ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
3
0
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
3
0
В центре внимания
Российский художник Антон Мырзин: Судьбу Москвы решают в Киеве
  22 March 2019 17:57
|
  479

Российский художник Антон Мырзин: Судьбу Москвы решают в Киеве

Когда российский художник-плакатист Антон Мырзин (более известный в сети под ником Paperdaemon) прибыл в декабре 2014 года в Киев для участия в выставке «Украинский патриотический плакат» в галерее М-17, то не ожидал, что его работы, решительно осуждающие российскую агрессию на Донбассе и оккупацию Крыма, вызовут немалый резонанс не только в Украине, но и России. А он сам вскоре будет вынужден бежать из родной Перми в Киев. Его плакат украсил один из учебников по истории Украины. Создавать проукраинские плакаты и распространять их в сети Антон начал с самых первых дней Майдана, ещё будучи в России.

После нашумевшей выставки на Мырзина в РФ завели уголовное дело за якобы «призывы к осуществлению экстремистской деятельности», но он успел, собрав за 6 часов чемоданы, улететь в Украину, чудом избежав потенциального тюремного срока. Пятый год художник обитает в Киеве. Как ему здесь живётся, получается ли у Украины бороться с тоталитарным советским наследием и когда обрушится режим Путина – об этом Антон Мырзин рассказал в интервью «Черноморке».

«Меня можно выследить и убить, но это не решит проблему»: о новой жизни в Украине после вынужденного побега из РФ

Когда после нашумевшей в 2014-м году выставки ваших плакатов в галерее М 17 в Киеве ФСБ начала охоту на вас, почему вы улетели из РФ именно в Украину?

Во-первых, я был ошарашен тем, что меня представили как художника-плакатиста, ведь я не являюсь ни профессиональным художником, ни дизайнером, просто в своё время увлёкся плакатом как универсальным и простым способом доносить свои идеи до целевых аудиторий. На сегодняшний день число моих работ перевалило за 2600. Да, признаюсь честно, что я допустил ошибку в том, что легкомысленно отнёсся к этому мероприятию и к его вероятным последствиям. Я не озаботился тем, чтобы заранее получить заграничный паспорт, который позволил бы мне переехать в другую страну. Ситуация была такова, что у меня не было иного выхода и до марта 2015 года была возможность переехать по внутреннему паспорту в Украину. Я этим и воспользовался. Повторюсь, у меня не оставалось выбора, кроме как вылететь в Украину, но я воспринимаю это как своего рода испытание. Я выразил свою симпатию к стране, которая страдает от моей страны, посчитав, что вполне могу в ней находиться, потому что имею на это полное моральное право.

2

Вы уже более четырех лет обитаете в Киеве. Дали ли вам уже в Украине статус политического беженца? В каком статусе сейчас находитесь здесь? С какими проблемами вы столкнулись в процессе оформления статуса?

Примерно после года пребывания в стране, мне выдали статус дополнительной защиты на территории Украины, он является юридической гарантией невыдачи в Россию, но при этом иных прав и привилегией он не даёт. Никаких интеграционных курсов, нет даже возможности завести банковскую карту в Украине. Первые проблемы возникли у меня с Государственной миграционной службой Украины. Но в итоге их удалось «уломать», только когда я пришел туда с оператором из «СТБ» и ООНовским адвокатом. Этот факт позволил значительно ускорить процесс получения статуса. Буквально через две недели я уже получил его, а сам документ мне выдали парой месяцев позже. Иными словами, пока я не надавил на ведомство, не заставил их перезваниваться, бегать, шушукаться, пытаться вытолкать меня и журналистов, я почти не имел шансов на получение. Чиновники были настроены строго против.

6

Со стороны украинских властей никакой помощи не было?

Никакой абсолютно. В ООН мне только помогли уладить юридические формальности, в этом году также была регистрация в европейской базе беженцев ООН – и всё, ни матпомощи, ни иных преференций, просто зарегистрировали и всё. Я понимал, что подобные проблемы меня здесь ждут, и не испытывал иллюзий по этому поводу. Но это мне не позволяет менять моё отношение к Украине. Украина политически и культурно для меня является значимым событием, это часть моей жизни. Я не ставлю на одну чашу весов мою нынешнюю социальную неустроенность и мою изначальную украинскую позицию, и позицию Украины на международной арене. Это разные вещи. Я стараюсь их не смешивать, потому что понимаю, что идёт война и здесь огромные внутренние проблемы, это всё накладывается. В общем, я вхожу в ситуацию.

Чем вы сейчас занимаетесь в Киеве? Как зарабатываете себе на хлеб?

В основном это различная удалённая работа, помощь родственников – вот основная часть. Всё остальное, это то, что удается сделать в онлайне. Чтобы где-то физически работать требуются документы, разрешения. Формально мне можно работать, но реально – не вполне, поскольку банковский счёт мне не завести. И также существуют проблемы с постановкой на учёт в налоговой, да и вопрос безопасности потенциального работодателя в виду специфики моего правового статуса также нельзя исключать, поэтому мне проще работать онлайн.

8

Ощущаете ли вы давление со стороны спецслужб Российской Федерации? Или уже они вас оставили в покое?

На меня сложно давить, да и в принципе невозможно. Меня можно выследить и убить, да, но это не решит проблему того, что я делаю, уже сделал и намереваюсь сделать. Спецслужбы России… Я в своё время лично пересекался с ними. Они произвели на меня впечатление абсолютных непрофессионалов, это люди с очень большим самомнением, а зияющие пустОты в их головах заполнены всевозможной эзотерической чепухой, народными приметами и религиозными предрассудками. Мне эта тема интересна, я могу составить портреты тех существ, которые живут в головах российских спецслужбистов. Где живут их потаённые страхи, в чём они заключаются и какая их мотивация, и во что это всё в итоге перерастает.

«Путин – лишь высокопоставленная марионетка силовых ведомств России»: есть ли в РФ оппозиция и когда рухнет режим Путина

Проводите ли вы новые выставки своих работ и плакатов? Что планируете?

Нет, сейчас не планирую. Ранее ко мне обращались, я готовил электронные варианты плакатов, высылал их людям, они их печатали и размещали. Со всеми организаторами я работал в подобном ключе.

Одна из нашумевших выставок называлась «Перекличка», которая прошла в Верховной Раде Украины в феврале 2017 года. Выставка была отмечена неприятным событием: её отцензурировали уже в процессе. Там всего должно было быть 16 плакатов, а потом я обнаружил, что их осталось 12. Ну и говорю: «А где ещё 4?». На этой выставке были плакаты с изображением «уголовных» кличек российских государственных и прочих деятелей с целью, чтобы поставить их на одну плоскость с уголовными элементами, заклеймить их. Т.е. там по ходу выставки исчез ряд плакатов высокопоставленных российских лиц, а также одного «оппозиционера».

3

Лавров, Песков, Навальный, Матвиенко. Их портреты аккуратно взяли и сложили в уголок, а потом, по окончанию мероприятия, всё вернули. Как мне потом объясняли, «вы же понимаете что ведь то информационное воздействие, которое производит выставка, на него будет и ответ, и он придётся по украинским верхам». Как будто и без того бешеный российский агитпроп ежедневно не выливает на Украину тонны лживых «новостей». Выставка продлилась неделю. Был немалый отклик на эту акцию на «ватных» сайтах. Однако официоз российский молчал в тряпочку, и через месяц после этого они назвали Лаврова «гениальным политическим шахматистом», а Матвиенко – одной из самых красивых женщин России. Я посчитал это маркером своей результативности в деле информационной борьбы с путинской Россией.

Другие мои выставки проводились с эпизодичностью примерно раз в год-полгода, а сейчас образовался штиль.

Каковы сейчас протестные настроения в России? Существует ли в РФ реальная оппозиция, или же все ограничивается карикатурными прикормленными персонажами типа Навального?

Я попытаюсь откорректировать понятие «оппозиция». Оппозиция – это тот, кто против той власти, которая есть сейчас. Но важно понимать, что с позиции «против власти» никогда не добьешься, собственно, власти. Если хочешь что-то по-настоящему изменить, ты должен хотеть быть во власти, а не должен быть в оппозиции, ты должен быть претендентом на власть, и все те деятели, которые позиционируют себя как исключительно оппозиционные в России, они стратегически ставят себе неверную цель.

Вы являетесь помощником и секретарём российского писателя и политика Алины Витухновской. Почему Витухновская, практически единственный либеральный кандидат в России, была вынуждена снять свою кандидатуру на прошедших выборах президента РФ в 2018 году?

У нас не было ресурсов на полноценную регистрацию. И возможно это было понятно сразу. Спрашивается, зачем мы вообще тогда вызвались на это всё? А затем, что мы должны были озвучить ультралиберальную программу именно в том ключе, в котором хотели. Понятно, что она была непроходная, а «подавляемое большинство» избирателей, накрученных пропагандой, её не поймет и не примет. Мы создали информационный прецедент, однако, даже на него была реакция в виде Собчак и прочих спойлеров, женских кандидатов. Сам факт продвижения женской повестки в политике – это очень важно в современном контексте глобальной политики.

Мы понимали, что нам не дадут зарегистрироваться, потому что на процесс регистрации нужно иметь сеть штабов и людей по всей стране. Это очень жёсткие условия, которые по деньгам стоят миллионы долларов и никаким донатом их не собрать. Тем не менее, в этих бутафорских выборах мы были реальной кандидатурой, пусть и не зарегистрированной. Остальные партии – клоны партии власти. Да и сам Путин – лишь высокопоставленная марионетка силовых ведомств России.

4

Куда приведёт Россию политика, которую осуществляет Путин? Скоро ли рухнет этот тоталитарный режим?

Если бы вы меня спросили подобное году в 2010-м, тогда было модно отвечать «осталось года два», даже появился шутливый мем «революция через два года». На самом деле это не так. Режим, разрушаясь, не уходит. Когда вы видите огромное ветхое здание, которое взорвали, оно разрушено, обломки упали, но они всё равно лежат на месте и создают всем проблемы. Вопрос не в том, что здания нет, да и им самим плевать, этим термитам, на здание, ведь они и в обломках будут прекрасно существовать. Вопрос в том, как эти обломки убрать, куда, и насколько эффективно это можно сделать.

Этот режим существует, пока ему позволяют существовать. Внешние условия – это конъюнктура цен на энергоносители, газ, нефть – то, что обвалило Советский Союз. И внутренние – это готовность людей к переменам. Когда у обывателя появится осознание, что холодильник связан с телевизором «секретным проводом», когда он начнёт соображать, что что-то не так, что-то надо менять, вот тогда начнутся реальные перемены. Эта полуобрушенная аморфная каша, в которой бултыхаются все эти паразиты и обыватели, может длиться долго, не вечно, но десятки лет – точно. По меркам жизни моего поколения это очень долго и честно говоря, это всем надоело уже, терпеть невозможно. Многие люди не могут по разным причинам идти на радикальный протест и риск, и они по-своему правы. Я не могу осуждать, что кто-то там не лёг под танк, но пока эта критическая масса не сформировалась, всё будет продолжаться и 10, и 30 лет. А если люди осознают, это прекратится через неделю-две.

«Гибридная война – это, прежде всего, бизнес-проект с определёнными издержками»: о бизнесе на крови, декоммунизации и грядущих выборах президента Украины

Вы выступаете за «деинсталляцию постсоветского пространства». Как вы считаете, за 5 лет войны с Россией у Украины получилось хотя бы частично справиться с этой задачей? Взять хотя бы тот же «ленинопад» или переименование в рамках декоммунизации улиц.

Культурные символы массового бессознательного пали, это хорошо, то есть формально эта часть плана выполнена. А неформально – неосоветская элита, эти гнусные термиты, которые разжирели на руинах Советского Союза, и из комсомольцев обратились в коммерсантов-олигархов, они ведут свой грязный бизнес и, невзирая на линию фронта, прекрасно торгуют. Если рассматривать экономическую реальность, то война между Россией и Украиной кое-где сильно подпитала взаимные экономические потоки. Война идёт, люди гибнут, а верхи с той и другой стороны прекрасно зарабатывают. Есть олигархи в Украине, есть олигархи в России, которые в прекрасных отношениях, которые продают и покупают. «Кому война, а кому мать родна». Гибридная война – это смерть для простых людей, а для верхов это, прежде всего, бизнес-проект с определёнными издержками.

5

Предвыборная гонка в Украине вышла на финишную прямую. Согласно рейтингам, лидируют Зеленский, Тимошенко и Порошенко. Что вы думаете о выборах в Украине? Имеются ли у вас какие-то политические симпатии в этой гонке?

Касательно тройки лидеров. Тимошенко мне нравится чисто внешне, как она говорит, и как у неё поставлена риторика, как она умеет держать дистанцию, и как она совершенно чётко знает, кому и что сказать, то есть она персонаж очень высокого уровня. Безусловно, Юлия Владимировна весьма и разносторонне талантлива.

Порошенко – это тот самый «старый конь, который борозды не испортит», потому что дальше уж портить нечего. Уже до края дошли, до коррупции в оборонпроме (дело Свинарчука), т.е. национальная безопасность под серьёзной внутренней угрозой, в военное время за это полагается расстрел, это баланс на грани фола. Деятельность нынешнего президента – это сложная и трагичная судьба, которая дала ему огромный карт-бланш, возможность «прокачаться» за счёт агрессора, но в тоже время она привела его к ещё бОльшим проблемам. Админресурс у него есть, но рейтинг стремительно падает.

Как говорят некоторые мои украинские друзья – артист, мол, это не серьезно. Зеленский – это кандидат от противного. Кандидат протестного электората, который «назло бабушке пальчик отморозить готов», то есть, хоть за клоуна, лишь бы не за «этого».

А может, и просто возьмут без всяких подсчётов, напишут как надо, есть такая вероятность. Потому что никто не может пойти в украинский ЦИК и сказать «дайте мне все протоколы подсчётов голосов», никто никому ничего не даст и не обнародует, либо сделает это после, когда оспаривать результаты состоявшихся выборов будет уже бессмысленно.

«Судьбу Москвы решают в Киеве»

Насколько у вас изменилось мнение об Украине за то время, как вы здесь живёте? В какую сторону?

Нет, не сказать что изменилось. Однако я хочу отметить высокий уровень неготовности украинской государственности к переменам, огромную разницу между лозунгами и фактическим положением дел. Я думал, что здесь уже идет всё на пути к электронной демократии. Это было несколько преждевременно и даже наивно с моей стороны. Можно было бы обходиться без этой ругани, без постоянных стычек «титушек». И даже такое явление как Майдан – это жертва, буквально, кровавое жертвоприношение, даже если они делаются во благо, это все равно, так или иначе, гибель людей. Можно сделать систему, которая позволит осуществлять потоковый социальный мониторинг, перейти к электронной парламентской республике, но война требует главнокомандующего, и тут огромный соблазн на войне делать свой гешефт. Большая часть чиновников здесь этим и занимается.

7

Вы являетесь автором фундаментального философского труда «Том Хаоса». Как вашу книгу воспринимают в Украине?

Воспринимают по-разному, хотя здесь публика более консервативна и тяготеет к традиционализму, но не к великодержавно-имперскому как в России, а скорее к обособлено-националистическому. Но традиционализм всегда хорош тем, что он создаёт фон, на котором можно ярко отсвечивать. Это монотонность, на антипримере которой можно выдвигать самые смелые предположения, теории или же заниматься троллингом, в хорошем смысле. Чтобы двигаться вперёд, надо оторваться от корней. Человек это не дерево, которое надо сажать, а существо, которое находится в постоянном движении и не может перестать двигаться. Нам надо избавляться от косности мышления, от вековых традиций, более не несущих смыслов, а скорее являющихся опасным балластом, средоточием мракобесия. Любые перемены воспринимаются людьми, как акт агрессии в их условный мир, в котором уже всё «устаканено». Но я делаю эти попытки, пользуясь своим правом на свободное слово. В ближайшее время планирую существенно переработать «Том Хаоса» и подготовить его к изданию на английском языке.

Антон, что хотите добавить в финале беседы?

Настоящие перемены в человеке и обществе происходят в моменты изломов, на краях прежде устойчивых систем. Если говорить о Советском Союзе, его распаде, нынешней России, как попытке возродить СССР, то все те события, которые происходят на периферии, становятся главными. Москва считает себя центром. Но судьбу Москвы решают в Киеве. Как Россия будет двигаться дальше, насколько эффективно будет Украина сопротивляться, насколько Россия будет осознавать, что она не права, настолько будет от этого зависеть будущее России. Я мрачный оптимист, очень люблю фразу «будет весело и страшно». Это не может долго продолжаться. Людей можно держать в неведении лишь какое-то время. Им нужны новые доктрины, теории и практики. Я за то, чтобы люди перестали бояться по-настоящему нового, а не того, что они привыкли видеть в иллюзорном калейдоскопе жизни.


Автор: Алексей Кириллов

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены