ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
1
4
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
1
4
Голоса из-за
Проще лечь и сдохнуть: грустные тайны умирающей медицины в «ЛНР»
  19 November 2019 15:29
|
  286

Проще лечь и сдохнуть: грустные тайны умирающей медицины в «ЛНР»

Проще лечь и сдохнуть: грустные тайны умирающей медицины в «ЛНР»

На оккупированных территориях Донбасса медицина находится в катастрофическом состоянии. Несмотря на бравурную показуху и пропаганду по росс-тв, для жителей так называемой «ЛНР» это далеко не новость. Но некоторые истории, рассказанные людьми, проживающими на временно неподконтрольной территории Луганской области, шокируют. Кадровый голод, коррупция, отсутствие медикаментов и вакцины, плохое питание… Что сегодня представляет медицина под флагом оккупантов «ЛНР» – читайте в расследовании «Черноморки».

ЖУТКИЙ ДЕФИЦИТ: ИЗ ОККУПАЦИИ УЕХАЛИ ПОЧТИ ВСЕ КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ ВРАЧИ

После того, как на Донбассе началась затеянная агрессивной Россией война, местные жители начали массово покидать охваченный войной регион. Немудрено, что одними из первых оттуда уехали высококвалифицированные кадры, в том числе и медики-профессионалы и врачи, обладающие узкими специальностями. Кто-то руководствовался принципиальной патриотической позицией и не захотел «лечить оккупантов», кто-то не захотел «работать за копейки». Но факт остается фактом: в оккупированном Луганске и всей неподконтрольной территории Луганщины сегодня наблюдается катастрофический дефицит кадров в сфере медицины. Если проанализировать списки вакансий на сайте «республиканского» центра занятости и его филиалов, то легко можно представить ужасающую картину.

В «ЛНР» сегодня на вес золота практически все медицинские специальности. Здесь требуются хирурги, акушеры, гинекологи, терапевты, травматологи, невропатологи, психиатры, педиатры и патологоанатомы. И если ситуация с кадрами в том же Луганске на первый взгляд не кажется такой катастрофической, то в депрессивных Кировске, Первомайске либо Брянке отсутствие кадров не заметить невозможно.

«Летом цвела у нас амброзия повсеместно, аллергия замучила, я просто думала, что коньки откину. Никакие таблетки не помогали, пошла в городскую больницу. Оказалось, что аллерголога у нас нет. Послали в Алчевск соседний, там тоже такого врача не оказалось. Приехала на консультацию в Луганск, а там врач есть. Но он оказался в отпуске! Так и уехала домой несолоно хлебавши. А потом пришла осень, и мой недуг слегка отступил», – делится своей историей жительница оккупированной Брянки Луганской области. По ее словам, в маленьких шахтерских депрессивных городах отток врачей начался еще накануне войны, но во время оккупации он достиг невиданного максимума.

«Куда не пойди, так либо врача нету, либо в Луганск посылают, либо к частникам. Наличие оставшихся врачей также заставляет сомневаться в их квалификации и опыте, в основном это молодые вчерашние студенты», – добавляет она.

Медицинский университет «имени святителя Луки», который находится в оккупированном Луганске, по имеющейся информации, ощущает дефицит студентов, и дает им посредственные знания. Именно его выпускники, как правило, и остаются практиковаться в «ЛНР», так как их фейковый «диплом» ни одна цивилизованная страна мира не признаёт (Россия признаёт, но там в последние годы пахнет не цивилизацией, а кое-чем иным).

Немудрено, что все более-менее толковые специалисты уже давно покинули оккупированный регион: работать за 4-6 тысяч российских рублей (1600 – 2400 гривен) осталось мало желающих.

«Я пытался еще продержаться здесь, было жалко бросать свою больницу. Провел здесь кровавое лето 2014 и жуткую зиму 2015 года… Но потом не выдержал и уехал в Харьков. Потому что в Луганске «минздрав» своих коллег держит за каких-то скотов. Денег почти не платили, оборудования толком нет, на пациентов им начхать… Мне от такого равнодушия начальства к пациентам и самим врачам стало очень горько. А еще сколько хамства и неблагодарности за сущие копейки. Вот и пришлось уехать», – рассказал бывший сотрудник отделения интенсивной терапии Луганской областной клинической больницы.

«Я вообще удивляюсь, кто там сейчас еще людей лечит. Почти все мои коллеги тоже уехали из оккупации. Нет, я не призываю людей в оккупации оставить совсем без медпомощи. Мне просто жалко тех, кто живет там, и не может теперь получить квалифицированной помощи», – добавил он.

ЛОЖИСЬ И УМИРАЙ: В «ЛНР» НЕТ ВАКЦИНЫ ОТ БЕШЕНСТВА И СТОЛБНЯКА

Кроме отсутствия квалифицированного медперсонала, в «народном» злокачественном новообразовании под названием «ЛНР» зачастую отсутствуют жизненно важные препараты и вакцины.

Например, этой осенью в «ЛНР» исчезли вакцина от бешенства и вакцина АКДС (коклюш, дифтерия, столбняк). Стоит отметить, что прививки с применением этих вакцин являются обязательными и бесплатными, особенно при случаях травм и ранений, что происходит на Донбассе сплошь и рядом.

«Моя дочь гуляла на улице, ее покусала бродячая собака. Не сильно, но до крови, рана достаточно глубокая. Сразу повезла ее в травмпункт. Там рану обработали, продезинфицировали, прописали лекарства. А прививку не сделали – потому что вакцины нет! Я сначала не поверила своим ушам: как это нет? А они: ну вот так, нет и всё. И когда появится, говорят, – не знаем. Я им говорю: а что, если у моей дочки бешенство будет? Что тогда делать? Врач говорит: ну тогда и приходите», – рассказывает свою историю Наталья, жительница оккупированного Луганска.

По ее словам, обращение в «минздрав» результата не дало, а в аптеках вакцины также не оказалось.

«Я поехала в «минздрав», спросила их: как это так, почему нет вакцины? Они сказали, что была, но кончилась, а новую пока неизвестно когда закупят. Я просто в шоке! Не паникёрша, но я же несу ответственность за своего ребенка! Проехалась по всем аптекам, «государственным» и частным, нигде такой вакцины нет! Мне провизор посоветовала ехать искать в Россию! А когда мне ехать, если воспитываю дочь одна, и с утра до вечера на работе. В травмпункте сказали, что перезвонят, когда вакцина появится. А если к тому моменту будет уже поздно? Подняла на ноги всех знакомых в Ростове, пообещали вакцину найти и привезти. Потому что на местных «светил» если надеяться, то проще просто лечь и сдохнуть», – справедливо гневается луганчанка.

Как выяснилась, в «ЛНР» аптечным сетям запретили торговать вакцинами.

«Раньше до войны мы торговали, любые практически вакцины в наличии были, то есть любой желающий мог приобрести, хотя они были и недешевы. А теперь нам запретили продавать вакцины, хотя у нас есть необходимое оборудование, холодильники и специальные переносные термосумки. Почему запретили – никто не объясняет», – в неофициальном комментарии рассказала одна из сотрудниц так называемого «государственного унитарного предприятия «Лугмедфарм», которое создано в «ЛНР» на базе «отжатых» производственных и торговых площадей КП «Фармация».

Кроме вакцин от смертельных бешенства и столбняка, в «ЛНР» зачастую не найти и иных важных препаратов. Например, иногда из аптек исчезает банальная зеленка и активированный уголь. Но более шокируют случаи, когда пациентам отказывали в проведении плановых операций по причине отсутствия наркоза.

«С таким не ожидал столкнуться! У меня была грыжа, обратился в хирургическое отделение, назначили операцию. Когда я пришел ложиться в отделение, мне сказали идти домой, потому что якобы нет наркоза для спинальной анестезии! Охренеть расклад! Хорошо, что это не обнаружилось уже во время самой операции. Через месяц, правда, пригласили на операцию, наркоз где-то раздобыли они. Зато «содрали» с меня 5000 рублей (около 2000 гривен – авт.) за маленькую полипропиленновую сетку-имплантант, которая была нужна для операции. Сама операция была типа бесплатной, но по факту обошлась в 15000 рублей (6000 гривен – авт.). Дорого, конечно, и сделали коряво. Но пока живой. Такая вот у нас медицина», – рассказал Иван, житель оккупированной Кадиевки (бывший Стаханов).

Медпрепараты в «ЛНР» завозятся в розничную продажу из России либо в составе так называемых «гумконвоев».

Как сообщают источники, в последнее время «братская» Россия существенно сократила объемы поставляемой гуманитарки, в том числе и лекарств.

Ни для кого не секрет, что российская «гуманитарная помощь» активно разворовывается, в том числе и медпрепараты, присылаемые в составе путинских «гумконвоев». Эти лекарства либо оседают на складах медучреждений в «ЛНР», либо сразу попадают в аптечные сети. Так что увидеть в луганских аптеках корвалол или аспирин со штампом «не для продажи» на упаковке совсем не сложно.

Также стоит вспомнить уже подзабытый скандал с первым «министром здравоохранения» «ЛНР» Ларисой Айрапетян, у которой в подвалах Луганской областной больницы были найдены целые склады ворованных лекарств в замурованном помещении.

На территории самой «ЛНР» лекарства выпускают два предприятия: фармацевтическая фабрика, ранее входившая в состав областной «Фармации», специализирующаяся на выпуске спиртовых настоек и различных растворов, а также химфармзавод «Лугал», который выпускает ряд популярных наименований лекарств в таблетках: димедрол, парацетамол, аспирин и тому подобное. Стоит ли говорить, что объемы производства препаратов данными предприятиями ничтожно мал и не покрывает и части потребностей шестой год «встающей с колен» молодой недореспублики.

СКОРЫХ НЕТ, СТУКАЧИ ЕСТЬ: 1937-Й ГОД ВОЗВРАЩАЕТСЯ?

Кроме дефицита кадров и лекарств, в «ЛНР» просто беда с техническим обеспечением больниц и автопарком скорой помощи.

Имеющееся оборудование либо морально устарело, либо вышло из строя из-за некомпетентной эксплуатации, либо было попросту разворовано и демонтировано.

Перед самой войной в Луганск было завезено современное оборудование для областной больницы. По данным источников, значительная часть этого оборудования сегодня либо поломана, либо вывезена боевиками на территорию России.

«Сейчас большой дефицит, катастрофически не хватает аппаратов «искусственная почка», рентгенов, оборудования для отделений лучевой терапии… Нет толком ни маммографов, ни аппаратов УЗИ и МРТ. Ничего практически нет! В конце 2014-в начале 2015 года очень много дорогого и нового оборудования под молчаливое согласие той же Айрапетян было вывезено в Россию и там продано в частные клиники. А нам оставили советский хлам, который по факту уже давно должен быть на свалке. Но как-то работает, нашими молитвами, на честном слове», – рассказал источник в Луганской областной клинической больнице.

Сокращают в больницах оккупированного Луганска и койкоместа. Не скрывает этого и новоиспеченная «министр здравоохранения» «ЛНР» Наталья Пащенко. Однако губительную меру в «минздраве» преподносят под обманчивым соусом «медреформы».

«Те койки, которые сегодня не работают и простаивают, мы их должны сократить», – заявила Пащенко в одном из недавних интервью.

Катастрофическая ситуация и с парком медицинского автотранспорта: по данным источников, не менее 627 автомобилей в «ЛНР» имеют износ в 100%. В текущем году в местный «бюджет» средств на приобретение новых авто «скорой помощи» в «ЛНР» заложено не было. Как стало известно, чтобы обновить автопарк медучреждения оккупированной Луганщины должны потратить почти 685 миллионов российских рублей (около 274 млн. гривен, прим. авт.), а для ремонта имеющегося автопарка и приобретения запчастей – еще 62 миллиона рублей (около 25 млн гривен – авт.).

Немудрено, что в местных «бюджетах» таких средств нет, а РФ выделять средства для оккупированного Донбасса не торопится.

Поэтому в оккупации нередки случаи, когда карета скорой помощи вовсе отказывается приезжать на вызов. Отказ диспетчер мотивирует по-разному: то нет бензина, то нет свободных экипажей, а то и вовсе машина ломается и никуда ехать не может.

Примечательно, что большинство автопарка скорой помощи в «ЛНР» составляют те самые пресловутые полуразвалившиеся «уазики». Более новые импортные авто, приобретенные Украиной перед войной в большинстве своём «отжали» боевики для нужд «ополчения» еще в 2014-м году.

«У бабушки случился инсульт. Вызвали скорую. Сказали: ждите. Прошло два часа, перезваниваем им. Диспетчер говорит: мы не приедем, бензин кончился. Мы быстро бабулю на такси, и в больницу. Драгоценное время было потеряно… Она умерла», – рассказала грустную историю жительница оккупированной Кадиевки. И таких историй на оккупированном Донбассе можно услышать сотни.

Кроме того, среди медработников в «ЛНР» поощряется стукачество и доносы в органы «МГБ» на проукраински настроенных пациентов.

По словам местных жителей, медсестры и врачи в стационарах и поликлиниках получали приказ немедленно докладывать о тех пациентах, кто в разговорах хвалит Украину или наоборот, ругает «ЛНР».

Фельдшеры скорой помощи научены поступать так же. Кто-то данный приказ начальства игнорирует, справедливо считая, что функция врачей – лечить людей, а не сдавать их в когти чекистов. Но медики бывают разные….

Известен случай, когда в оккупированном Луганске бригада скорой помощи прибыла по вызову на Камброд (исторический район Луганска – авт.). У мужчины было высокое давление. У пациента стену украшал украинский флаг. В итоге вместо того, чтобы повезти мужчину в больницу, сотрудники скорой, заботливо уколов любящему Украину пациенту лекарство, понижающее давление, отвезли бедолагу прямиком в местные застенки «МГБ». Дальнейшая его судьба неизвестна.

Скудное и невкусное питание в стационарах, сырые и холодные палаты, умирающие брошенные дети, вероломная алчность врачей… К данным вопросам мы еще вернемся в следующих материалах, ибо тема достаточно обширная и интересная.

Пока Донбасс и Крым находятся в плену у российских оккупантов, то о качественном медицинском обслуживании местным жителям придется пока забыть. Лишь с того дня, как путинские прихвостни, трусливо поджав хвосты, поспешно покинут украинский Донбасс и Крым, лишь тогда можно будет начинать возрождать разрушенную российскими оккупантами медицину многострадального региона. Этот день придет, и верим, что очень скоро.

«Черноморка» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены