ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
3
0
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
3
0
В центре внимания
«Понять, простить?», или Сколько стоит индульгенция для предателя Украины?
  30 мая 2019 16:46
|
  626

«Понять, простить?», или Сколько стоит индульгенция для предателя Украины?

«Понять, простить?», или Сколько стоит индульгенция для предателя Украины?

20190530 статья4

Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, как работает спецназ – какие задачи выполняет и на какие жертвы идет ради их достижения?

То, через что прошли воины из 3 отдельного полка специального назначения заслуживает как минимум экранизации. Это тяжелая история с не менее тяжелым концом, который еще пишется, пока вы читаете эти строки.

Для того, чтобы понять суть этих событий – нужно вернуться в прошлое.

КАК ЭТО БЫЛО?

23 июля 2014 года. Сравнительно недавно эта дата вошла в историю ООС как День сил специальных операций. И неспроста. Именно в этот день группа из 19 человек отправилась на поиски двух пилотов сбитого СУ-25.

«Одного пилота удалось спасти – он был доставлен на подконтрольную территорию подразделением, которым командовал подполковник Сергей Лысенко. После успешного выполнения боевого задания сводная группа отправилась на поиски второго пилота и возвращения его на подконтрольную территорию», – рассказывает заместитель командира полка Сергей Францишкевич.

В то время военные действия на востоке Украины только набирали обороты, и четкой линии разграничения еще не было. Каждый шаг, каждое неосторожное движение – могли оказаться последними. В любой момент военные могли попасть в руки боевиков.

Ребята, принимавшие участие в этой операции, вспоминают:

«У нас принято в спецназе, что мы друг друга не бросаем. Если все – то все идут до конца. Мы придерживаемся такого принципа. Тем более, мы не на каких-то учениях, а на реальной боевой задаче. Поэтому мы остались все вместе».

«Никакого предчувствия не было. Отказаться можно было, но как это? Никто не отказался. У нас так не принято, чтобы мы отказывались. Нужно – идем. Поступила задача командира нашей подгруппы – собираемся, выезжаем, будем выполнять задачу. И мы уехали. Отказываться нельзя».

Спустя 2-3 часа безрезультатных поисков командование приняло решение остаться в Латышево с ночевкой. Группа заехала на ферму к местному жителю, который любезно их пригласил к себе. После долгого разговора командира группы с директором фермы был отдан приказ – остаться в деревне и с утра продолжить поиски.

«В начале 2014 года предполагалось, что гражданское население будет способствовать Вооруженным силам, но в процессе стало понятно, что есть небольшой процент людей, которые довольно-таки недоброжелательны. Соответственно, это накладывает свой отпечаток к отношению и подходам при выполнении задач», – объясняет Сергей Францишкевич.

Фермер Николай Бутрименко вошел в доверие к военным – предложил оставить технику в своих ангарах. Всем своим поведением он показал приверженность Украине, но это было ложное представление об этом человеке. Предварительно созвонившись с кем-то по телефону, он сообщил военным, что его жена, которая была на тот момент в городе Снежном, больна, и что ему нужно к ней съездить. Под этим предлогом его отпустили, явных причин не доверять местному жителю не было.

«Практически через 20-30 минут почти 100 человек прибыло на территорию фермерского хозяйства. Они взяли ребят в окружение, перекрыв пятью машинами все выезды из фермерского хозяйства, и начался бой», – делится показаниями свидетелей адвокат воинов 3 полка Елена Яркина.

Все произошло настолько быстро и неожиданно, что разведгруппа попросту не успела вовремя отреагировать. Причем, дозор, установленный вокруг фермы, видел, как навстречу им движется техника, на которой располагались распознавательные знаки именно украинской армии. Исходя из того, насколько четко была организована данная операция, создается впечатление, что военных там уже ждали, а бандформирования находились в боевой готовности.

«Прошло некоторое время, и мы услышали технику. Там все быстро нахлынуло – сразу стрельба крупнокалиберными пулеметами, гранаты, разрывы. Так случилось, что они подъехали сбоку от этих ангаров и начали поливать плотным огнем из пулеметов и БТРов. Мы с моим товарищем, с которым были в паре, легли и накрыли голову руками, слышали, как стреляли прямо над головами», – рассказывает один из воинов, которому удалось выбраться из окружения.

Бой был долгим, отбивались чем могли. Цена предательства – жизнь десяти военных, в том числе командира – подполковника Лысенко, капитанов Тараса Карпа и Кирилла Андриенко. Пятеро человек попали в плен. Во время нападения одного спецназовца было ранено, а трое других вытащили его с поля боя через дыру в заборе, затем очень осторожно они отошли в расположение наших войск.

«Забрали его и вчетвером поползли по полю. И лежали там, пока не наступит глубокая темнота. Видно, что они знали количество людей, потому что ночью, когда нам пришлось проползти все поле и не одно, в Латышево было видно, что в час-два ночи бегали люди с фонариками. Видимо искали нас, потому что не досчитались людей», – вспоминает те события один из участников группы.

Ребята, побывавшие в плену, с неохотой рассказывают о тех мучениях, которые им пришлось пережить:

«Перечислять все это – долгий и мучительный процесс. Физическое и моральное насилие. Били постоянно, издевались. На камеру нам оказывали медицинскую помощь, потом снова везли около трех часов непонятно куда в лесопосадку. Потом, ближе к вечеру 30 числа, нас посадили в машину и отвезли в Донецкое СБУ. Ну, а там уже три дня допросов, постоянное рукоприкладство и не только»…

Эту самую показательную помощь сняли на камеру, засветив лица многих боевиков, что впоследствии стало их роковой ошибкой. На видео фигурируют «гастролеры» из России – Андрей Лисиченко, он же «МС Лис», и Александр Ивин по прозвищу «Ангел», которые приехали на Донбасс убивать людей за деньги. Первый – ди-джей из Саратова, который выставлял фотографии с Никитой Михалковым в соцсетях, второй – предприниматель, которому также посчастливилось встретиться на Донбассе с представителем российского шоу-бизнеса Александром Башировым. И пока на телевидении крутят фильмы с его участием – он ездит поддерживать наемников российско-оккупационных сил.

20190530 статья

Практически всех людей, появлявшихся на видео, удалось установить и вычислить сотрудниками Национальной полиции Украины и ВСУ. Часть удалось уничтожить, а часть – сбежала обратно в Россию.

«Рязань установлен, Чечен, Псих. Их очень много, всех не перечислишь. Некоторые уже погибли, кто-то уехал. Они выкладывают в интернет бои с ВСУ, некоторые себя называют, некоторые пытаются проехать на территорию Украины, так их и ловим», – объясняет сотрудник Нацполиции Украины.

Уцелевшие бойцы, даже после ужасов плена, вернулись на службу.

«Моя супруга и мои родственники спрашивают – почему ты не уходишь, почему остаешься? А я говорю – как же я могу, мои ребята будут дальше продолжать воевать, а я буду просто сидеть дома? Нет, я так не могу. Прийти к нормальному образу жизни поначалу было очень тяжело, а потом со временем все стало на свои места. Было тяжело. Ну, ничего, неприятность эту мы переживем, как в песне», – с улыбкой на лице рассказывает бывший в плену солдат.

Сегодня в честь тех, кто отдавал жизни, спасая потерянного пилота, в Кропивницком называют улицы. Так, три года назад в городе появилась улица имени Тараса Карпы – командира одной из разведгрупп. По словам выживших бойцов, он вышел к боевикам на переговоры, но был расстрелян автоматной очередью.

СПЕЦОПЕРАЦИЯ ПО ПОИМКЕ БУТРИМЕНКО

Попавшие в плен ребята неоднократно видели Бутрименко с оружием в руках и то, как он напрямую общался с полевыми командирами так называемой «ДНР». Хотя еще в начале боя военнослужащие до конца не понимали, что это он сдал их боевикам, и что он, возможно, принимал в бою активное участие.

20190530 статья2

«В тот момент я был не в курсе почему его отпустили и почему он уехал. Ему отдали его же документы, мобильный телефон, он сел в свою машину и уехал. После того как я попал в плен, вот потом я уже его увидел», – делится воспоминаниями солдат 3 спецполка.

Слежка за Бутрименко продолжалась полтора года, до тех пор, пока в июне 2016-го его не задержали. За это время он даже баллотировался в депутаты так называемой «ДНР». Однажды его почти выманили для задержания, но в последний момент Бутрименко залег на дно в России. Пришлось все начинать с нуля.

Когда он снова появился на горизонте, сразу несколько скрытых групп отправились на территорию боевиков. Использовать единственный шанс нужно было очень осторожно.

«Поступила оперативная информация, что он будет пересекать один из блокпостов. Потом было совместное планирование с ВСУ, мы выехали на два блокпоста, потому что точный мы не знали, знали только время», – рассказывает сотрудник Национальной полиции Украины.

И даже когда наши бойцы увидели Бутрименко во второй раз, ему почти удалось сбежать. Когда они начали задержание, гражданские на вражеском блокпосту бросились им мешать. Спецназовцы уже готовились стрелять, и вдруг командир закричал: работает «МГБ ДНР»! Толпа мгновенно разбежалась по машинам, а боевики опустили оружие. Бутрименко даже не понял, что его приняли украинские военнослужащие.

Солдаты, как и семьи погибших бойцов, потребовали максимального наказания за содеянное Бутрименко.

«Либо пожизненное, либо просто обменять его на наших ребят, которые до сих пор сидят в плену. Мне кажется, это было бы лучше – чтобы забрали наших ребят оттуда», – так считает принимавший участие в бое под Латышево военный.

«Он сидит в тепле, его не трогают, кормят. Телевизор есть. Он чувствует себя как на курорте. Он сидит и ни в чем не нуждается. Его государство кормит, обувает, одевает. Если бы он попался, я бы не знаю, что я ему сделала», – Татьяна Соловьёва, гражданская жена погибшего Алексея Глобенко.

ЧТО ТЕПЕРЬ?

В течение трех лет его не могли осудить – постоянно менялся состав судей, у Бутрименко появлялись новые платные адвокаты и новые причины для отсрочки приговора. И лишь 16 мая этого года суд признает его виновным по статье «Финансирование терроризма», но оправдывает за «Террористический акт» (ч. 2 ст. 258-5). Хотя среди оснований его виновности – личные свидетельства выживших, собранные доказательства во время проведения процедуры «негласных следственно-розыскных действий» и т.д.

20190530 статья3

Кроме того, в приговоре не описаны все обстоятельства дела, не допрошены все потерпевшие, не дана оценка письменным доказательствам и вещественным. В приговоре не отражена вся полнота судебного следствия.

«Всякое незаконное действие должно получать надлежащую оценку, особенно если речь идет о таком сложном уголовном деле. Дело действительно очень сложное. Сложное еще и тем, что невозможно было провести ряд стандартных следственных действий на месте преступления, на той временно неподконтрольной территории. Собрать доказательства обстоятельств дела не представлялось возможным. И более того, с момента событий до момента задержания Бутрименко – прошло практически 2 года!» – подводит итог адвокат Елена Яркина.

Официальный приговор – 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества. А учитывая «закон Савченко», убийца десяти украинских воинов может выйти на свободу уже через год и один месяц.

Но пока приговор не вступил в законную силу – говорить об амнистии Бутрименко рано. Адвокат семей погибших военных уже подала апелляцию, и ожидает ее скорейшего рассмотрения.

Огорчены и расстроены таким решением суда и военнослужащие, которым чудом удалось спастись из мясорубки, которую им устроил Николай Бутрименко. Они до сих пор не понимают, как можно было его оправдать по одной из статей с таким количеством свидетелей.

«Берется конечный результат и сам подход. Внутренне бойцы воспринимают это как государственную позицию и то, как государство относится к людям, которые поддерживают сепаратизм, которые причастны к гибели наших бойцов. И этот факт их очень сильно удручает», – делится заместитель командира 3 спецполка Сергей Францишкевич.

А пока предатели и преступники не получают заслуженного наказания, на Востоке продолжают проливать кровь украинские военные.

Автор: Надежда Федорова
Фото: Adrian Swancar on Unsplash

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2020Все права защищены