ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
7
8
6
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
7
8
6
В центре внимания
«Спасатели и предатели». Нужно ли осуждать работающих в оккупации?
  25 января 2019 17:37
|
  710

«Спасатели и предатели». Нужно ли осуждать работающих в оккупации?

«Спасатели и предатели». Нужно ли осуждать работающих в оккупации?

20190125статья

С начала оккупации Россией Крыма и части Донецкой и Луганской областей в украинском обществе ведётся много дискуссий об ответственности тех граждан Украины, которые остались жить у себя дома, занимаются бизнесом, работают, ведут другую деятельность на неподконтрольных территориях. К сожалению, в этих дискуссиях не принимают участия те, кого тема непосредственно касается, о чьём будущем идёт речь.

Автор текста провела небольшой опрос среди жителей оккупированных Россией украинских городов, задав вопрос: «Кто из работающих в оккупации должен понести ответственность, и за что?».

Нужно отметить, что всех собеседников и собеседниц с оккупированных территорий волнует подход украинской правоохранительной системы к указанному вопросу. По словам жителей Донбасса и Крыма, они беспокоятся о том, что всех, кто проживает на оккупированных территориях, могут привлечь к ответственности, в зависимости от законодательства, которое будет действовать в Украине к моменту деоккупации захваченных Россией земель.

На такие мысли граждан Украины в оккупации наводит как российская пропаганда, живописующая украинское законодательство в самых чёрных тонах, так и некоторые украинские инициаторы законопроектов об ответственности жителей Донбасса и Крыма. Между тем, по словам самих жителей неподконтрольных украинскому правительству территорий, они не вполне понимают, почему мирное население, просто выполняющее свою работу на тех же местах, в тех же учреждениях и организациях, предприятиях и компаниях, что и до начала вооружённого конфликта, должно нести ответственность за сам факт работы.

Также хочется обратить внимание на то, что никто из собеседников и собеседниц не высказал симпатий к действующему режиму – и в так называемых «ДНР» и «ЛНР» на Донбассе, и в оккупированном Крыму. Связано это как с обманувшимися надеждами на российское покровительство, так и с откровенной ненавистью к стране-агрессору, но главное в том, что суть отношений «новой власти» с мирным населением Донбасса и Крыма состоит в насилии. Насилие – суть нового режима на оккупированных территориях, насилие и постоянная угроза репрессий.

Поскольку работа нужна людям для того, чтобы выжить, а далеко не все жители Крыма и «Л/ДНР», с которыми беседовала автор, задумывались о вопросе ответственности в таком ключе, на ответы ушло довольно много времени, было озвучено много рассуждений. Высказывания, отобранные для публикации, оставлены без изменений – так яснее суть мыслей, итогом которых стали приведённые ниже ответы на вопрос (имена опрашиваемых изменены в целях безопасности – ред.).

Николай, 37 лет, Симферополь, Крым:
«Я думаю, ответственность в первую очередь должны понести те, кто организовал референдум 11 мая 2014 года, и те, кто его провёл, а ещё те, кто осуществлял обеспечение деятельности «избирательных комиссий»: от установки компьютерной техники до поставок провизии. Но только есть одно сомнение. Если мы вроде как на законодательном уровне, насколько я понял, договорились, что этот «референдум» был незаконным, никакой юридической силы не имел и ни на что не влиял, то получается, что организаторы и члены «комиссий» тоже не могут быть привлечены к ответственности? Ну, раз «референдум» ничего не значил.

Далее. Те, кто выполняет указы Москвы и выполняет функции «местной власти», функции «администрации Крыма», «прокуратуры», «полиции», вот эти все органы, «суды», «адвокаты», «нотариусы», и «чиновники», которые продали свою родину Украину, и теперь нормально себя чувствуют под российским руководством. Это они – проводники российской политики здесь, на местах. Они выполняют прямые приказы. Есть те, кто это делает под давлением, и они, возможно, «попадут под раздачу» во время разбирательств, когда Россия вернёт Украине Крым. Но с этим ничего не поделаешь. Перегибы будут.

Когда всё это началось в Крыму, я специально ездил в гости к знакомым и родственникам, очень много городов и посёлков объехал, чтобы посмотреть на реакцию людей, узнать, что происходит, «чем дышат» мои земляки на полуострове. Видел сюжеты российского телевидения, которые тут же в той же манере копировали украинские журналисты, о том, что в Крыму прямо праздник наступил, когда пришла Россия. А я бы, наоборот, упрекнул своих земляков за почти полное равнодушие. Конечно, надо осознавать, что произошло всё очень-очень быстро, нас захватили сразу, но всё-таки…

И ещё – вы просто представьте, что в ваш город тихой сапой въезжают люди с оружием в руках, без всяких опознавательных знаков на технике, без знаков различия на камуфляже, и эти люди не реагируют на ваши вопросы, и никак не объясняют, что происходит, и чего нам теперь ожидать, какого развития событий. Вы что будете делать? Я вам больше скажу – до самого последнего момента, когда об (незаконной – ред.) аннексии, а потом об оккупации Крыма Россией заговорили открыто, были люди, которые упрямо надеялись, что это какие-то учения украинских военных, типа отработки реакции силовиков на захват полуострова чужой армии. Для этих людей было огромным стрессом воспринимать ту реальность, в которой мы и материковая Украина оказались по разные стороны».

Анна, 29 лет, Донецк: «Правоохранители, силовики, полиция, военные. Их надо строго судить после возвращения Украины. Потому что сейчас мы в их полной власти. Россию, судя по всему, интересуют только какие-то «высокие цели» и создание картинки для СМИ, где «ДНР» – это такая себе красивая страна без всяких проблем, где всем рады. А мирное население России не очень интересно. За преступления, совершённые против мирных жителей, могут серьёзно схлопотать только российские военные, именно россияне, у них своё командование, всё такое. Это настоящие военные. Я это знаю, потому что моя знакомая работает медсестрой в больнице МВД, там всякие «чины» лечатся, вот она и слушает там всё, что говорят, и помалкивает, а дома рассказывает нам.

Там вот, местные таким строгим мерам не подвергаются, я не знаю, почему, вроде же Россия управляет всеми ими. Хотя, возможно, что эти, местные, не особенно обучаемы. Они же не военные, а многие из них до войны ни в какой милиции не работали, или в армии даже не служили. Сейчас везде кадровый голод, многие ведь уехали, а те, кто остался в надежде «урвать место под солнцем, постарался сделать для этого всё возможное.

Мы в их полной власти. Могут просто на улице присмотреть себе женщину, и вот так, ни с чего, «вызвать на допрос» в «МГБ». У нас так соседку вызвали… два дня держали, насиловали, как хотели, а потом отпустили, приказав молчать, – она мне рассказывала, что взяли какую-то «подписку о неразглашении». Хотя понятно и дураку, что они с ней делали, да и плевать им. Куда она жаловаться пойдёт? К ним – на них же?».

Олеся, 32 года, Луганск:
«Это мрак, конечно, что у нас творится. Мы слышим в новостях только о Донецке, а Луганской области как будто и вовсе нет. В городе ещё ничего, жить можно, есть всё необходимое (минимально, но всё-таки есть). А вот дальше, в сёлах, и ближе к границе с Россией очень низкий уровень жизни. Вояки распоряжаются имуществом, людьми, их временем и жизнями так, как посчитают нужным.

Поэтому, конечно, я хочу ответственности для тех, кто взял в руки оружие, и кто направил его против вчерашних своих соседей, коллег, сослуживцев, друзей и даже против родственников. Я хочу, чтобы каждый из них понёс наказание, и мне даже слышать невыносимо о том, что какую-то часть этих «людей» могут амнистировать.

Ещё некоторых чиновников. Если он в администрации бумажки из угла в угол переносил, да в «косынку» играл на рабочем компьютере, то что с него взять, какая может быть ответственность? А вот к начальникам отделов, ко всяким проверяющим, к мэрам и их заместителям вопросов уйма просто. Они не могли не понимать, что их действия преступны».

Евгений, 56 лет, Енакиево (Донецкая область): «Когда всё началось, когда стало понятно, что у нас оккупация, и что нас даже не собираются в ближайшее время освобождать (это я понял, когда наши ушли из Углегорска), я сразу задумался над этим вопросом. Когда всё закончится, будут искать виноватых. Ясно, как Божий день, что те, кто действительно виноват в оккупации и войне, на себя ответственности не возьмёт. Значит, будут искать тех, кого можно сделать виноватым. И я всё больше убеждаюсь в правильности своих мыслей, когда вижу, как в украинских СМИ назревает этот вопрос – об ответственности именно мирного населения.

То есть, я должен сидеть тут, сначала под обстрелами, потом – под звуки боёв, потом – дёргаться от каждого шума, потом – искать работу взамен потерянной с приходом «русского мира», и чудом её найти, и постоянно трястись, чтобы теперь и её не потерять… и при этом выслушивать всякий бред о том, что учителя, шахтёры, спасатели и работники жэков виноваты в войне? Ну это даже несерьёзно…

Я бы назначил ответственными в войне чиновников, власть, депутатов, – как российских, так и украинских. Да, вот так вот, именно так. Потому что мы правду о Второй мировой войне через сколько лет узнали? А что будет, когда мы правду об этой войне узнаем? Кто бы ни был виноват в этой войне, моё доверие как гражданина (я же ещё считаюсь гражданином Украины?) навсегда потеряла любая власть. Я жду, когда этот кошмар с «ДНР» закончится, но жду просто для того, чтобы вернулось государство, я хочу жить в настоящей стране, а не в выдуманной».


Михаил, 44 года, Хрустальный (бывший Красный Луч, Луганская область):
«
Меня больше всего возмущает, когда говорят, что врачи и спасатели должны понести ответственность за какие-то якобы «преступления». О каких преступлениях идёт речь? Спасать жизни – преступление? Люди на свой страх и риск остались на оккупированной территории, спасают наших украинских граждан, оказывают им помощь, и после этого они виноваты в чём-то? Я просто не понимаю, неужели граждан Украины нужно оставить без МЧС и без медицинской помощи только потому, что их дома оказались на оккупированной территории? Разбираемся сидим, «спасатели или предатели», какой-то сумбур.

И вот ещё – учителя. Ну ок, они преподают по методичкам из России. А по каким методичкам им преподавать, по китайским? Россия же оккупировала, понятное дело, она под свою систему народ гнёт. Да, конечно, есть учителя, которые совершили преступления против Украины, но эти преступления, на мой взгляд, не состоят в выполнении своих профессиональных обязанностей. Любой человек может совершить преступления, но это не значит, что он их совершил, потому что он шахтёр или, там, химик. Он просто – преступник. Я за индивидуальный подход и кропотливое разбирательство в каждом конкретном вопросе.

Что касается ответственности – конечно, ответственность (и, желательно, максимально жёсткую) должна понести «местная власть», которая только что кровь из народа не выпила с 2014 года. Пушилин вон уже в костюм не влезает… И силовики, те, кто пытал людей, воевал против Украины, имущество отжимал, людей расстреливал. Я бы за одно введение «комендантского часа» всю администрацию посадил без разбора. Живём, как животные…».

Автор: Марина Курапцева
Фото: Steve Halama on Unsplash

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

© Черноморская телерадиокомпания, 2021Все права защищены