ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
6
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
6
В центре внимания
Из Крыма в Приазовье – двухсотлетний путь украинских греков
  27 December 2018 13:29
|
  1169

Из Крыма в Приазовье – двухсотлетний путь украинских греков

Заслуженный работник культуры Украины Галина Владимировна Чумак 13 лет возглавляла Донецкий областной художественный музей. Два последних года – при так называемой новой «республике». Она не только сохранила музейные коллекции, но и пополнила их на две тысячи экспонатов. Об этом мы подробно говорили в интервью «Музейные хроники оккупированного Донецка».

А сегодня поговорим о приазовских греках. Ведь по маме Галина Чумак – гречанка. Большинство «украинских» греков живет именно в Приазовье, часть которого сегодня – оккупирована.

В этом году отмечается 240 лет принудительного переселения крымских греков в Приазовские степи. Более двух веков назад эти земли были почти не заселены и не обрабатывались. В 1774 году закончилась Русско-турецкая война, и Екатерина II вопрос переселения греков из Крыма сделала государственной политикой. По ее мнению, таким образом, укреплялись южные границы империи, подрывались экономические основы могущества крымского ханства, что создавало хорошие предпосылки для скорейшего присоединения Крыма к России (ничего не напоминает?). Переселение, а точнее, выселение организовывали императорские любимцы – Потемкин, Румянцев и Суворов, конечно, под личным контролем «матушки».

«Во времена СССР, – грустно улыбается Галина Чумак, – говорили, что это был такой щедрый шаг со стороны Екатерины II по отношению к грекам, что она, якобы, спасла нас от преследования татар. На самом деле, кто же добровольно покинет хорошо обжитое и насиженное место. Точно так же я сегодня из Донецка оказалась в Киеве – это ж не добровольно. Так и 240 лет назад, в 1788 году, и на протяжении двух последующих лет, греков переселяли в Приазовье. Но выселены из Крыма были не только греки, а многие православные – армяне, грузины, валахи, украинцы. Просто греков было более всего. Переселение началось ранней осенью – несколько месяцев шли, ехали на волах. По дороге потеряли несколько тысяч человек от болезней, холода, недоедания… Пришли в голую степь. А тут уже и зима. Вот давайте себе представим: уже начались заморозки, иногда идет снег, бывает ветрено, оказались в степи. И надо как-то выживать, что-то строить, чтобы укрыться от непогоды. Вот так мы, коренные жители полуострова, стали жителями Приазовья. Многие меня спрашивали, почему здесь такие же названия сел, как в Крыму? У нас есть своя Ялта, свой Гурзуф. Новым поселениям давали родные имена. Например, в Крыму – Гурзуф, а в Приазовье – Урзуф. И вот мое Гранитное, недалеко от Волновахи, – это было село Карань, а в Крыму – Карана. Лет 50 я искала его в Крыму. Знаете в Балаклаве, за самой большой скалой, куда входила подводная лодка, где ремонтный завод, есть село Флотское? Оказывается, это та самая Карана, но переименованная, точно так же как и Карань – в Гранитное. Мы с нашими селянами как-то поехали во Флотское… От наших предков осталась там только церковь святых Константина и Елены.

Сейчас много говорят о декоммунизации, возвращают на карту старые названия. Мою Карань переименовали в Гранитное в 30-е годы ХХ века по приказу коммунистической власти. И очень многие жители села хотели бы вернуть ему историческое имя. Это было бы справедливо.

Я очень люблю Карань. Все детство и юность прошли там. Это очень красивое место, особенно, когда выйдешь в степь, а там – скальные выходы вдоль реки Кальмиус… Необыкновенно красиво, сказочные места, особенно по балкам – многоцветье трав, а запахи! Ощущение бесконечного простора…

Сейчас Гранитное на линии разграничения. Его обстреливали, многие дома разрушены… Когда-то это было большое село. Сейчас – осталось где-то тысячи три населения. Но точно сколько, не знаю, потому что за последние годы люди гибли под обстрелами, многие выехали, кто-то умер…».

Крым всегда оставался родным для Галины Чумак. Более 40 лет подряд, каждое лето она старалась поехать на раскопки греко-скифского поселения ІV века до нашей эры. Самые ценные находки были переданы в Евпаторийский и Черноморский краеведческие музеи.

Историю крымских и приазовских греков Галина Владимировна знает прекрасно. Много лет в Донецке она старалась объединить греков-земляков. Именно поэтому так много времени отдавала общественной работе – возглавляла лигу греческих художников Донетчины «Галатея», была членом Совета Донецкого общества греков им. Стамбулжи, главой организации женщин-гречанок. Но все это уже в прошлом.

«Когда переехала в Киев, – говорит Галина Чумак, – то перерегистрировала общественную организацию греческих художников Донетчины «Галатея». Сегодня хочу объединить, уже в Киеве, художников, музыкантов, журналистов, поэтов, краеведов, хореографов. Когда работала в Донецке, то, благодаря должности директора музея, мне более всего удавались выставки. Показали работы художников-греков по всей Донецкой области, даже в сельских музеях – в Володарском районе и в Старобешево. И на открытие всегда везла кого-то из художников, поэтов и хореографов. Например, Валентина Любченко, играла на гитаре и пела свои песни, а художник Сергей Оленгос и я – танцевали греческие танцы. То есть, создавали праздник греческой культуры на фоне выставки художников-греков.

Даже в оккупированном Донецке мне удалось дважды в год проводить тематические выставки и концерты. Ко Дню Охи, 28 октября, это когда греки сказали итальянским фашистам «нет», и не пропустили их через Грецию в Европу, а второй праздник – 25 марта – День Независимости Греции. Картины, которые мы показывали, мне удалось вывезти. Они – собственность «Галатеи». Это небольшая коллекция из работ мариупольских, донецких и славянских художников, которые подарили свои работы нашей организации. В Киеве я еще их не показывала, потому что пока не нашла помещение. Поскольку у меня нет средств заплатить, то надо найти такое место, где мне позволят выставить картины бесплатно».

2

Сколько сегодня греков живет в Приазовье – неизвестно. Есть данные переписи населения 2001 года, по которым в Украине насчитывалось 91 500 греков. Большинство – 77 тысяч – в Приазовье, то есть, в Донецкой области.

«Я не очень верю в данные переписи населения, – говорит Галина Чумак. – Думаю, что людей греческого происхождения гораздо больше. Ведь я гречанка по маме, а по папе – украинка. Я выросла в греческой среде. Помню, когда мне было лет 5, мама сказала: «Галочка, мы – греки», и помню, как мои родственники вообще не могли говорить по-русски. У нас в семье говорили на урумском, но это были мои тетки, а мама не говорила, но понимала.

В Приазовье два вида греческого языка: так называемый, урумский – это греческо-тюркский и румейский – он ближе к новогреческому языку. Каждый из них имеет по пять диалектов. Даже издан учебник урумского языка, но учеными из Санкт-Петербурга, а у нас как-то не сподобились… Проблемой приазовских греков считается то, что мы не изучаем наш язык и не передаем его детям и внукам, а они изучают уже новогреческий – тот язык, на котором сегодня говорят в Греции. Пришли к выводу, что так лучше – Греция заинтересована в этом, она выделяет деньги на образование детей в школах во всех городах, где есть греческие общества.

А они объединились в единую Федерацию греческих обществ Украины. Перед этой войной их было уже более 100. Сейчас, когда Крым в оккупации, и в связи с тем, что происходит дома, в Донецке и Луганске, обществ в Федерации стало меньше.

На оккупированной территории остались не только музеи, но и национальные коллективы – детский «Панаир» и взрослый – «Терпсихора», в котором я танцевала. Они продолжают работать и даже ездят с концертами куда-то в Россию и по «республике».

Кстати, если у кого-то из наших читателей в роду есть греки, то им может быть интересна газета «Эллины Украины», которую издает Федерация греческих обществ. Там можно почитать о греках не только в Украине, но и в других странах, о том, чем живет сегодня Греция. Ведь там узнали о существовании, в частности, приазовских греков только с принятием Украиной независимости.

3

Мариуполь – город, где приазовских греков живет больше всего. А недалеко от Мариуполя есть два греческих села. Одно чисто урумское – Старый Крым, а другое – румейское – Сартана. И там, и там – прекрасные клубы, дворцы культуры, школы. А в Сартане – замечательный музей греков Приазовья. Еще в 30-е годы прошлого века там был создан ансамбль песни и танца «Сартанские самоцветы», который жив и поныне. Там же создали греческий театр, для которого сами пишут пьесы, ведь это очень важно для театра – драматургия, зрители, актеры и общий, понятный для всех язык. А греки – народ с юмором. Я очень люблю, когда греки шутят. Это очень смешно и артистично.

Так вот, в Сартане, во дворце культуры когда-то занималась талантливая девочка Тамара Каци, которая была солисткой «Сартанских самоцветов», и выросла в большую серьезную певицу (с 1993 года работала в Москве, записала более десятка греческих песен на румейском диалекте, стояла у истоков создания Федерации греческих обществ Украины. Она трагически погибла в автомобильной аварии по дороге в Мариуполь. Похоронена в родной Сартане – ред.). В этом году в Мариуполе проходил уже ІХ Международный фестиваль греческой песни имени Тамары Каци. А на следующий год будет фестиваль греческой культуры Мега Юрты имени Доната Патричи – поэта, прозаика, переводчика, композитора, патриарха греческого национального движения, чьё имя фестиваль носит с 2005 года. В нем участвуют коллективы всех сел, где живут греки Северного Приазовья. И по очереди фестиваль переходит из села в село.

Должна сказать, что за годы независимости греческая культура в Украине просто возродилась. Сколько коллективов замечательных, детей, которые танцуют, говорят, поют и на урумском, и на румейском, и на новогреческом!».

Автор: Елена Шарпанская
Фото: Виталий Головин

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены