ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
7
6
0
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
7
6
0
В центре внимания
«Будьте как дома», или «Мы вас не звали»: переселенцы и новые громады
  26 декабря 2018 16:37
|
  692

«Будьте как дома», или «Мы вас не звали»: переселенцы и новые громады

«Будьте как дома», или «Мы вас не звали»: переселенцы и новые громады

блог201812262

С 2014 года в Украине не иссякает поток людей, спасающихся от войны на Донбассе, и покидающих Крым в связи с оккупацией полуострова Россией. Интеграция переселенцев в новые громады проходит по-разному, кому-то везёт с первых дней встретить поддержку и понимание, а кто-то живёт в социальном вакууме с момента вынужденного переселения. Давайте попробуем рассмотреть мифы, которые усложняют процесс интеграции переселенцев в принимающие громады.

«Они отнимут у нас рабочие места». Безусловно, каждому переселенцу, как и любому другому гражданину Украины, необходимы жильё, работа, медицинские услуги. С той только разницей, что переселенец не может позволить себе устроиться на работу с заработной платой в тысячу гривен, поскольку вынужден:

• оплачивать дорогостоящую аренду жилья и оплачивать недешёвые коммунальные услуги;
• приобретать «с нуля» всё, что другие граждане приобретали постепенно – от бытовой техники до предметов гигиены;
• экономить, чтобы оплатить услуги врачей, организовать детям отдых, приобрести одежду на новый сезон(…), и всё это в «переселенческой» ситуации является огромными тратами.

Да, расходы, которые должен нести человек, вынужденно оказавшийся в чужом месте без вещей, сбережений, зачастую – без документов, поистине огромны. Но значит ли это, что в населённом пункте срочно начнут массово увольнять местных жителей, чтобы предоставить рабочие места переселенцам? Кто-нибудь где-нибудь такое наблюдал? Я, например, пережила обратное, мне и моей семье стоило огромного труда устроиться на работу с более-менее достойной оплатой, но для этого пришлось поездить по стране, несколько раз сменить место жительства.

Часто слышу, как жители мирной Украины сетуют на непомерные тарифы на коммунальные услуги, высокие цены на продукты и другие товары, на постоянно возрастающую стоимость проезда в общественном транспорте, на зачастую некачественные, но всегда дорогие медицинские услуги и медпрепараты… Просто представьте, что вдобавок ко всему перечисленному вам необходимо приобрести ВСЁ, от посуды до постельного белья.

«Они алкоголики и тунеядцы». Так надо опасаться того, что переселенцы отнимут у местных жителей рабочие места, или же того, что, перебравшись на новые места, переселенцы (вероятно, включая и детей тоже?) станут с утра до ночи пить и дебоширить? Позволю себе заметить, что асоциальные элементы есть в любой области Украины, как и в любой другой стране мира.

Конечно, после заявления одного из украинских чиновников о том, что «переселенцы ухудшили криминогенную обстановку в Киеве», бороться со стигматизацией переселенцев становится всё труднее. Тем более, что население мирной части Украины не всегда точно знает, о чём спорит. Например, жительница запада Украины настойчиво убеждала мою коллегу, дончанку, в том, что «Донецк – это маленький шахтёрский посёлок», в котором «остались одни алкоголики и наркоманы, потому что вся молодёжь уехала, и шахты затопили давным-давно».

Она довольно сильно удивилась, узнав о том, что Донецк – большой европейский город, а вот угледобывающую отрасль угробили отнюдь не люди, активно употребляющие спиртные напитки, а вполне себе трезвые «комиссии» из Москвы и Санкт-Петербурга, которые отдали соответствующие приказы. Женщина долго не хотела верить правдивой информации, повторяя: «Как же так, мне точно говорили, что они там все алкаши и наркоманы, кума сестры соседки лично от своей золовки слышала».

«Им государство всё компенсировало, а мы сами зарабатываем». Те, кто пребывает в таком убеждении, вряд ли сможет доходчиво объяснить, что именно государство «компенсировало» переселенцам? Жильё? Здоровье? Имущество? Сбережения? Психологическую травму? Потерянных близких?

Вот то, на что может рассчитывать внутренне перемещённое лицо в Украине. «Детям и лицам, получающим пенсии – до 1000 гривен; предельный размер общей суммы такой помощи, выплачиваемой на семью, – до 3000 гривен и до 5000 гривен многодетным семьям». Это похоже на компенсацию?

Отвыкла удивляться тому, что кому-то и такие деньги покажутся «чрезмерной заботой» о переселенцах, поэтому напомню: вчера над головой тех, кто сегодня стал внутренне перемещённым лицом, рвались снаряды. Люди в одночасье оказались лишёнными всего, что у них было. Вряд ли три тысячи гривен на семью можно считать серьёзной помощью, – не говоря уже о том, чтобы считать такие деньги «компенсацией» за потерянную жизнь.

К тому же, переселенцы вынуждены тяжело работать, чтобы справиться с ситуацией, в которой оказались. Многие внутренне перемещённые лица, не сумев закрепиться на новом месте и найти достойный заработок, возвращаются домой, сейчас это значит – в оккупацию. Но не все могут вернуться. Многие заработали себе «билет в один конец» во время организации и проведения украинских акций, во время общественного противодействия российским оккупантам. У многих переселенцев нет выбора, нет обратного пути. Свои дома – у кого они уцелели – такие переселенцы увидят только после окончания войны.

«Они не любят Украину». Может быть, «они» не любят сегодняшнюю власть и то, во что она превратила государство Украина? А «вы» – любите этих чиновников? «Вы» любили бы людей, которые не защитили ваш дом, отдали вас оккупантам без малейшего противодействия, которые называют ваших пожилых родителей «пенсионными туристами», которые лишили значительную граждан Украины пенсий, социальных выплат, избирательного права? Чувствуете, как любовь заполняет вас с каждым словом? Я – нет.

Украина – наша родная страна. Это очень красивая страна с благодатным климатом, плодородной землёй, прогретая солнцем, страна с богатыми традициями и большой, сложной историей. Как и за что можно не любить Украину? А вот государственный аппарат, для ряда представителей которого нарушение прав человека стало совершенно привычным, обыденным делом, никакой любви не заслуживает.

Ежедневно жители мирной Украины ругают правительство и буквально проклинают свою горькую судьбу. Можно, переселенцы тоже выскажут свою точку зрения? Пусть им нельзя выбирать местную власть, эти люди – часть народа. Возможно, объединившись, вместе мы сможет понять, как перейти от роли пассивной жертвы к роли, прописанной для каждого из нас в Конституции, где народ является источником власти? Возможно, изменения в стране тогда наступят гораздо быстрее.

«Они сами виноваты в войне, пусть там и остаются». Наверное, это самый «непобедимый» миф. Наверное, нам всем придётся долго лечить расшатанные нервы и примиряться между собой. Наверное, сострадание – это не врождённая черта, и его нужно воспитывать в себе, «кормить» добротой, не позволять сердцу ожесточиться.

Наверное, если, не дай Бог, в ваш город ввалится чужая армия на танках, с «градами», вы сможете понять ужас и отчаяние украинцев из Донбасса и Крыма. Но это неправильно. такие примеры никого не учат состраданию или доброте, они несут только разрушение и холод.

Наверное, нужно активнее сопротивляться пропаганде, которая разделила украинский народ на «патриотов» и «предателей». Возможно, тогда интеграция переселенцев в новых громадах будет проходить значительно легче. Потому что это тест для обеих сторон. Это тест для Украины.

Автор: Марина Курапцева
Фото: Loïc Fürhoff | Unsplash

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

© Черноморская телерадиокомпания, 2021Все права защищены