ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
3
0
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
3
0
В центре внимания
Переселенка из Донецка: «Самая большая проблема – отсутствие права голоса»
  21 December 2018 12:49
|
  597

Переселенка из Донецка: «Самая большая проблема – отсутствие права голоса»

Татьяне Шашковой пришлось уехать из оккупированного Россией Донецка, где она прожила сорок лет, после начала войны на Донбассе. Город Татьяна оставила вместе со своим супругом в 2015 году. Покидали Донецк, взяв с собой из нажитого годами домашнего скарба только то, что поместилось в их машину, да ещё забрали своих двух собак.

Впереди была полная неизвестность, позади – родной город, ставший в одночасье чужим и незнакомым. Вспоминает то время, когда в Донецк пришёл «русский мир», переселенка с сожалением и болью, однако старается не терять оптимизма, и подчёркивает: она не сдаётся. Татьяна поделилась своими мыслями о проблемах переселенцев, а также рассказала о том, как планирует свою дальнейшую жизнь.

Родной Донецк, где прошли сорок лет её жизни, Татьяна вспоминает с любовью, ностальгией и теплотой, говоря о том, что именно в этом городе она построила карьеру, создала семью, занималась творчеством. Женщина не могла представить, что однажды наступит страшное время, которое изменит всю её жизнь, и заставит искать пристанища в другом городе, другой области – в другой жизни.

«Это тот город, в котором – становление, карьера, творчество, семья… Всё то, что называют маленьким счастьем», – говорит Татьяна о Донецке.

Говоря о печальных событиях так называемой «русской весны» 2014 года, когда Донецк захлестнули волнения, а Россия развязала против нашей страны агрессию, Татьяна сокрушается. Она вспоминает, что город тогда стал ассоциироваться у неё с Донецком советского периода, точнее, семидесятых годов, этот период она прекрасно помнит. О том времени женщине напоминали новостные выпуски, радиопередачи, и даже общение с земляками, также проживающими в Донецке, но, в отличие от Татьяны, поддавшимися влиянию российской пропаганды.

«То, что произошло, для меня это оказалось немыслимо просто. Я бы сказала, что сегодня для меня Донецк – это «совок» семидесятых. Почему? Потому что там стало так, как было когда-то. Радио послушаешь, телевизор посмотришь, людей посмотришь: то, что было в 70-м. То есть, мы шагнули на несколько шагов назад. И я оказалась «инородным телом» – я не смогла согласиться вот с тем «совком» семидесятого», – говорит переселенка.

До войны Татьяна Шашкова, по образованию юрист, возглавляла областной фонд поддержки предпринимательства. Именно профессиональные навыки помогли дончанке, ставшей переселенкой, отстаивать собственные права в кабинетах сотрудников социальных служб и прочих чиновников, если те позволяли себе халатно относиться к своим обязанностям. Женщина рассказала, что сталкивалась с хамским отношением в чиновничьих кабинетах, но, к счастью, смогла себя защитить.

2

Профессия выручила и тогда, когда Татьяна Шашкова консультировала своих земляков, таких же внутренне перемещённых лиц, предпринимателей, которые получили гранты на ведение собственного бизнеса. Профессиональные советы Татьяны помогли этим людям, и многие из них вспоминают дончанку с благодарностью.

Сейчас Татьяна Шашкова живёт в Украинке (Киевская область). Переезд поближе к столице был не случайностью, ведь Татьяна полагает, что в центре страны существует гораздо больше шансов на то, что удастся воплотить свои идеи и замыслы, чем в регионах. А планы и замыслы у Татьяны есть, и один из них – наконец-то обзавестись собственным домом. Это хрустальная мечта всех переселенцев, которые бежали из своих родных городов, оккупированных Россией, на мирную территорию: иметь свой дом, а не арендованную жилплощадь, с которой могут в любой момент «попросить».

«И мне всё-таки хочется иметь свой дом. Свой. Тот, который был у меня. Мой, не снятый (арендованный – ред.). Да, я могу сегодня оплатить его, могу по-американски жить, ведь они как живут: сняли в одном доме, появилась работа – всё, отдали, переехали в другой. Но наступит время, когда у меня не будет этой работы, может случиться так. И мне бы очень хотелось иметь свой дом», – говорит женщина.

Татьяна не собирается сдаваться на милость обстоятельств, и прилагает усилия, чтобы дом у неё всё-таки появился.

«И если всё, как я задумала получится, то, наверное, произойдёт то, что называется адаптацией, или, такое время, когда, вот, я ассимилировалась, когда у меня появился собственный дом, в который я могу пригласить своих детей, своих друзей. И, если у меня это получится, то, наверное, ещё раз возрождение произойдёт. Я, по крайней мере, к этому сейчас стремлюсь, и хочу это сделать», – добавила Татьяна Шашкова.

Кроме того, дончанка хотела бы вернуть себе избирательное право. Как известно, внутренне перемещённые лица лишены права голосовать на местных выборах, и не могут принять участие в выборах, скажем, городского или поселкового головы, даже если прожили в громаде несколько лет. Украинские правозащитники и представители международного сообщества уже не единожды указывали украинским чиновникам на то, что такое ограничение нарушает Конституцию Украины, однако переселенцы остаются без права голоса.

По словам Татьяны Шашковой, такая ситуация не может считаться нормальной. Дончанка убеждена, что переселенцы должны бороться за возвращение им прав. Гарантированных Основным Законом, – например, посредством акций протестов доводить до высокопоставленных чиновников свою позицию, точку зрения и требования. Татьяна называет своё участие в подобных акциях своим нынешним политическим вкладом в развитие общества.

«Самая большая проблема сегодня (и я это чувствую каждый день) – это отсутствие у меня права голоса. Мы, переселенцы, не имеем права голоса на местных выборах, хотя это наше конституционное право. Что касается будущих президентских выборов, то лично я получила справку о том, что я есть в реестре избирателей Украины, которую я должна буду предъявить в избирательную комиссию. Посмотрим, дадут ли мне право проголосовать в марте 2019 года, в чём я мало уверена…», – говорит Татьяна.

3

Женщина убеждена, что украинское законодательство обязано работать одинаково для всех граждан Украины. Между тем, отметим, что законопроект, который мог бы помочь вернуть переселенцам право голоса («Проект Закону про внесення змін до деяких законів України (щодо виборчих прав внутрішньо переміщених осіб та інших мобільних всередині країни громадян)»), на данный момент так и не получил должного внимания со стороны народных депутатов, хотя правозащитники регулярно напоминают украинским парламентариям о необходимости принятия документа.

«Должен работать Закон. Один на всех. Один для всех», – подчеркнула переселенка из Донецка Татьяна Шашкова.

В будущее женщина старается смотреть спокойно и уверенно, несмотря на то, что ей пришлось пережить. Она постепенно переоценивает произошедшее, а также пытается повлиять на настоящее.

Статья рассказывает о героине проекта «Наш дом», который реализуется при поддержке Украинского культурного фонда. Позиция Украинского культурного фонда может не совпадать с мнением автора.

Про проект OUR HOME:
Украина в целом и Киев в частности – место, куда едут люди разных культур и наций. Однако на многих из них окружающие смотрят сквозь призму стереотипов. Герои проекта Our Home готовы рассказать о том, как они чувствуют себя в украинском обществе. Авторы отмечают, что это платформа, которая знакомит с разными людьми и дает возможность быть услышанным. «Учись у окружающих» и «слушай вселенную другого человека» – два основных лозунга проекта. Каждая история в Our Home – это взгляд разных людей на украинское общество. Они делятся тем, чувствуют ли себя принятыми здесь с их национальными и культурными особенностями.

Автор: Марина Курапцева

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены