ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
7
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
7
Особое мнение
Про Донбасс, Крым, Путина, язык, стычки с Богданом и «хамство для людей»: главное из интервью первого помощника Зеленского
  22 July 2019 16:04
|
  314

Про Донбасс, Крым, Путина, язык, стычки с Богданом и «хамство для людей»: главное из интервью первого помощника Зеленского

Украинская общественность продолжает знакомство с новой властью. Присматривается, прислушивается, хочет следить за каждым шагом и сказанным словом. Особо одаренные даже строят конспирологические теории, пытаясь залезть им в головы и прочитать мысли.

И если с Владимиром Зеленским Украина более-менее знакома и сейчас просто перестраивает мировоззренческую призму с шоумена на политика, то вот окружение нового президента пока терра инкогнита.

Именно поэтому всех так взбудоражило резонансное интервью уже бывшего партнера президента по бизнесу в группе «Квартал 95» Бориса Шефира, где он наговорил, что предыдущая власть якобы была заинтересована в войне на Донбассе, с президентом России Владимиром Путиным можно договориться, квоты на украинский язык нужно изменить, а закон об украинском языке вообще стоит отменить.

Именно поэтому в социальных сетях, разлетаясь на цитаты, живо обсуждали интервью главы Офиса президента Андрея Богдана про сомнительные кадровые назначения, причины роспуска Верховной Рады, декоммунизацию, референдум о переговорах с Россией, и главное – региональный русского языка на Донбассе.

А сейчас журналистам удалось разговорить первого помощника президента Сергея Шефира. Получилось не менее резонансно, чем в предыдущих случаях.

Далее самое главное из интервью журналистам Lb.ua, которое опубликовали аж в двух частях.

ОБ ОТНОШЕНИЯХ С «АВТОРИТЕТОМ» ЗЕЛЕНСКИМ

«В нашем коллективе человека определяет не занимаемая должность, а авторитет. Вова сумел его наработать. Он – беспрекословный авторитет в творчестве, да и просто в жизненных вопросах.

В ходе работы я понял, что он в чем-то талантливее, креативнее, быстрее. Если у людей нормальные дружеские отношения, то один другого никогда не будет ограничивать или мешать ему, а, наоборот, поощрять двигаться вперед.

Между нами двумя ревности никогда не было, хотя внутри команды всегда что-то подобное возникало по отношению к нему. Но его авторитет реально заслужен всеми действиями, поступками, идеальной его порядочностью.

…Бывают ли споры? Конечно. Мы ругаемся так, как могут ссориться только очень близкие друзья. Я могу сказать ему грубость, которую, наверное, постороннему человеку не скажу. Но после такого скандала каждый старается поскорее сделать первый шаг к примирению. Бывали случаи, что мы громко кричали друг на друга, но это никогда не меняло наших отношений. Даже в момент скандала мы друг друга по-мужски ценим и любим».

О ЗАДАЧАХ ШЕФИРА В ДОЛЖНОСТИ ПЕРВОГО ПОМОЩНИКА ПРЕЗИДЕНТА

«Рассуждая о моих функциях, мы с ним пришли к выводам, что моя основная задача – быть рядом и следить за тем, чтобы он, став политиком, остался человеком. Потому что очень часто, когда занимаешь какую-то большую должность, тебя начинают окружать люди, говорящие лишь хвалебные речи и ведущие тебя не в том направлении.

Он (Андрей Богдан – ред.) пока в таком не замечен. Самое главное: в нашей команде есть человек, который не боится сказать правду президенту, даже если может потерять должность. Когда Владимир Александрович предложил мне должность, я сказал: «Слушай, может, лучше останусь в компании? У нас большой бизнес». Он ответил: «Нет, мы же взяли на себя такую ношу, понимали всю ответственность, надо работать теперь».

О ПЛАНАХ ВЕРНУТЬСЯ В «КВАРТАЛ» ПОСЛЕ ПРЕЗИДЕНТСТВА ЗЕЛЕНСКОГО

«Запасной аэродром – это то, что на всякий случай. А «Квартал» – дело нашей жизни, от которого мы временно отошли, чтоб сделать что-то важное для страны. То, чем мы занимаемся сейчас, не есть любимым делом, хотя мы и подходим к этому со всей ответственностью.

Да, это мечта. Я считаю дни, когда вернусь к работе. Мы хотим делать большое кино. Вообще наша мечта – это «Оскар».

Владимир Александрович уже давно не просто актер, а продюсер с большой буквы. Он сценарист, организатор, движок – паровозик, который двигает вагончики. Быть ему или не быть актером после президентства – вопрос, на который мне самому интересно услышать ответ. Но я уверен, что он сможет остаться продюсером и создавать большое хорошее кино».

О СКАНДАЛЕ С ГОДУНКОМ

«Хамство возможно только в отношении порядочного человека. А когда ставят на место хама, это уже сила. Как в «Иронии судьбы», интеллигентный человек в нужный момент, когда его донимают, может сказать и грубые вещи. Разве вы видели со стороны президента хамство в отношении порядочных людей?

Прошло полтора месяца, как он президент. Что может сделать человек на его месте, не имея поддержки ни Верховной Рады, ни исполнительной власти? Мы же говорили, что надо наказывать виновных людей. Оказывается, это невозможно сделать только силами президента, а то получается политическое преследование. Это не его обязанность, но у президента возникает такая эмоциональная реакция – преступник должен быть наказан.

Представьте, идет мужчина по улице и видит – кого-то обижают. Это функция мужчины – остановить беспредел? Мы слышали все эти громкие скандалы о воровстве, не будем называть фамилии фигурантов дел. Так, а почему их не посадят?

Мы хотим донести всем главный посыл: «Играйте по правилам. По-другому страну мы не поменяем». Даже пусть кто-то считает такое поведение хамством. Знаете, что народ говорит на это? «Наконец-то!». Для кого это делается, как ни для людей?

А для кого это делалось 15 лет со сцены и весь народ аплодировал? Это тоже было для выборов?

По опыту: когда шутка надуманная, народ в зале не аплодирует, нет. Но как только артист «попадает в нерв» – смеется и рукоплещет. Если мы и в политике попадаем в нерв, значит – правильно делаем. Мне нравится, я думаю: «Молодец, красавец».

ПРО ИЗДЕВКИ И НАСМЕШКИ НАД ПОЛИТИКАМИ В «КВАРТАЛЕ»

«Нет, не стыдно, потому что это – юмор, а юмор – нормальная практика. Над своими дефектами я и сам смеюсь. Приведу пример. В «Лиге смеха» есть команда, в которой один участник на инвалидной коляске, а второй – физически нормальный парень. Так первый над собой смеется и позволяет это своему партнеру.

Вам не кажется, что большинство политиков, над которыми мы издевались, издеваются над народом? И издеваются без юмора, а мы все-таки со смехом».

ОБ ОТНОШЕНИЯХ С БОГДАНОМ

«Я не вижу у нас двоевластия. У нас нормальные отношения с Андреем. У него шикарное чувство юмора, хотя и своеобразный стиль общения. Кто-то называет его немножко хамоватым.

Я много слышал об Андрее плохого, но также мне много рассказывали о его профессиональных качествах. Я видел, как он работал в период предвыборки. Да, он сложный человек, но мы все, знаете ли, не без недостатков. У нас с ним в целом нормальные отношения, хотя случаются и стычки.

Он любит перебивать в разговоре, что мне не нравится. У него такой стиль – давит, настаивает на своем. Он очень пробивной, это надо направить в правильное русло».

ПРО КОНФЛИКТ БОГДАНА С И.О. ГЛАВЫ СБУ БАКАНОВЫМ

«Мы, когда прочитали об этом в «Украинской правде», очень удивились. Богдан первым спросил: «Какой конфликт?». Возможно, какие-то разногласия были. Но не конфликт.

Вы рассуждаете с точки зрения: «Ты сидишь на своем месте – решай там свои вопросы». Мы же пока работаем командой. Тот, кто выбивается из команды, отходит. Но есть какие-то консультации, просто мужские разговоры.

Он может сам назначить замов, да. Мы так и сказали: «Тебе с ним работать».

Спрашивают результат. Задайте вопрос от народа. А то у меня такое ощущение, что мы с вами или на разных языках разговариваем, или в параллельном мире существуем».

КАК ЗАКОНЧИТЬ ВОЙНУ НА ДОНБАССЕ

«Мы хотим выйти на нормальный переговорный процесс с Россией. Для этого нужно сделать первый шаг. Должен быть мир. Любая война заканчивается переговорами. Но без потери территорий с нашей стороны! Много уже говорилось о прекращении стрельбы, отводе войск, но главное – нужно начать говорить. Мы ищем возможность сейчас выйти на разговор на равных.

Все же когда-то начинается с какой-то мечты. Мы думаем, что они хотят разговора и конца войны. Не уверен, что я геополитически понимаю их, но мне хочется думать, что большого комфорта от всего происходящего у них тоже нет».

ПРО ПЕРЕГОВОРЫ С ПУТИНЫМ

«Я убежден, что мы готовы на переговоры. Верю, приложим все силы для того, чтобы убедить его (Путина – ред.), и на 70% уверен в их успешном исходе.

Может, он (мир с Украиной – ред.) лично Путину не нужен. Но он думает тоже, наверное, о своей стране, и хотел бы выйти из этой ситуации с гордо поднятой головой… Крым – очень тяжелая тема. Но это не значит, что мы не должны решать вопрос с Донбассом. Давайте начнем с него, а закончим полуостровом. Надо вернуть Донбасс ментально, информационно.

Полтора месяца – не срок, за который можно все решить. Знаю, мы готовимся к переговорам. Но, для того чтоб они правильно состоялись, их надо тщательно подготовить.

Сейчас первая задача – вернуть моряков. Если Путин отдаст нам военных, то это повод, чтобы сесть и поговорить с ним.

Вы знаете, Путин такой человек, который, по-моему, никому ничего не должен. У нас есть уверенность, что мы добьемся этих переговоров, что он сядет с нами за стол.

Мы показываем свои шаги – развели войска в Станице Луганской, хотим построить мост, возобновили Минский процесс. Всеми своими действиями, а также во время выступлений президент говорит, что готов к переговорам. Не так просто, чтобы Россия ответила, но, думаю, что еще несколько шагов, и мы придём к диалогу. У меня есть внутренняя уверенность. Не может это дальше так продолжаться, надо уже выходить из этого пике в стране нашей».

ПРО МЕДВЕДЧУКА

«Мы считаем, что нам он вовсе не нужен, и стараемся отстраниться от него, дистанцироваться. Есть идея разработать законопроект о том, что медиа ресурс не имеет права покупать человек, ведущий бизнес в России. Или близкий к собственнику человек».

О СОЗДАНИИ ТЕЛЕКАНАЛА

«Да, были б у нас средства, мы бы сами купили телеканал «Интер»! Мы ведем работу по созданию канала, который был бы сильным информационно. То ли это будет интернет-платформа, то ли спутниковый канал. Мы проигрываем очень сильно информационно и не только России, а и внутри страны. У нас все каналы принадлежат тем или иным людям, которые держат их, чтобы защитить себя.

Мое мнение: сугубо новостной канал никогда не станет мегапопулярным. Для широких масс нужно делать развлекательно-информационный, чтобы и новости, и сериалы, и развлекательные программы. Мы мечтаем о таком формате».

ПРО ОТНОШЕНИЯ КОМАНДЫ ЗЕЛЕНСКОГО С ОЛИГАРХАМИ

«Все просто: мы (команда президента – ред.) общаемся со всеми олигархами, так как хотим их посадить за один стол переговоров. Добиться того, чтобы они работали на страну, по единым правилам».

ГОНОРАР ЗЕЛЕНСКОГО ЗА КОНЦЕРТ

«Сколько вы думаете вот реально получает Зеленский за большой концерт? 50% отходит на студию, сопровождающий ансамбль, аренду и 50% – на творческий коллектив, включая и авторов. Допустим, гонорар составляет 20 тысяч. Если труппа человек в десять и авторов человек 10-15, как эти 50% могут распределиться, вы полагаете?

Распределите 10 тысяч на 10 актеров и 15 авторских групп – сколько получит Зеленский? Тысячу! С концерта, я думаю, что так. Могу ошибаться – в ту или иную сторону – долларов на 200. Спорим? На бутылку воды вот!

Это – его профессия, он честно делает свое дело. Что здесь такого? Даже в ту ночь, когда Зеленский выступил с заявлением, он потом вышел и продолжил вести «Вечерний квартал» – играл неверного мужа, допустим там какого-то. Он, извините, ранее и в трусах на сцену выходил – всякое бывало. Разве его это унизило? Люди продолжают его любить.

Хотите мое личное мнение? Даже сейчас, если бы вдруг он вышел в концерте «Вечернего квартала» первым номером и просто бы сказал приветственный, вступительный монолог красивый, я лично в этом ничего плохого не вижу. Сейчас! Я считаю, что это нормально. Вы не понимаете нашу психологию просто».

О ПЕРЕЕЗДЕ ОФИСА ПРЕЗИДЕНТА С БАНКОВОЙ В УКРАИНСКИЙ ДОМ

«Мы попросили составить смету, прикинуть, где можно взять деньги, чтоб не из бюджета. Если получится найти такое финансирование, то, конечно, хотелось бы переехать в современный, открытый, прозрачный офис, а здание на Банковой отдать под музей. Хотя моя мечта – создать там пятизвездочный отель, который будет приносить огромную прибыль. Но можно и музей сделать – такой украинский Лувр.

Я вижу, что вас расстраиваю своими ответами, но пока вы не поймете нас как людей, вам не будет ясна наша мотивация».

ОБ ОТМЕНЕ ПАРАДА НА ДЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ

«Может, это было эмоционально. У меня засели в голове воспоминания об Иловайском котле 2014 года. Тогда я слышал и читал мнения военных, что в связи с парадом произошла та трагедия, что какие-то войска или техника не были вовремя отправлены на фронт. Поэтому парад как популизм, мне кажется, не нужен.

Мы отметим День Независимости. Сейчас думаем про какую-то альтернативу. Может, это субъективное мое отношение, но я считаю, что парад как демонстрация силы хороша для стран вроде России, тогда как у нас в армии все нехорошо по отношению к людям.

Она намного сильнее, чем в 2014 году. Путин может пойти на мир, потому что армия, которая встречала сопротивление со стороны Украины в 2014 году, и сегодняшняя – два разных уровня по боевому опыту, по оснащению. Но мы также видим, чего еще не хватает и как живут солдаты в АТО (в ООС – ред.).

Я считаю, что парад – способ показать быструю победу. У нас же не спринтерская дистанция».

ПРО ТЕЛЕМОСТ

«Учитывая форму, в которой это было преподнесено, и время избирательной кампании, то мое отношение очень негативное. Все это чистый популизм в преддверии выборов. Да и такой телемост – нарушение законов, мы не имеем права смотреть этот русский канал».

О ЗАПРЕТЕ СЕРИАЛА «СВАТЫ»

«Было гонение на Лорак… хотя понятно, что она совершала ошибки. Я не защищаю. Она действительно сделала очень много глупостей, но я не поддерживаю преследование артистов. Таких, как Пореченков или Охлобыстин – да, оно и понятно, точно нужно преследовать.

Но когда нападают на нормальных людей… Хотя бы Добронравова, которого я знаю лично. Вообще, «Сваты» – достойный продукт. У нас нет причин его стесняться».

О ЗАПРЕТЕ НА ВЪЕЗД В УКРАИНУ РОССИЙСКИМ ЗВЕЗДАМ, КОТОРЫЕ БЫЛИ В КРЫМУ

«Очень много людей ездили в Крым. Но он (Добронравов – ред.) мне рассказывал, как его спровоцировали. Какие-то журналисты подходили с вопросом: «Как вы там? Крым – это Украина?».

Представьте, что вы встретились со знакомым допустим в ресторане, ведете светскую беседу, спокойно себе отдыхаете, а тут к вам кто-то подходит с формулировкой: «О, ты же актер-пародист, а ну, давай, пошути!». Причем не важно какой вопрос задается, но сама подача, подход, это раздражает, выбивает из колеи».

ОТМЕНИТ ЛИ СБУ ЗАПРЕТ НА ВЪЕЗД НЕКОТОРЫМ РОССИЙСКИМ АРТИСТАМ В УКРАИНУ?

«Этот вопрос пока не поднимался. Лично я негативно отношусь к культурным запретам, потому что таким образом мы ничего не добьемся.

У нас не только гибридная война, а какое-то гибридное ощущение прав человека. Очень много людей, которые туда поехали, даже не знали, что так пересекать границу незаконно. Мы сейчас говорим не о законе, а о другом месседже. Да, я считаю, что прекращать общение нормальных людей между собой нельзя.

Я не думаю, что все люди на территории России ненормальные ватники. Я считаю, что там есть нормальные люди, с которыми надо продолжать общаться, на которых надо информационно влиять.

Это не значит, что мы не должны доказывать им, что у нас более свободная и демократическая страна, потому что они наши соседи, нам с ними дальше жить. Мы никуда на карте от них не денемся, как бы ни хотели».

ПРО «БАНДЕРОВЦЕВ»

«У меня отец воевал и даже после войны боролся с «бандеровцами» и рассказывал мне ужасные вещи. Да, об их поступках.

Он служил в пехоте Красной армии. После войны его, 17-летнего, перебросили в западную Украину. Отец рассказывал о страшных картинах. Я рос с ощущением, что «бандеровцы» – это зло.

(Этого ощущения сейчас – ред.) не осталось, потому что я читаю, смотрю что-то, узнаю, разговариваю с представителями обоих лагерей и понимаю, что людей столкнули. Одни воевали за свою землю, независимость, а другим говорили – это бандиты. Информационная политика тогда вот так работала. Я вам больше скажу, у отца был первый инфаркт после того, как в 90-е начали раскрывать информацию о преступлениях Сталина. Он свято верил в советские лозунги и говорил: «Мы шли с именем Сталина в бой».

КАК ЗЕЛЕНСКИЙ ПОМОГАЛ ВОЕННЫМ

«Зеленский с ребятами много раз бывали в госпитале у тяжелораненых военных. Я видел их эмоции – мокрые глаза у мужчин, слезы у нашей Лены, когда солдаты что-то рассказывали. Это близко к тому ощущению, о котором вы говорите.

Я считаю Россию агрессором и страной, с которой нам придётся договариваться о мире, потому что географически мы никуда не денемся друг от друга. Вы хотите жить в состоянии войны еще 100 лет?»

ПРО ЯЗЫКОВОЙ ВОПРОС

«Я считаю, что началась спекуляция на языке. Этот вопрос разъединяет страну. Сейчас в садиках, в школах дети говорят на украинском языке. В будущем это генетически закрепится. Не надо разъединять народ. У нас исторически так сложилось, что половина населения говорила на русском, половина – на украинском.

Мое мнение – мы не сможем вернуть Донбасс, заставляя их говорить на украинском.

Во-первых, никто не говорил, что не будет проблем. Во-вторых, в этих словах есть смысл, потому что не получится вернуть людей, не пойдя на минимальные компромиссы с их ментальностью. При том что украинский язык – единственный государственный».

К КАКИМ КОМПРОМИССАМ ГОТОВА КОМАНДА ЗЕЛЕНСКОГО

«Ко всем компромиссам, кроме территориальной целостности».

ОБ АМНИСТИИ ТЕРРОРИСТОВ «Л/ДНР»

«Это прописано в Минских договоренностях, нам надо их соблюдать. Но, только для тех, на ком нет крови».

БУДУТ ЛИ ЧЛЕНЫ ОФИСА ПРЕЗИДЕНТА ПУБЛИКОВАТЬ СВОИ ДЕКЛАРАЦИИ

«Если мы не обязаны, почему должны это делать? Заполнение декларации – достаточно сложный процесс. Наблюдая за тем, как это делал Зеленский, я приходил в ужас. И не дай бог где-то ошибешься, хотя и ничего не намеревался прятать. Это очень неприятная процедура».

ПУТИН – МАНЬЯК?

«Для меня маньяк – это больной человек, который насилует, убивает детей и должен лежать в психбольнице. В этом смысле Путин не маньяк, он очень опытный, продуманный человек.

Преступник, агрессор, человек, который хочет вернуть империю. Я думаю, что там все сложнее. Маньяк – это болезнь».

С КЕМ «СЛУГА НАРОДА» БУДЕТ ФОРМИРОВАТЬ КОАЛИЦИЮ В РАДЕ

«Мы надеемся, что он (Вакарчук – ред.) попадет в Раду. Мы всегда хотели, и даже это было видно по заявлениям Вовы в предвыборной кампании. То была шутка, но он имел в виду, что если мы объединимся со Славой, то точно победим с огромным успехом.

С Порошенко – нет, с Тимошенко вполне возможно. Если, конечно, будут нормальные требования. Я вообще против коалиции. Хоть одна коалиция просуществовала долго? Это дележ портфелей, больше ничего.

Я против коалиции на основе делёжки портфелей. Я за коалицию, в результате которой в правительство приходят технократы».

РЕАКЦИЯ СОЦСЕТЕЙ

«Шефир говорит, что для того, чтобы вернуть Донбасс, надо пойти на компромисс с людьми там. Но при этом говорит, что Россия страна-агрессор. Так причем тут компромисс с жителями Донбасса, если это не они начали войну и не им ее заканчивать? Война закончится, когда Путин решит.

Причем тут желания людей, которые живут в Донецке или Луганске? Или Путин – это дед Мороз, который исполняет желания обычного паренька на Донбассе? Зачем эти вымышленные компромиссы с гражданами нашей страны, за которыми всегда скрывается одно и то же – компромиссы с интересами России.

Мы не можем пойти на компромисс с Путиным, потому что не бывает компромисса между империей, которая хочет сохранить свою колонию и колонией, которая хочет уйти из-под влияния империи.

Когда вам будут говорить о компромиссе с жителями оккупированных территорий, то знайте, вам врут, навязывая российскую пропаганду и пресловутый «гражданский конфликт». Война возникла только потому, что Россия этого захотела. И не территории главные, а суверенитет всего государства. И компромисс – это компромисс в суверенитете.

Но не бывает «полусуверенитета». И ничего не зависит от людей, которые там живут. Ничего. Поэтому никакие компромиссы не нужны с ними чтобы они вернулись. А пора бы уже людям при власти это понять», – написал на своей странице в Facebook инвестиционный банкир Сергей Фурса.

«Мне все чаще кажется, что эти пацаны «на районе» просто рейдернули страну – и теперь с ней играют, не понимая, что делать дальше.

Пока они дают интервью. Видимо, пытаются контролировать сказанное. То, что там в головах, тяжело даже представить», – отметила на своей странице в Facebook журналистка и писательница Зоя Казанжи.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены