Многодетная мать про оккупацию Славянска: Готовила детей, что мы будем жить на улице

  • 14:48
  • 27 Июня 2018
  • , 767
Многодетная мать про оккупацию Славянска: Готовила детей, что мы будем жить на улице

Они бежали из Славянска в 2014-м году: мама Наталья, беременная Любавой, и ее девочки: Аня, Даша, Настя и Вероника. В Ватутино, где семья осела, они придумали бизнес – продавать вещи секонд-хенд, которые вот уже четыре года им шлют люди со всей Украины по несколько больших посылок ежедневно.

В интервью «Черноморке» Наталья Васильева рассказала о своем семейном бизнесе и о жизни вдали от родного дома.

2

Как вы оказались в Ватутино?

Боевые действия в Славянске начались 14 апреля 2014 года, а в начале мая мы с девочками уехали. Я была беременная 4-м ребенком. Аня, старшая, моя племянница, которую я воспитываю уже много лет, сначала поехала к бабушке, а потом уже приехала к нам, в Ватутино. С мужем у нас не сложилось, и еще до войны я подала на развод. Нас вывезла из Славянска христианская организация, которая помогала женщинам и детям. Сначала нас привезли под Киев в христианский детский летний лагерь. Сам лагерь в лесу, глухом-глухом. Мы там какое-то время побыли. Война не утихала, а у меня пузо огромное… И мы узнали, что в городе Ватутино есть христианский центр, где могут принять женщин с детьми. Поехали.

Но с нами очень плохо и нечестно обращались там. И я поняла, что нужно искать жилье. Городок маленький, квартиры дешевые. Удалось снять маленькую квартирку. Но ненадолго.

Почему?

По Ватутину ходил слух, что все переселенцы забирают квартиры, если их пустить жить. Хозяйка наша тоже заволновалась. Через какое-то время начала нас предупреждать, что если не съедем, она запустит к нам своего мужа-алкоголика и он выживет нас.

Наталья обошла весь город в поисках квартиры, но как только люди слышали, что она переселенка, сразу отказывали. Не смущаясь, прямо в лицо. На вопрос, как может мама с 5-ю детьми отобрать жилье, пожимали плечами и говорили, что все переселенцы так делают, что не хотят рисковать.

И тогда я пошла в местный Городской совет, рассказала о себе, показала документы. Они меня выслушали и сказали, что у них нет жилья для меня. Что не могут мне ничем помочь. Я очень расстроилась. Прошло еще несколько недель, и хозяйка снова попросила нас съехать с квартиры.

Я опять пошла к властям, в этот раз по всем кабинетам. Зашла в кабинет «Семьи и защиты детей» с грудным ребёнком на руках: «Вы сможете нас защитить и помочь? Вы же кабинет по защите прав ребенка! А я, скорее всего, буду готовить детям еду на костре…». Они сказали, что не знают, что с нами делать. «Извините, до свидания».

И я… Начала искать палатку. Большую, недорогую. Но новые палатки стоили дорого, а б/у раскупили в АТО. Готовила детей, что будем жить какое-то время на улице. Что нас обязательно заметят СМИ, что нам помогут. Настя говорила: «Как, кто нас защитит от плохих людей? Кто будет сторожить наши вещи?». Я должна была крепиться и не плакать перед ними, чтобы они верили, что все будет хорошо.

3

Отчаявшись, я разместила в Facebook объявление, что ищу жилье. И вот у меня зазвонил телефон. Звонил незнакомый мужчина с приятным спокойным голосом. Попросил рассказать, что случилось. Сказал, что сам родом из Ватутино, где у него пустует квартира. И они там никогда не жили, ремонт после постройки дома не сделали. Сказал, что переговорит со своей мамой, так как она тоже хозяйка этой квартиры. Поговорил, и она приехала из Киева к нам и привезла ключи. Тоже опасалась, что мы отберем квартиру. Но я уверила ее, что все будет хорошо.

Чуть позже один украинский телеканал снял про нас сюжет и нам стали помогать с ремонтом. Я смогла за три недели его сделать. Пока шел ремонт, мы жили в детском отделении местной больницы, куда я упросила нас положить, потому что деваться было некуда.

Как удавалось сводить концы с концами? Кто-то помогать едой или деньгами?

В Ватутино нет работы совершенно. Есть хлебзавод, но с грудным ребенком как там работать? И я просила Бога, чтоб он дал какую-то идею. И вдруг посмотрела на наши вещи: это не надо, это не надо, пойду я, попробую продать, куплю хоть буханку хлеба и литр молока. И у меня эти вещи раз – и разобрали! Подумала: раз у меня так, то и у других людей есть ненужные вещи, которые они не знают, кому предложить. А я могу эти вещи недорого продать тем, кто нуждается в них тут, в Ватутино.

И две ночи я не спала: идея, прозрение! Я составила текст с предложением слать нам ненужную одежду. Разместила его в Facebook. Знаете, сколько он набрал перепостов? Больше 8 тысяч! Люди начали слать нам вещи! А я только-только зарегистрировалась в этой социальной сети. Даже не знала, как правильно пользоваться, комментировать, отвечать людям. И мне дочка Настя, ей тогда было 14 лет, помогла, научила: «Мама, мама, смотри, там у тебя сообщение, жми сюда!»

4

Мы плакали от счастья, не ожидали, что будет такая реакция. Мне писали теплые пожелания, писали, что я молодец. Несколько тысяч человек на мое предложение откликнулись с большой радостью. И мы очень быстро купили первые торговые столы. В то же время я познакомилась с еще одной переселенкой Татьяной, которая переехала в Ватутино с сыном и мамой и тоже была без работы. Предложила ей работать со мной. И мы поставили столы недалеко от рынка и начали продавать. Наконец-то я спокойно оплачивала свет, газ, воду, покупала еду. Но не больше – денег хватало только на острые нужды.

Потому что вещей присылали мало или вы их слишком дешево продавали?

Мы ставили низкие цены. Выше не могли, даже при большом желании. Безработный город, низкие зарплаты. Я просчитывала только, чтобы не уходить в минус. Чтобы окупалось получение посылки, и от продажи было хоть что-то сверху.

Какие именно цены вы ставили?

Хорошие мужские свитера, к примеру, которые в магазине стоят гривен 400, мы продавали за 100. За 30-40 гривен, в основном, продавали остальные вещи. По 5-10 тоже, даже по одной-две гривны. Через какое-то время, когда поняли, что очень много вещей нам приходит, начали искать торговое помещение. Потому что как было: посылку приняли, потом вещи нужно перебрать, снова нести на продажу, в одной руке «кравчучка», а в другой коляска – тяжело. Мы нашли убитое помещение на 20 или 30 квадратов, накупили тремпелей и стоек. И открыли магазин секонд-хенда. Но помещение не отапливалось, и мы мерзли там зимой. Так что потом нашли уже другое, лучше.

5

Вы часто заново публикуете свой основной пост про то, что вещи все еще нужны. Но появились приписки, что из совсем старых и рваных вы придумали шить что-то новое. Как пришла эта идея?

Я всегда писала, что мы принимаем вещи в любом состоянии. Мы всегда рады всему.

Были вещи и с грязными пятнами, а я переживала, что нет возможности стирать. Потом нам подарили б/у стиральную машинку. Мы ее уже в новом магазине подключили, начали все выстирывать, пятна выводить. Потом зашивали дырочки, подшивали рюшечки, пришивали пуговицы.

Как раз нам подарили хорошую швейную машинку, и из тканей, которые нам тоже присылали, мы начали шить шторки. Шили также фартуки, кухонные рукавички. Часто приходили нам джинсы рваные, и мне так жалко было выбрасывать ткань, что скопилась огромная куча таких джинсов. И я попросила одну швею сделать мне из этой ткани органайзер – полотно с карманами. Она пошила, я повесила в ванную – так удобно! Ну, думаю, мы нашьем таких много. И я тогда отдельно писала, что если у вас есть джинсы рваные, то не стесняйтесь, высылайте, а мы что-то придумаем.

5.1

До джинсовых сумок пока не дошли?

Сумки мы потом тоже шили, рюкзаки шили, но на пошив этих вещей нужно много времени. Поставили цену около 300 гривен. Но людям дорого. Где-то штук 50 мы нашили органайзеров, но они тоже не пошли. И я начала задаваться вопросом, почему так? Наверно дело в том, что органайзер нужно прибивать на стенку, а не каждый захочет портить, например, плитку в той же ванной. Продали всего штук десять…

Что мы только не шили! Даже подушки с холлофайбером, который я сама покупала. Но продавалась примерно одна подушка в месяц, а это, сами понимаете, очень мало. Пошили из лоскутков ковер, но себестоимость вышла 400 гривен. Накинули сотню, но цене в 500 гривен люди ужаснулись, говорили: «Ты что, с ума сошла, Наташа?». Ведь некоторые даже покупают у нас в рассрочку…

6

Часто в соцсетях сначала идет волна, люди откликаются, а потом перестают помогать. Прекращались ли посылки?

Я не боялась, что прекратятся, такого не было. И не прекращались. Я боялась, что отреагирует миллион людей, и они вышлют мне несколько миллионов посылок, а я не смогу оплатить их. Но чудо: всегда приходит ровно столько посылок, сколько я могу оплатить.

Что интересного, кроме обычной одежды, вам присылают?

Люди с креативным мышлением высылают нам посуду, книги, журналы, нитки, массажёры, косметику, бижутерию. Бывает, высылают такие штуки, что приходится смотреть в интернете, как этим пользоваться.

Недавно прислали power bank. А у меня как раз телефон стал очень быстро разряжаться. Я не просила о таком, даже не писала, что телефон быстро садится. Это просто чудо! На деньги с продажи вещей мы покупаем еду, одежду не покупали уже четыре года – берем себе то, что нужно, из посылок. Девочки одеты с ног до головы.

Но им иногда хочется чего-то особенного. Моя Настя очень любит красные рюкзаки, и она просила: «Мама, купи мне красный рюкзак». Но нет возможности купить… И вот на прошлой неделе я открываю одну из посылок, а там красный рюкзак! Она визжала от радости!

А моя Аня любит черные рюкзаки. Я говорю ей: «Терпи, молись, надейся». Двойного чуда вроде как не бывает, но я уже ничему не удивлялась. Прошло несколько дней, открываю новую посылку – новый, с этикеткой, черный рюкзак. И это не начало учебного года, нет. Ведь тогда можно было подумать, что люди хотят порадовать нас к началу учебы, потому что бывало, что и тетради нам присылали, и ручки. Я летела домой как на крыльях! Чудеса. И таких чудес у нас много. Сильно-сильно захотим чего-то – и сбывается.

7

Сколько посылок обычно приходит каждый день, по сколько килограмм?

Мы никогда не суммировали, не подсчитывали. Бывает, что и одна посылка, а бывает и 20 посылок в день приходит. Одна может быть 5 кг, другая – 10. Может и на 20 кг коробка прийти. Многие люди сами оплачивают. Я им очень благодарна, но всегда говорю, что мы сами оплатим, что мы можем оплатить.

После переезда в Ватутино ваша жизнь кардинально изменилась…

Да. Я не знала, куда я еду. Но знаете, у меня был такой мир в душе. Я понимала, что все будет хорошо. А когда начала зарабатывать, были такие дни, когда говорила детям: «Я сейчас пойду в магазин и куплю вам все, что хотите». «Можно мне пять сырков? – Можно!», «А можно мне три банана? – Можно!», «И три сразу съесть можно? – Можно!», «А можно мне шоколадку? Целую? – Можно!».

И если сравнить, то в Славянске было тяжелее, там бы у нас не было таких дней. В Славянске одно время мы даже голодали. А в тихом, спокойном, зеленом Ватутино на самые острые нужны у нас как-то всегда находились средства. Мы продолжаем жить очень скромно, но нам есть где жить, и мы не голодаем.

8

О чем мечтаете больше всего?

Чтобы закончилась война и детей не убивали. Нет ничего страшнее, чем потерять своего ребенка. Мы за Украину. Да и все в Славянске были до войны за Украину. Откуда взялись эти 20 человек, которые стояли и кричали «За «Новороссию» и пели «Катюшу»? Славянск очень быстро, уже в августе, освободили. Мы думали, что и вся война быстро закончится.

Еще мечтаем о собственном доме, ведь и в этой квартире мы живем временно. И когда-то придется съезжать, но куда? Неизвестно.

Есть и еще одна у меня мечта, заветная – усыновить еще несколько детей. Детям не место в детдоме. Я знаю, я не помогу всем, но хоть пара сердечек перестанет страдать и плакать. Я чувствую, что это мое призвание. Часто беседую об этом с детьми – они не против. Но говорят: «Ты хоть понимаешь, какой это труд?». Я говорю: «Да!».

9

Автор: Ольга Бродская

Если у вас также возникло желание помочь семье Натальи, отправив ненужную одежду или обувь, напишите ей в Facebook