ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
1
4
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
1
4
Голоса из-за
«Неправда, что Донецк живет хорошо». Учительница – о патриотизме в оккупации и «уроках гражданственности»
  18 November 2019 15:44
|
  321

«Неправда, что Донецк живет хорошо». Учительница – о патриотизме в оккупации и «уроках гражданственности»

«Неправда, что Донецк живет хорошо». Учительница – о патриотизме в оккупации и «уроках гражданственности»

Уже более пяти лет украинский Донецк живет в «параллельной реальности», то есть – в условиях российской оккупации. Россия тратит много ресурса на то, чтобы создать такую ​​«реальность». Силовую поддержку иллюзии оккупантам удается обеспечить: в «молодой республике» под названием «ДНР» фактически отсутствует свобода слова, свобода выбора, как, собственно, и все другие свободы. А вот с настоящими настроениями и мыслями мирных украинских граждан бороться невозможно: и во время «комендантского часа», и в застенках «МГБ» человек сохраняет неотъемлемую возможность иметь собственные мысли и суждения. За годы, прошедшие с так называемого «референдума», на мирной территории сложился ряд мифов относительно наших граждан на оккупированной территории Донбасса. Мифы усиливаются эмоциональной основой, ведь именно Донбасс превратился в арену российско-украинской войны. Пропагандисты и «продавцы ненависти» по обе стороны линии соприкосновения способствуют закреплению негативных стереотипов в отношении мирного населения оккупированных зон Донецкой и Луганской областей, и используют для этого методы, средства, инструменты, должны вызывать доверие: например, так называемые «социологические опросы» и «исследования» по «настроениям» в так называемых «ЛНР» и «ДНР».

Получается, что жизнь граждан на оккупированных территориях обрастает страшными сказками, которые на самом деле не имеют ничего общего с реальностью. Таким образом, мифы вызывают уже внутреннюю вражду между гражданами Украины, а именно это и является целью Кремля: создать видимость «украинского кризиса», «гражданской войны». Существенно ухудшает ситуацию то, что украинцы на оккупированных территориях не имеют возможности высказаться, донести свою настоящую точку зрения остальным людям. Именно поэтому важно собирать и публиковать такие комментарии, максимально полные, не искаженную чьим-то желанием «хайпануть».

Сегодня «Черноморка» публикует беседу с учительницей из оккупированного Донецка. Пожалуй, больше всего мифов производится именно о педагогах на оккупированных территориях: если целенаправленно искать в украинских медиа информацию о работниках образования так называемых «ЛНР» и «ДНР», можно найти кучу мемасиков про пионерию, «октябрят», фанатиков с горящими глазами, зомбированных русской пропагандой детей … можно найти все, кроме объективной информации о работе рядового педагога в оккупации. На мирной территории образовалось представление о классической «совковой» картине: радостная учительница показывает указкой на доску, на которой закреплен портрет «Моторолы». Сегодня донецкая учительница Наталья (из соображений безопасности имя героини материала изменено, по той же причине не озвучено название учебного заведения и предмет, который Наталья преподает – ред.) расскажет о системе образования в так называемой «ДНР», а также выскажет свое отношение мифам, которые успели составить о ней и других ее коллегах, работающих в условиях оккупации.

Наталья, насколько трудно жить в сегодняшнем Донецке? 

Мне очень трудно. Я так и не смогла смириться, что все это настоящее, и так будет всегда. «ДНР» – непонятное образование, ее никто не признал, ее «администрации» – сборище отбросов, мошенников и преступников, это никакая не власть, а захватчики. Поэтому я живу в ожидании освобождения. Это естественные желания: иметь возможность свободно передвигаться, свободно говорить вообще быть свободными – естественно. Все эти права и возможности у нас забрали. Мы живем не в лесу, есть доступ в интернет, видим, что происходит, и понимаем, что оказались отрезанными от «большой земли». И каждый день пропасть между нами и остальными Украине углубляется. По крайней мере, в моем окружении – такие мысли. Ухудшает состояние, что, с одной стороны, на людей давит факт оккупации и несвободы, а с другой стороны – мы видим, что о нас говорят в украинских медиа, словно мы уже не являемся гражданами, и вообще людьми. Может показаться, что вместо меня сейчас говорит обида, но мне не на кого обижаться, у меня три высших образования, и я совершенно четко осознаю причины и последствия процессов, происходящих в Украине. Я понимаю. И мне очень горько от того, что украинские журналисты выбрали путь наименьшего сопротивления и поддержали все эти легенды о «диком Донбассе», но обиды нет. На кого обижаться? Люди всегда выберут путь, который позволит больше зарабатывать. Так случилось и с нашими журналистами.

У меня как у журналистки сложилось впечатление, что гражданам на мирной территории очень мало известно о том, как живут граждане в оккупированном Донецке. Не могли бы вы рассказать об этом подробнее?

Ну, такой пример. На работе у меня большая загрузка, и часто я задерживаюсь до позднего вечера. Затем еду в такси, смотрю на совершенно пустые вечерние улицы Донецка, и просто болит сердце за то, во что превратили огромный, красивый, европейский город. В довоенное время к нам в гости приезжали родственники, коллеги, друзья из разных уголков Украины, и мы с гордостью и радостью устраивали для них экскурсии по родному городу. Донецк довоенный был прекрасным. Кто-то называет его «городом понтов», ну да любой большой развитый город привлекает и такой «контингент», это естественно. Сейчас многие говорят о том, что Донецк вроде «живет хорошо». Улицы чистые, люди возвращаются, все такое.Но хотелось бы поинтересоваться, а когда же это Донецк был грязным, а коммунальные службы работали плохо? Никогда такого не было. Донецк всегда был опрятным городом, чистым и красивым. И розы в нем всегда.

Донецк не живет хорошо. В оккупации не бывает ничего хорошего. Есть отдельные люди, которым живется неплохо, но это или крупные предприниматели, или узкопрофильные специалисты, которым проще заработать деньги. Такие люди летают на отдых за границу, покупают машины, не страдают от задержек зарплаты. Но тут как повезет, вот им повезло. Все остальные люди, и я это говорю с полной осознанностью, живут гораздо хуже, чем до войны. Не просто хуже, а намного. Прежде всего, это безумное психологическое давление: мы находимся на территории, где ежедневно в неизвестном направлении исчезают люди; в мирном населенном пункте в случае правонарушения можно обратиться в милицию, а тут человек элементарно – раз, и исчез, и не к кому пойти, потому что круговая порука полная, все зря.

Уровень жизни существенно снизился. Я уже говорила о том, что в Донецке можно приобрести украинские товары, продукты, но стоит все это очень дорого, и это считается «контрабандой». Вот так. Наши товары, украинские, называются контрабандой. Так что не работает эта «блокада», по которой было так много шума. Фактически она многим облегчила жизнь и создала условия для дополнительного обогащения (не только торговцам). Пенсионеры обычно закупают все, что нужно, на мирной территории, во время «путешествий за границу», как мы здесь в шутку говорим (ну а если серьезно, разве на линии соприкосновения не стоят украинские пограничники, которые должны охранять именно границы?). Пересечение КПВВ (контрольные пункты въезда – выезда на линии соприкосновения – ред.) и многочасовые очереди никому не добавляют здоровья. Если кто не видел, посмотрите ролики на YouTube. Это сущий ад. Что еще? Медицина. Программа о каком-то там «объединении народа Донбасса» на самом деле о разъединении людей. В Донецке до сих пор работают опытные специалисты, и к ним приезжают люди из других городов области, а также из других регионов Украины. Так вот, приезжим все медицинские услуги предоставляются бесплатно, потом на камеру записываются их восторженные комментарии, а местные, которым даже в тяжелом состоянии не выбьешь ничего бесплатного в нашем «госбюджете», ненавидят приезжих. Вот и все «объединение».

Вы говорили о том, что люди возвращаются в Донецк. Много таких? 

Хватает. И когда люди возвращаются на оккупированную территорию, не только в Донецк, а в населенные пункты, вблизи которых постоянно идут бои, это уже стоит расценивать как поражение Украины в борьбе за своих граждан. Если, конечно, такая борьба вообще ведется. Значит, на мирной территории никто не заботится о гражданах, у которых война отняла все. Но правда и в том, что люди постепенно едут из Донецка, поскольку здесь нет прилично оплачиваемой работы, нет много других возможностей, например, дать детям образование, дипломы о получении которого были бы признаны в мире или хотя бы в Украине. Все, кто имеют возможность переехать на свободную территорию, пытаются это сделать. Но все это – очевидная, открытая информация, я вам не сказала ничего нового, и многого не рассказала, потому что понимаю, что ваша статья не резиновая.

На мирной территории об учителях так называемой «ДНР» ходят настоящие легенды. Как вы к ним относитесь? 

А вы когда-то были блондинкой? Были? Ну и как вы относились к легендам о «тупых блондинках»? Конечно, меня возмущает, что обо мне и моих коллег рассказывают небылицы, которые основываются на нескольких десятках примеров действительно неадекватных педагогов, или людей, которые строят педагогов, а на самом деле актеры. Но нас не несколько десятков. Воспитателей дошкольных учреждений, педагогов школ, преподавателей в области среднего специального и высшего образования на оккупированных территориях – тысячи. И все – «плохие»? Если мыслить такими категориями, то можно похоронить любые надежды на восстановление мира, Единую Украину и все другие тезисы, на которых паразитируют политики на мирной территории.

Да, я преподаю эти «уроки гражданственности «ДНР». Но здесь есть два важных момента, которые следует учесть, прежде чем меня «жечь напалмом». Во-первых, на этих уроках не бывает наблюдателей, и я могу подавать информацию о «государственность» «ДНР» так, как считаю нужным, не подвергая при этом опасности себя, детей и их родителей. Во-вторых, вся эта российская «героико-патриотическая учебная литература» крайне скучная, а дети не склонны увлекаться «героями», которые ничем не прославились, и однозначно уступают Спайдермену, Бэтмену, или кто там сейчас детям нравится. А фальшь, ложь дети чувствуют мгновенно. Хочу спросить у людей в возрасте от 35-40 лет, вы как подобную информацию о советских лидеров воспринимали в своих школах в СССР? Ну вот и мне было глубоко безразлично. Понимаете, зомбировать население, затуманить разум и вызвать ненависть – просто. А вот заставить кого-то любить «Моторолу» или «Гиви», когда мы все знаем, что это люди с социального дна, – это гораздо сложнее. Я бы сказала, что это невозможно.

Не стоит придавать большое значение незначительным вещам. Потому что «герои» или «государственность» «ДНР» не имеют никакого влияния, поверьте. «Идейные» пророссийские люди живут как во Львове, так и в Киеве, и на Полтавщине, и, да, в Донецке и Луганске тоже. А как вы хотели? Всегда люди будут думать так, как считают нужным, и никто ничего не сделает. Важно при этом только учитывать, нарушает человек закон или нет. И все на этом. И если учителя на оккупированной территории – заложники оккупантов, то давайте ответственность за оккупацию возлагать на оккупантов, а не на учителей, хорошо?

Вопросы, которые часто задают жителям оккупированных территорий: «Почему вы не уехали»? 

А куда, на какие деньги? На кого оставить дом, другое имущество? Мародеров кормить, извините, я не буду, не для того всю жизнь работала, чтобы заработать то, что теперь нет. Я считаю мирное население заложниками оккупантов. И жду момента, когда Россия официально признает свое участие в российско-украинской войне, которая продолжается уже пять лет … Как я уже говорила, чтобы выехать на новое место жительства, нужно иметь ресурс. Нужно иметь деньги на аренду жилья. Нужно иметь хорошо оплачиваемую работу. Нужно иметь возможность перевезти как можно больше своих вещей. И нужно, если вы одинокий, забыть обо всем, что оставляете дома, поскольку максимум через неделю после вашего отъезда все это перестанет быть вашим.

Это я говорю о трудоспособных, здоровых, более или менее обеспеченных людях, которые в состоянии о себе позаботиться. А есть еще люди, которые имеют проблемы со здоровьем, или тяжелобольных родственников или элементарно нет средств на переезд. И почему люди вдруг должны оставить все имущество и переехать под забор? Многие так сделали? Так делают только те, у кого не было никакого выбора.

У вас есть аргументы против утверждения, что «на оккупированной территории остались одни сепаратисты»?

Ну естественно. Во-первых, есть такое замечание, если принять политический контекст, то давайте тоже будем честными, по крайней мере сами с собой. Никого не касаются мои взгляды. А если кто-то на мирной территории очень интересуется политическими предпочтениями граждан, проживающих в оккупации, то пусть бы вели такие же исследования и в других регионах Украины. Если уж решили опорочить кого-то, делайте это в полном масштабе. Во-вторых, не бывает регионов, населенных предателями. Если кто-то говорит о том, что где-то «все плохие», я делаю вывод, что передо мной – манипулятор и враг, этот человек намерен настроить меня против кого-то.

Как вы оцениваете влияние так называемого «референдума» 11 мая 2014? 

Никак. Мне надоело обсуждение темы этого «референдума». Ясно, что с юридической точки зрения это было полное ничто. Но до сих пор кто-то продолжает обсуждение его эффекта. Это было заказанное Россией шоу, и если бы оно каким-то образом провалилось, Россия придумала бы другой сценарий, и все равно бы ворвалась в Украину. Не вижу смысла толочь воду и дальше разговаривать о «референдуме». У кого отсутствует способность критически мыслить, у него/нее она отсутствует.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook 

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены