между тем, есть и такое мнение – один из пользователей отметил, что украинские медиа, как и власти, не уделили должного внимания трагедии. Он отметил, что украинские телеканалы в прайм-тайм обсуждают все происходящие в государстве события, кроме гибели горняков на Луганщине.

5

Чтобы не провоцировать вражду, не стоит приводить скриншоты комментариев и постов, в которых жители подконтрольной территории интересуются, «бегали ли на референдум» в мае 2014-го эти горняки, погибшие сейчас, в 2019-м, страшной смертью под землёй. Ведь они действительно могли бы податься к оккупантам, но предпочли честный труд. Но и молчать о подобных настроениях также нельзя. Кроме того, отстранённая позиция власти, не объявившей траур в Украине по факту гибели 17 граждан страны, способствует укреплению таких настроений: дескать, если никто не выражает соболезнований, значит, «так им и надо»?

Также важно отметить, что первая секретарь Национального союза журналистов Украины Лина Кущ прокомментировала происшествие, и в своём посте в Facebook акцентировала, что в Украине должен быть объявлен траур по причине гибели горняков на неподконтрольной территории Луганской области.

6

ВЫВОДЫ И КОММЕНТАРИИ

Авторка материала не обращалась за комментариями к семьям погибших горняков, поскольку, во-первых, горе ещё слишком свежо, а, во-вторых, общение с украинскими СМИ до сих пор не шло на пользу гражданам Украины на неподконтрольных территориях. Но среди жителей оккупированной Россией части Луганщины нашлись желающие прокомментировать ситуацию. Все комментарии традиционно анонимные – в целях безопасности.

«Мне безумно жаль, что люди погибли. Шахтёр – это одна из самых опасных профессий, и очень страшно, что в Украине в свете войны эту работу стали высмеивать. Я был в шоке от высказываний о том, что горняки бегали на референдум, и правильно случилось, что они погибли… Ребята, вы что, совсем потеряли берега? Это человеческие жизни, это обездоленные семьи, дети-сироты, жёны-вдовы. Аккурат на Пасху – наплевательство на гибель, ликование по поводу гибели, игнорирование гибели властью… Мне страшно, что люди теряют человеческое лицо, что ненавистью уже можно захлебнуться. Знаете, я не имею возможности покидать оккупированную территорию, и читаю только то, что пишут в социальных сетях, и вижу только то, что говорят/пишут/показывают в новостях. А то, что там показывают, меня не радует. Если честно, я боюсь. Вы представляете себе отчаяние человека, который теперь уже нигде и никому не нужен в собственной стране? Прямо представляю этот тупорылый ответ: «А раньше надо было думать! А вы на референдум ходили! А вы Путина звали!». Честное слово, как зазомбированные… А если не звал и не ходил, тогда что? В общем, людей жалко, и я просто не представляю, что чувствуют их близкие, если они тоже читали такие комментарии. Это страшно».

«Уже, что ни говори, людей не вернёшь. Обидно. И за гибель, и за то, что раньше авария на Засядько была поводом для траура всеукраинского масштаба, а сейчас никто официально ничего не сказал, и эта свечка так в углу телеэкранов не появилась. Мой дедушка был горняком, погиб он на шахте. И для меня каждая подобная потеря – личная. Гибель шахтёров, гибель любых граждан – общее горе, народное горе, горе страны. А не повод проявить остроумие в комментариях на Facebook».

«Мне хочется закрыть глаза, и ничего этого не видеть. Россия добьёт нас, видимо. Горько осознавать, что так всё получилось, но ничего, наверное, не поделаешь уже. Никогда не думал, что придётся жить на войне, в оккупации, и что так закончится жизнь. Шахтёров жалко».

«Ничего удивительного нет ни в том, что шахтёры погибли в этой шахте, которая была просто опасной, ни в том, как на подконтрольной территории отреагировали на трагедию. Вы что, думали, люди будут целовать друг друга в дёсны после такого дурдома, в который превратили Украину? Да ещё хуже будет. Наплевать всем на всех, и я надеюсь только на то, что на заработках смогу заработать денег, и уехать из Украины. Больше не могу и не хочу так жить. Хочется пожить, как человек, в стране, где есть реальные возможности, пусть и не ждёт никто меня там, пусть и трудно будет, зато честно: да, будешь пахать, но зато дадут по итогу то, что обещают, а не как у нас, когда законы принимают, и тут же на них кладут, извините. Я не питаю иллюзий. Скорблю по поводу гибели, но, как мне кажется, всё, что происходит, можно было ожидать, не будучи экстрасенсом».

«Такое время нам досталось. Ещё недавно на всю Украину бы траур объявили, а теперь даже в новости не все взяли. Умер Максим, да и фиг с ним… Наверное, во время войны такое происходит, и именно в этом и есть самое большое горе войны: она делает людей равнодушными. Люди привыкли к крови».

«Настораживает, что нет никакой реакции ни от старого президента, ни от нового. Никаких официальных заявлений, предложений о введении траура, никакой простой человеческой грусти по поводу ужасной гибели семнадцати человек. А ведь они были гражданами, они здоровье стране отдавали, и работали на Украину как на государство всегда, кроме последних пяти лет. На шахте не используют слово «последний», но ведь так и есть для них… Они не покинули свой дом, продолжали работать. Нежели эти люди заслуживали такой смерти? И неужели нельзя найти хоть два слова, чтобы показать, что кому-то из руководства нашей страны элементарно хотя бы жаль, что люди погибли?».

Авторка: Марина Курапцева, независимая журналистка, членкиня общественной организации «Альянс за гражданские права»

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2020Все права защищены