ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
9
0
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
9
0
Дорога домой
Говорит Енакиево: Наши дети не помнят, что такое мир
  21 October 2019 11:42
|
  210

Говорит Енакиево: Наши дети не помнят, что такое мир

Вопросы войны и мира обостряются с течением времени: увеличивается количество жертв и пострадавших в результате российско-украинского вооруженного конфликта, увеличивается площадь разрушенной инфраструктуры, и, соответственно, повышается градус агрессии, насилия и ненависти в обществе по обе стороны линии соприкосновения. Определенная доля украинского населения требует войны до полного уничтожения России, другие – хотят мира любой ценой, а кто-то равнодушно наблюдает за происходящим. А еще есть они – жители оккупированных Россией территорий Донбасса и Крыма. Люди без права и фактической возможности выразить собственную позицию. Пять лет украинцы на оккупированных территориях живут без права голоса.

В серии материалов для «Черноморки» представители и представительницы этой части украинского народа получают возможность поделиться своими мыслями, поскольку важно услышать точки зрения людей, живущих на войне. Сегодня с читателями и читательницами говорит Енакиево Донецкой области. Город оккупирован с 2014 года. Предприятия, которые обеспечивали население работой, были фактически уничтожены. В комментариях – размышления о войне и мире, а также необходимость прекращения боевых действий ради безопасности гражданского населения. Имена собеседников/ц изменены из соображений безопасности.

Елена, 35 лет: «Мой сын родился весной 2014 года, то есть он – ровесник этой войны. В следующем году пойдет в школу. Очень жаль, что за пять долгих лет никто так и не смог решить это все как-то иначе, ведь в любом случае все равно придется. Или мы просто здесь умрем, погибнем, нас всех уничтожат. И если кто-то сейчас завопит: «Ну так вам и надо», то это уже совсем зря, потому что война не остановится после окончательного уничтожения Донбасса, а покатится дальше. И тогда все поймут, как оно бывает, когда у тебя не спрашивают разрешения, а просто врываются в твой дом, и делай с ними, что хочешь… Точнее, это они делают с тобой все, что им заблагорассудится. Обидно, что наши дети не помнят, что такое мир, какой он бывает. И столько злости вокруг, хоть не говори ни с кем. Люди на мирной территории живут по ту сторону реальности, она у них какая-то очень своя. Вот, например, когда я приезжаю в гости к сестре (она живет в Киеве), то в транспорте слышу, что некоторые люди, и их довольно много, требуют «прекращения агрессии против России и русского языка». Вы знаете, я дома такого не слышу. Ни на работе, ни от соседей. Потому что истинную цену разговоров о «защите русского населения» мы здесь уже знаем. И мне просто мозги разрывает, что в столице такое возможно. В принципе, меня бы и не колыхали, извините, те все вопросы, если бы они не стоили такой большой крови в нынешние времена. То есть, без нашей воли и согласия нас всех здесь на весь мир сделали сепаратистами, все говорят о каком-то там «выборе Донбасса», и вот одновременно в Киеве кто-то ведет такие разговоры. Мне не принципиальны взгляды других, но когда одних обвиняют, а других за то же самое чуть ли не хвалят, – то уж извините.

Знаете, люди, которые говорят о нас: «Вот пусть они там на войне посидят подольше, так им и надо», напоминают мне безумцев, которые радуются тому, что кто-то горит, и не замечают, что стоят слишком близко, и скоро от того самого огня зажгутся так же. Мы все живем в одной стране, хоть тысячу, хоть две пограничников поставь и линий разграничения десяток наделай. Менталитет один и тот же, люди одинаковые, народ один и тот же. Может, мы бы об этом подумали? О том, откуда вся эта ненависть взялась, если ее раньше не было? Знаете, это все настолько страшно… и мне кажется, что мир сейчас – уже не потребность, а необходимость. Сколько можно? Да, я бы не хотела таких договорняков, чтобы мы стали «автономными», но и войны до конца жизни (меня и моего ребенка) я тоже не хочу. Должно быть что-то посередине, почему молчат дипломаты? Надо же делать что-то, иначе эта война может тянуться десятилетиями, на подкормке с якобы «патриотических» небылиц. А нам жить надо».

Николай, 49 лет: «Давайте я вам сначала расскажу, что такое война. О главных последствиях жизни в оккупации нужно знать две вещи: первая – что ты можешь в любой момент погибнуть, вторая – что никаких прав у тебя теперь фактически нет. Даже если живешь в относительно безопасных обстоятельствах, тебя могут ограбить, ошибочно застрелить те глупые так называемые «патрули» дыровские. И никто не будет разбираться, где ты, куда пропал и почему: подвал, да и по всему. На свободной земле – то же самое. Что бы не случилось, но если ты переселенец или житель оккупированной территории, то, значит, ты уже сразу виноват. Не верите? Новости почитайте. И не дай Бог вам проверить это на собственной шкуре. Гарантирую – не понравится… Твой город вроде бы остался твоим, но это так только кажется на первый взгляд. На самом деле здесь теперь хозяйничает Россия, а Россия все пытается превратить захваченные территории в копии мастерских для производства петушков из говна. Поэтому она уничтожает, уничтожает, уничтожает все, что видит: шахты, заводы, инициативных людей, которые бы могли здесь сделать что-то хорошее, что-то для города. И ты уже не хозяин в собственном доме. Ты ничего не решаешь: ни где работать, ни прогуляться, ни в котором часу просто выйти из дома на улицу. Твои соседи куда-то исчезают, а их бизнес и дом забирают эти «пришельцы», и никто ничего не может сделать. И телевизор тебе рассказывает, что ты за расею, а ты сидишь и ох…ваешь от всего, что видишь.

С другой стороны – поступки украинской власти, которая типа же должна защищать нас, граждан. Ну вот справка эта переселенческая? «Вынужденно перемещенное лицо», ага. Чтобы получать свои «инвалидские», я должен соврать государству, что якобы являюсь переселенцем, которого якобы кто-то куда-то переместил. Соврать по схеме, которую разработало государство, стопроцентно зная, что я совру, потому что куда же мне деваться, ну не дарить же, в конце концов, свои выплаты кому? Получается так, что ты вроде и гражданин, но не совсем такой, как все остальные. Для моей матери придумали «Аркан». Прекрасно, не так ли? Вашу маму ловят арканом? Мою вот ловят. Позаганять бы тех б…, которые это придумали, на блокпосты, пусть там подумают над тем, что придумывают…

Да, война не закончится, пока не закончится российское нашествие, но наша власть должна быть на стороне нашего народа, а не говорить: «Идите к оккупантам по пенсии», а когда мы к ним таки идем, кричать: «Измена!» Это по-дурацки. Итак, я к чему это все веду, собственно. Люди теряют имущество, болеют, умирают, и никто не может со всем этим справиться, поскольку идет война, и никто никому никаких гарантий не может дать. Просто потому, что война кое-кому полностью освобождает руки, делай, что хочешь. И все прекрасно понимают, о чем я говорю, просто это слишком болезненный вопрос, его замалчивают, потому что не могут решить. И после всего, что я вам рассказал, расскажите мне теперь, нуждаюсь ли я в мире, хочу, чтобы он наступил? Откуда я знаю, на каких условиях? На таких, чтобы было, как раньше: единая страна и никаких «особых статусов» и «республик». Чтобы было, как раньше».

Анна, 67 лет: «На самом деле, мир – это естественная потребность, это нормально, когда мир. Все живое стремится к миру, хочет жить и делать что-то ради построения, а не разрушения. Все живое, кроме, увы, человека. Пока есть человечество, будут войны. Моя бабушка видела войну, моя мама видела войну, я вижу войну, моя дочь, две внучки и внук – также видят войну. Беда в том, что для прекращения войны обычно нужна личная мотивация, как и для прекращения любого конфликта. У политиков нет другой мотивации, чем интересы «заинтересованных сторон» и какие-то дипломатические выгоды. Вот и все. Все очень просто. Я не буду много говорить, но как историкиня по специальности, должна отметить, что ничего хорошего из этого конфликта не выйдет. Россия не поступится ни пядью, поскольку история не знает примеров, чтобы эта агрессивная большая страна просто так выпустила из когтей то, что поймала. Кроме того, теперь имеем еще и внутреннюю непримиримость, ненависть, поляризацию населения. Я всю жизнь проработала на одном месте, преподавала историю, жила и живу честно.И надеюсь хотя бы умереть человеческой смертью, а не где-то под автоматом или завалом. Вот и весь мой мир, что мне остался».

Игорь, 55 лет: «Шахта была моей жизнью, в том смысле, что кормила мою семью, и была привычной частью моей жизни. Основной долей. Потому что это тяжелый труд, который отнимает много времени и сил. Теперь перебиваюсь тем, что подворачивается … Некоторое время работал на заводе, но там сейчас уже тоже нечего делать. Должен сказать, что это не жизнь. До войны, до оккупации, у нас в городе все было. Я не знаю, кому там что «задним числом» уже не нравится, но Енакиево хороший город. У нас всегда была куча мест, где и чем заниматься детям, там, где провести время взрослым. Шикарные парки, аттракционы. Большая красивая площадь. Мне нравится мой город, я его очень люблю. Он сейчас несчастный и изуродованный, и затопленные шахты – лишь часть всего, что здесь происходит, – это крест на нормальном будущем не только города, а всего Донбасса. А дальше – испакощенное будущее всей Украины.

Я понимаю, что так, как раньше, уже не будет. По крайней мере, в ближайшее время. И люди сюда не вернутся, разве что совсем от безысходности. Некуда возвращаться. Так мир нужен не для того, чтобы мы все здесь зажили сразу по-царски. Мир нужен для того, чтобы вместе, и чем быстрее, тем лучше, преодолеть хотя бы часть того ужаса, который Россия здесь выпустила на свободу: разруху, уничтожение экологии, разрушение предприятий. Или это только наша проблема, а остальной страны и правительства она не касается? А решать кому оставим? Детям, будущим поколениям? А не страшно жить и знать, что где-то на руинах, живут люди, забытые и оскверненные? Просто можно позволить себе не знать об этом?».

Ирина, 40 лет: «За пять лет я почти забыла, как оно было, при мирной жизни, я действительно понемногу забываю, как мы жили тогда. Кажется, вся предыдущая жизнь – это такой сон, а то, что теперь, – реальность. За десять лет нам можно будет предложить какое-то гетто или фильтрационный лагерь, и мы не почувствуем разницы, поскольку это чистилище и фильтрация одновременно, только фильтрует сама война. Конечно, не все так воспринимают ситуацию, но это как с ожогами или порезами: все зависит от болевого порога. Мне вот это – почти невыносимо, кому-то – нормально. Мне – не нормально. Когда-то, читая книги, я думала, что не переживу войну, умру от ужаса, если услышу не только взрыв, но даже выстрел. Пять лет назад в посадке рядом с нашим домом стояло нечто, кажется, «грады», и как оно било! И я не умерла, не сошла с ума, не разорвалось сердце. Просто теперь я – и все, кто пережили это, – больше не будем такими же людьми, как те, что на мирной территории. Это разъединяет, особенно, когда кто-то мучается вопросами выбора платья для ужина в ресторане, а кто-то пытается во дворе на костре сварить ребенку кашу, потому что света и газа нет. Это нормально – выбирать наряды, так должно быть. Те люди ничем не заслужили войны, обездоленности, голода, обстрелов. Но и мы не заслужили, и дети наши, и старики наши не заслужили.

И вот когда я читаю где-то в Facebook о «войне до пабедного», у меня сжимается сердце. Вот совсем простая фраза, вдумайтесь в ее контекст: вы так же будете считать выжженную землю обязательным атрибутом победы, если на этой земле будут жить ваши родители, родные, близкие люди? Оно же не сложно – болтать в сети о смысле жизни, а приезжайте сюда, чтобы увидеть войну глазами тех, кто здесь живет.

Я не предлагаю ложиться под Путина, но и воевать с ордой и надеяться, что качество победит количество, просто глупость. Качество не победит никогда. Вспомните ДАП, как наши рассказывали, что русские бросали туда своих пачками, потому что «бабы нарожают». К сожалению, количество в этой войне – не последний аргумент. Везде в мире любая война заканчивалась переговорами, особенно когда речь идет о таких гибридных, неравных конфликтах, как российско-украинский. Рано или поздно и нас это ждет, молча сражаться до конца жизни не будем. Мне кажется, пока война не высосала все соки из Украины, у нас еще есть аргументы и собственный голос. А когда потеряем из-за войны все, то нам не до аргументации будет, нас просто заставят принять их условия».

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook 

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены