Волонтер Оксана Лазебник: Трудно быть… феей

  • 14:54
  • 12 Сентября 2018
  • , 1531
Волонтер Оксана Лазебник: Трудно быть… феей

Это история про женщину, которая оставила бизнес и стала волонтером. Оксана Лазебник – общественный активист, который возит детей, пострадавших от войны (ведь чужих детей не бывает) на самые лучшие курорты мира, устраивает их в лучшие школы и лицеи Киева, знает все их оценки, имена учителей и друзей, мотивирует, поддерживает, опекает, бранит и хвалит, любит, болеет за каждого и гордится их успехами.

Все знают сказку о Золушке, о заслуженном счастье доброй и трудолюбивой девушки. А вот сказка о Фее-крестной не написана. Кто она, была ли у нее семья, как она стала волшебницей и чем ради этого пожертвовала?

Оксана Лазебник – волонтер с декабря 2013 года без перерывов и отпусков. Для очень многих она действительно настоящая Фея. Но Ксюша Киевская (ее имя в Facebook) – земная реальная женщина, успешная бизнесвумен, мама троих детей, бабушка, и мама Ксюша для сотен, ставших уже родными, подопечных.

Расписанная, как по нотам, жизнь, успешный бизнес незаметно отходили на второй план, потому что с апреля 2014-го нужно было разруливать и координировать стихийный поток людей, убегающих от войны и «русского мира». Она работала в Центре на Фроловской, гораздо позже стала сооснователем благотворительного фонда «Стрічка надії». Но сейчас, в основном, она просто мама Ксюша. Под опекой которой более 200 детей военнослужащих, погибших на этой войне, а еще переселенцы, среди которых сотни пенсионеров, детей-инвалидов и малообеспеченных семей.

2

Она – добрая Фея с большим израненным сердцем, в котором навсегда поселились – когда-то чужие, но теперь совершенно родные – дети.

И среди них – глубокая рана – Таня Чернобай. 18 января 2015 года, когда российские наемники обстреливали Углегорск из Градов, один из снарядов попал в жилой дом, и 8-летняя Таня получила тяжелейшие ранения позвоночника, головного мозга, множественные осколочные повреждения и ожоги. Ее спасли в Германии. Как – это отдельная история. Скажу только, что полгода Оксана посвятила исключительно Тане.

За это время, не выдержав «сумасшедшего» волонтерства, от Оксаны ушел муж. А спасенную девочку, уже в Киеве, мама забрала в Углегорск и без объяснений прервала всяческое общение… Так легко ли быть Феей?

2.2

Слезы не лечат. Лечит забота и благодарность. У 13-летней Наташи Лафазан есть только папа и мама Ксюша. В 2015-м, во время обстрела поселка Сартана, недалеко от Мариуполя, погибла мама Наташи, а девочке оторвало ногу. Сегодня она уже может бегать на протезе.

Наташа Лафазан

Наташа Лафазан

Марина Плинокос – 13 лет. Поселок Николаевка (недалеко от Славянска). Пытаясь уехать на машине от обстрелов, подорвались на мине. Погибли папа, мама и бабушка. Девочка чудом осталась жива, получив множественные осколочные ранения.

Алекандра Кривонос – 13 лет. Папа погиб в районе Донецкого аэропорта, сгорев вместе с тремя побратимами в подбитом танке. Сейчас она живет с мамой и очень старается быть лучшей в учебе.

Майя и Виктория Кремезные – 11 и 7 лет. У девочек есть только бабушка. Мама погибла от обстрела в Артемовске, закрыв своим телом Майю, когда они шли в детский сад за младшей Викой.

Майя Кремезная

Майя Кремезная

Никита Баула – 7 лет. Мальчик живет с бабушкой. Его отец погиб на войне, а мама умерла от рака. У него слабое здоровье из-за аллергии и приступов бронхиальной астмы.

Ярослав и Оля Бондарь – 13 и 11 лет. Брат и сестра, отец которых служил в 128-й бригаде и погиб в 2015 году.

Миша Вихляев – 13 лет. Тоже живет с бабушкой. Отец, возвращаясь с боевого задания, попал под обстрел, потерял много крови, а в госпитале узнал страшный диагноз – лейкемия. В 2015 году его не стало, а через 2 месяца умерла мама Миши – неоперабельная опухоль гортани.

Олег Бойко – 13 лет. Сын воина, погибшего под Павлополем Донецкой области. Пошел по стопам отца – учиться в военном лицее имени Богуна.

Артем Кирилюк – 7 лет. Из родных – прадедушка. Мать бросила Артема еще в младенчестве, а отец – Александр Кирилюк – старший солдат 30 механизированной бригады, погиб в 2015 году в группе Рахмана (Андрей Гречанова) в Артемовском районе.

Артем Кирилюк

Артем Кирилюк

И это только несколько «не своих» детей мамы Ксюши.

«Я благодарна Богу и судьбе, что эти дети появились в моей жизни, – говорит Оксана Лазебник. – Мы все стали одной большой семьей. Они не только боль, они – мое счастье. Я для них – стимул. Они все меня очень любят, уважают, для них я – мама Ксюша. Но первым так назвал меня Артемка Кирилюк».

Оксана увидела Артемку на следующий день после похорон его отца (10 дней волонтеры пытались найти и доставить на родину тело Саши Кирилюка, чтобы похоронить со всеми почестями). Так сложилась жизнь, что Артемку воспитывал дедушка Николай Антонович в глухой деревне Новые Петровцы Семеновского района Полтавской области. Даже навигатор не показывал это место, и дедушка по телефону рассказывал Оксане, куда ехать.

Артем Кирилюк3

«И вот я увидела эти глаза… Внутри все перевернулось, – Ксюшин голос дрожит. – Дома – тоже 4-летний сын, который растет в любви, заботе, ласке, у него есть все. И на секунду я представила своего сына на месте Артемки…».

Оксана привезла мальчику полную машину одежек, игрушек… Но весь день ребенок держал в руках свой самолет и говорил: «Це мені татусь подарував. Він, коли останній раз приїздив, подарував мені цей літак». И она поняла, что ни за что на свете не оставит этого мальчика.

Артем Кирилюк2

Трудно ли быть Феей? Оксане удалось через суды доказать, что Артемка – сын погибшего героя. Ведь оказалось, что женщина, родившая этого мальчика, записала его в свидетельстве о рождении на свою фамилию. А это значило, что 4-летний ребенок лишался социальных выплат. Но Оксана прошла этот адский путь, и восстановила справедливость.

Фея не превращает тыкву в карету. К ремонту в глухом селе подключились волонтеры, кум, который бесплатно поставил металлопластиковые окна. К концу 2015 года в сельском доме были туалет и ванна, стояла стиральная машина (которой Оксана научила пользоваться), другая бытовая техника, письменный стол и стул для ребенка, купленные Оксаной за свои деньги. Через месяц, после постоянного телефонного общения, Ксюша приехала за Артемкой. Она обещала показать ему Киев, познакомить со своим сыном – и сдержала слово. Рассказывает об этом, и слезы снова блестят в глазах. Вот тогда Артемка и спросил: «Можна я буду називати тебе мама Ксюша?».

6

Конечно, она разрыдалась, как любая человеческая Фея.

И с тех пор Артемка постоянно и подолгу гостил у мамы Ксюши. Она водила мальчика к психологам и логопедам, потому что все дети, которых она опекает, нуждаются в такой профессиональной помощи.

Этим летом Оксана поняла, что, к сожалению, за первый класс Артем растерял всю дошкольную подготовку, которой обеспечивала его вместе со своим сыном. По состоянию здоровья прадедушке с ним сложно справляться, в глухом селе мальчик уже научился ругаться… За это лето, пока Артемка был с Оксаной и другими ее подопечными в Турции и Болгарии, старшие ребята, особенно лицеисты-богунцы, учили малышей делать зарядку, отжиматься, мыть уши, быть чистыми и подтянутыми, занимались математикой и чтением. Но впереди был второй класс в сельской школе…

7

«На День Независимости я была на параде рядом с самым великим для меня человеком – Игорем Владимировичем Гордийчуком, Героем Украины, легендарным Сумраком, а ныне начальником Киевского военного лицея имени Богуна, где учатся уже трое моих подшефных – дети погибших героев, – волнуясь, говорит Оксана Лазебник. – До парада было время. Мы обсуждали моих ребят, и я рассказала про Артема».

Фея может превратить мышей в коней, а крысу – в кучера. Мама Ксюша за две недели до начала учебного года начала осуществлять Артемкину мечту стать военным, как папа, – сделала его кадетом, подключив к выполнению плана Министра образования, ее зама и Героя Украины. Правда, пришлось три дня атаковать директора Киевского кадетского корпуса – женщину непреклонную, но справедливую. «Она настоящая мама всем ученикам», – рассказала Ксюша о директоре.

8

А еще простая Фея, мама Ксюша, мечтает пройтись однажды по Крещатику в компании самых молодых генералов мирной Украины. До этой осени она думала, что их будет трое, но теперь уверена – четверо.

Автор: Елена Шарпанская
Фото из Facebook Оксаны Лазебник; censor.net.ua