ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
7
6
1
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
7
6
1
В центре внимания
Оккупация культуры: что вы еще могли не знать о Донбассе
  20 декабря 2018 14:17
|
  521

Оккупация культуры: что вы еще могли не знать о Донбассе

Оккупация культуры: что вы еще могли не знать о Донбассе

блог подобной

Почти 10 лет назад я случайно попала на научную конференцию в Горловку в местный иняз. Для иногородних, как полагается, устроили культурную программу. И тогда оказалось, что я, почти местная, к своему стыду, Донбасс совсем не знаю. Как выяснилось в Горловке, кроме завода «Стирол», шахт и других заводов, размещались два интереснейших музея – миниатюрной книги (с коллекций едва ли не 10 тысяч экземпляров) и художественный. Последний, без преувеличений, шокировал. В неприметном с виду здании хранилась коллекция, которой позавидовал бы Лувр – на стенах висели оригиналы Врубеля, Котарбинского, Мясоедова, Бенуа, Пимоненко, Айвазовского и солидная коллекция полотен Николая Рериха (28 полотен). Когда началась оккупация Горловки, кроме прочего, постоянно вспоминался и этот музей. Что с ним сейчас?

Не менее ценная коллекция искусства хранилась в Донецке – в местном художественном музее. Те или иные ценные экспонаты были и в коллекциях других музеев Донецкой области. С началом войны, когда речь шла о спасении человеческих жизней, было явно не до культуры. Что сейчас с культурным наследием, принадлежащим Украине, за годы оккупации, можем только гадать.

Тамошние музейщики утверждают, что все, дескать, хорошо и на месте. Но в интернете то здесь, то там появляется информация о том, что из музеев – в самый острый период войны – исчезли ценные экспонаты. Первым делом – боевики начали воровать технику из музея, посвященную Второй мировой войне. Позже – от обстрелов пострадал Донецкий краеведческий музей – собственник коллекции уникальных ценностей. Очевидцы в соцсетях писали о том, что в музей неоднократно попадали снаряды реактивной артиллерии боевиков, повредив стеклопакеты, кровлю и некоторые перекрытия, хотя ни военных, ни стратегических объектов в музее и его окрестностях не было. Вспоминают и о людях с автоматами, которые наведывались во все еще работающий музей и расспрашивали сотрудников о коллекциях. После этого – из полуразрушенного здания бесследно исчезли многие драгоценные экспонаты.

Редактор журнала «Музеи Украины» Виктор Трегуб заявлял о краже скифского золота, оружия и других археологических находок. Общую стоимость краденного музейщик оценивал в миллионы. В открытую боевики ограбили другой музей – Великой отечественной войны. Вооруженные молодчики вскрыли автогеном дверь и забрали оттуда уже упакованную коллекцию оружия времен Второй мировой (около 300 экспонатов). Об этом сообщил владелец коллекции, предоставивший свое собрание музею для экспозиции. Вопреки жалобам к оккупационным властям, о судьбе своего собрания он ничего не знает по сей день.

В конце 2015-го главарь боевиков Александр Захарченко подписал загадочный «документ» – «Постановление» о вывозе ценностей из «ДНР». Согласно этой филькиной грамоте, перед вывозом ценность необходимо провести через специальную экспертизу, результаты которой должны быть предоставлены «центральному органу исполнительной власти», после чего так называемое «минкультуры» вроде как выдаст свидетельство, разрешающее вывоз. Что именно вывозилось при помощи таких писулек с оккупированной территории – вопрос, который остается открытым.

О том самом горловском музее ходили разные слухи. Одни говорили, что боевики вывезли из города ценные полотна в Россию (информацию об этом неоднократно публиковали в соцсетях, в том числе и в группе «Типичная Горловка»). Другие, в том числе и оставшиеся на оккупированной территории музейщики, называли это клеветой, а картины, по их словам, из музея исчезали временно – «чтобы спасти от бомбежек». Правда, подробнее рассказать об этом пообещали «когда-нибудь».

Еще в 2014 году международные организации, занимающиеся сохранением и популяризацией наследия Рерихов, выступили с обращением к П. Порошенко, с просьбой «сделать все возможное», чтобы избежать разрушения музея и сохранить коллекцию. Когда же музей оказался в тылу, в нем, ожидаемо, начали проходить загадочные мероприятия. Например, в мае 2017 года в музее гостевала фотовыставка «70 лет спустя – борьба с фашизмом продолжается», где демонстрировали, в том числе, фото разрушенного Донецкого аэропорта. Естественно, забывая упомнить, чья именно артиллерия превратила один из лучших аэропортов Украины в руины.

Дальше было не менее печально. 16 октября 2017 года музей затопило. С мокрых стен отпадала штукатурка, а на стульях сушили промокшие документы. Музейщики комментировать состояние картин, сложенных, судя по фото, прямо в мокром зале, отказались. Позже зал якобы восстановили, а картины развесили по местам.

Слухи о воровстве доходили и из Луганского краеведческого музея: якобы из закрытых фондов вывезли золотые и серебряные артефакты. Но заведующая фондами погибла еще в начале войны, поэтому подтвердить или опровергнуть эту информацию сейчас некому. Сейчас в музее проводят научные конференции «под ключ» – о Донецко-Криворожской республике и военной истории.

Мало кто знает, но Донбасс – это еще и сотни археологических памяток, край курганов и стоянок древних людей. Их хватает и в Приазовье, и в Луганской области. От войны пострадали и они.

Археолог и уроженец Луганской области, ученый Сергей Телиженко в 2015 году участвовал в осмотре поселений и курганов вдоль линии разграничения. Результаты его экспедиции – не оптимистичны. Он отметил, что некоторые курганы в Попаснянском, Новоайдарском и Станично-Луганском районе были повреждены обстрелами и фортификационными работами. Так же археологические памятники постоянно разрушаются боевиками из-за рытья окопов и минирования территорий. Есть информация и о том, что результатом рытья траншей «освободителями Донбасса» стали потерянные для науки (ранее не исследованные) курганы в районе села Желтое (ныне – на временно оккупированной территории). Можем предположить, что разрушены и другие курганы – ведь именно на них боевики нередко обустраивали позиции, как на тактически выгодных высотах.

К слову, недавно оккупанты решили поиграть в серьезную науку и изобразить просветителей. Под патронатом боевиков организовали «научные исследования» – раскопки в Луганске и Лутугинском районе. Правда, в Каменке копали почему-то не историки, а студенты экономико-правового лицея. Куда делись артефакты, найденные во время раскопок – тоже неизвестно. Руководил этими «исследованиями» некий перебежчик, доцент, преподаватель Луганского национального университета Константин Красильников. Кроме давней украинофобии, сей деятель прославился недавней «теорией» о «происхождении народа Донбасса» от неандертальцев. «Сенсацию» опубликовала одна из местных газет, принадлежащих боевикам.

Согласно «гениальному» в своей шизофреничности «открытии» Красильникова, древние «донбасяне» – потомки неандертальцев: ели твердую пищу, поэтому они «сильные, справедливые и непобедимые». А остальные украинцы – пошли от трипольцев и ели «мягкую» пищу – поэтому они «безвольные, слабые и склонны к приспособленчеству». Вот то самое, выдуманное эволюционно тупиковое существо Красильников гордо наименовал «протоновороссом» (не смейтесь, но «академия наук ЛНР» даже латынью назвала – «homo erectus novorossus»), а «народу ЛНР», как с барского плеча, подарила 10 тысяч лет собственной истории.

Помимо ряда чисто научных нестыковок дикой теории, Красильников не то по недостатку интеллекта, не то по другим причинам отнес горячо любимый «луганский народ» к весьма примитивному виду первобытного человека, хотя на Донбассе реальными учеными было зафиксировано пребывание куда более продвинутых.

Все это было бы смешно, если б не так грустно. Под крылышко оккупантов перебежало немало деятелей науки с весьма сомнительной репутацией и не менее сомнительными исследованиями. Сейчас они – на ключевых должностях в оставшихся в оккупации университетах.

Чего стоит Инесса Артамонова – декан филологического факультета Донецкого университета. В 2013 году вокруг «ученой» вспыхнуло сразу два больших скандала. Первый – коррупционный, когда студенты 5 курса заявили, что Артамонова через лаборанта кафедры требует с них солидную взятку. Кроме того, к экзамену Артамонова настаивала на накрывании «поляны» с литром коньяка и двумя бутылками вина на весьма скромное количество членов комиссии. Второй – не менее позорный – с плагиатом. Диссертация Артамоновой, защищенная в 2009 году, оказалась сборной солянкой из чужих работ российских и украинских ученых. Научное мошенничество и плагиат ученые отстаивали даже в судах. Но пик скандала пришелся именно на 2014 год, когда у Артамоновой было решено отобрать научную степень. Тогда-то опальная «ученая» и перебежала к оккупантам. Теперь она – целый декан и до сих пор, несмотря на доказанное воровство, подписывается «доктором наук в социальных коммуникациях». И подобные примеры, увы, не одиноки.

Несмотря на то, что от культуры после прихода российских оккупантов на Донбассе осталось просто-таки выжженное поле, новые «власти» вовсю пытаются отчаянно и вымучено ее имитировать. Празднованием 100-летия октябрьской революции, псевдонаучными открытиями, назначением на ключевые и управленческие должности абсолютно некомпетентных, но абсолютно преданных боевикам колаборантов, разрушением памяток, противозаконными раскопками. И беспроглядной пропагандой на каждом шагу.

Автор: Евгения Подобная

© Черноморская телерадиокомпания, 2021Все права защищены