ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
8
7
8
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
8
7
8
В центре внимания
О чем молчат заложницы «ЛДНР»: истории пленниц
  30 ноября 2021 13:15
|
  313

О чем молчат заложницы «ЛДНР»: истории пленниц

О чем молчат заложницы «ЛДНР»: истории пленниц

Освобождающиеся из плена люди далеко не всегда готовы рассказывать общественности, или даже правоохранителям, о преступлениях, которые над ними совершали. Истории женщин, которые остаются в плену у боевиков-оккупантов на Донбассе, а также рассказ прокурорки о работе с пострадавшими от гендерно обусловленного насилия подготовил «Восточный вариант».

«Пытаюсь донести до человека свою человеческую эмпатию»

Заложники, которых удается освободить, долго находятся в сложном психологическом состоянии и не готовы говорить об их незаконном удержании боевиками. 

Как отметила старшая группы прокуроров Анна Сосонская, занимающаяся преступлениями гендерно обусловленного насилия, только половина освобожденных находят в себе моральные силы рассказывать, что с ними произошло. 

«Подавляющее большинство людей, которые дают показания, чувствуют неловкость и определенную вину за то, что с ними произошло», – поделилась наблюдениями Анна Сосонская. 

Она отметила, что в таких ситуациях следователи и прокуроры должны объяснять человеку, что никаких оснований испытывать стыд или страх у них нет.

«Я стараюсь проявить не только свою человеческую эмпатию, но и донести, что то, что с вами произошло, это не ваша вина», – отметила прокурорка. 

Она отметила, что рассказы о преступлениях в плену дают основания прокуратуре признать человека потерпевшим, предоставив ему официальный статус. 

А кроме того, расследовать дело и в перспективе – наказать виновных.

В качестве примера Анна Сосонская привела недавно задержанного Дениса Куликовского («Палыча»).  

«Как выяснило следствие, “Палыч” пытал как мужчин, так и женщин. Это было не только изнасилование, но и унижение. Во время общения с потерпевшими я обнаружила, что все знают об этих фактах, но никто не говорит, что это совершалось по отношению к ним. Они просто молчат, боятся общественного порицания, не хотят выносить на публику», – отметила Анна Сосонская.  

По ее словам, основной страх людей связан с тем, что они не верят в результат расследования и что их показания приведут к наказанию виновного. 

«Люди боятся, мол, мы это официально обнародуем, а никаких выхлопов из этого не будет. Потому что люди, которые это сделали, либо находятся на оккупированной территории, либо на территории страны агрессора, либо вообще уже не живы», – добавила Анна Сосонская.

«Обидно чувствовать себя ненужными»

Еще одной причиной определенного недоверия правоохранительным органам и власти в целом может быть социальная незащищенность освобожденных заложников. Об этом говорят они сами. 

Бывшая заложница Елена Лазарева, освобожденная из плена в 2019 году, удерживалась боевиками вместе со своим мужем. После плена семья не имела ни жилья, ни работы. 


Елена Лазарева (слева)

Добрые люди дали возможность им жить на своей даче, где они живут и сейчас. Чтобы восстановиться в должности врача, женщине пришлось заново доказывать соответствие своей категории. Для этого она проходила соответствующий тест.

Добрые люди дали возможность им жить на своей даче, где они живут и сейчас. Чтобы восстановиться в должности врача, женщине пришлось заново доказывать соответствие своей категории. Для этого она проходила соответствующий тест. 

Работу по словам женщины, она искала сама. Наконец, нашла. А вот муж Елены до сих пор не трудоустроен. 

«Сказывается возраст. Всем нужны опытные молодые, а опытные в возрасте – никому», – отметила Елена.

Она добавила, что на помощь государства ни в вопросе жилья, ни в вопросе трудоустройства рассчитывать не приходится. 

«Обидно чувствовать себя ненужными. Люди, пострадавшие за свою гражданскую позицию, пытавшиеся что-то сделать для Украины, вернувшись на Родину, никакой поддержки не ощущают. Социальные гарантии существуют только на бумаге. В жизнь они не воплощаются», – подчеркнула женщина. 

«Нужно напоминать истории тех, кто до сих пор в плену»

Но еще одна острая проблема, стоящая перед украинскими властями, – это освобождение тех, кто до сих пор находится в плену боевиков. По официальным данным СБУ, в заложниках на оккупированной территории Донбасса до сих пор остается 301 человек, из которых 31 женщина.

Координаторка направления «Проблема заложников в ОРДЛО» организации «МИПЧ» Татьяна Катриченко собрала 12 историй освобожденных из плена женщин, чтобы привлечь внимание к ужасам, которые переживают заложники и заложницы в незаконном заключении оккупантов. 

Но некоторые истории, говорит Татьяна, пока подробно рассказать нельзя. Это истории женщин, которые продолжают удерживаться в незаконном заключении. 

Татьяна Катриченко убеждена, что обществу нужно напоминать имена удерживаемых в плену людей.

Марина Юрчак

Одна из таких заложниц Марина Юрчак из Донецка. Ее родители выехали на подконтрольную Украине территорию, но она сама осталась, потому что верила, что украинские военные освободят ее город и она будет их встречать. 

Марина — химик-технолог. Оставаясь в Донецке, она регулярно писала в Twitter – рассказывала о жизни своего города в оккупации. За это ее задержали в ноябре 2019 года.

Из свидетельств Елены Лазаревой, которая была в плену вместе с Мариной, девушку обвинили в шпионаже в пользу СБУ и оскорблениях первых лиц «республики». Ее приговорили к 15 годам тюрьмы. 

В обменные списки Марина Юрчак до сих пор не попала.

Елена Федорук

Елена Федорук – еще одна заложница. Сотрудники так называемого МГБ задержали ее летом 2017 года вскоре после возвращения с подконтрольной Украине территории. Елена оставалась в своем городе Кальмиусское (бывший Комсомольское), потому что не хотела покидать пожилую маму. 

В августе 2019 года Елене Федорук незаконно вынесли приговор – 11 лет заключения. Детям она сообщила, что ее не пытали, потому что подписала признание, зная, чего можно ожидать от боевиков. 

Как рассказала Татьяна Катриченко, сейчас Елена Федорук, так же как и Марина Юрчак, находится в женской колонии в городе Снежное.  

«Там страшные условия содержания. Заключенных заставляют тяжело работать. К тому же, там присутствует давление на “политических”, потому что в колонии удерживаются и женщины, которые попали туда до событий войны», – рассказала Татьяна. 

По ее словам, Елена Федорук уже трижды была в обменных списках, однако боевики до сих пор ее не отдали на обмен.

Людмила Гусейнова

Еще одна заложница – Людмила Гусейнова. Как отметила Татьяна Катриченко, женщина помогала детскому дому в серой зоне. Часто пересекала контактную линию.

«Людмила также возила гуманитарную помощь из Мариуполя на оккупированную территорию. Тогда она и попала в поле зрения боевиков, а затем ее задержали», – рассказала Катриченко. 

Людмилу обвинили в нескольких тяжелых статьях по «закону» оккупантов: шпионаж, экстремизм, терроризм. В плену ее удерживают с октября 2019 года. 

«Об этих историях важно говорить. Хотя бы коротко напоминать о них», – резюмировала Татьяна Катриченко.

По ее мнению, это один из способов ускорить возможный обмен. 

Фото: Медийная инициатива по правам человека

© Черноморская телерадиокомпания, 2022Все права защищены