ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
6
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
6
Особое мнение
Мастер крафтовых юморесок: Повод для шуток №1 в ближайшие годы – именно Зеленский
  02 July 2019 17:06
|
  5447

Мастер крафтовых юморесок: Повод для шуток №1 в ближайшие годы – именно Зеленский

Дмитрий Коваленко – один из самых талантливых СММ-менеджеров в Украине. Он как никто умеет шутить на непопулярные темы. Он придумывает тот контент, который становится действительно популярным. Его крафтовые юморески хотя бы раз репостил каждый из нас. Он тот, кто умеет заставить вас улыбнуться или задуматься даже в момент автоматического прокручивания ленты соцсетей.

В эксклюзивном интервью «Черноморке» он рассказал, почему высмеивать власть – это правильно; объяснил, что будет происходить с трендами на шутки в Украине и рассказал о самых несмешных сторонах украинской реальности.

По твоим наблюдениям, человека, шутящего над реальностью, с чувством юмора украинцев как складывается?

В принципе плохо.

Почему?

У нас страна не смешная. Если утром в метро проехаться, глядя на людей – увидишь везде просто скорбные маски какие-то. Эти же люди сидят и в соцсетях.

Почему политические мемы в Украине так популярны?

Потому что нет ярких героев или ярких тем. Это нужно чем-то компенсировать. Политика – это что-то вроде нашего локального шоу-бизнеса и «Игры престолов». Она заменила людям развлечения. Поэтому приходиться креативить про нее.

Тебя это не веселит?

Меня это вообще давно не веселит. Да, я об этом шучу. Но чувство юмора – это такая странная история. Ты можешь лезть в петлю, но при этом выдавать потрясающие штуки. Вот это будет настоящее чувство юмора.

1

3

2

Ты начал шутить про Порошенко, когда это было максимально непопулярно…

Потому что это была самая мощная и заметная фигура на тот момент. Это не потому, что я его не люблю или хочу ему зла.

Каково это было шутить вопреки общественному мнению, которое президента любило и возлагало на него большие надежды?

Понимаешь, политик должен иметь какой-то цельный образ. Если ты сокрушаешься, что наши парни гибнут на Донбассе, но при этом у тебя свой пул коррупционеров, который зарабатывает на этой войне конкретные бабки, то тебя можно стебать за любую глупую оговорку и наглаженные брюки. Это – нормально.

Твой Твиттер Порошенко был прекрасен. Дальше будет Твиттер Зеленского или Твиттер Вакарчука?

Ой, мне кажется, Вакарчук стал совсем не интересным. Абсолютно неинтересно иметь дело с мужчиной, который не может определиться. Не важно, в чем – в работе, в личной жизни, в своем желании участвовать в политике. Нельзя держать общество в напряжении столько времени. Люди – перегорают.

4

5

6

Твиттер Зеленского, конечно, будет. Я пока не понял, что про Зеленского шутить, я пока присматриваюсь. Заготовочка уже есть, но что там будет – сам не знаю. Какие-то комуникационные вещи мне в нем нравятся больше, чем в Петре Алексеевиче. Он не говорит языком штампов, не использует какую-то заскорузлую риторику.

Так, а шутить над ним за счет чего можно? Все же, человек поставил на кон все, что у него было, с этим президентством…

Мне кажется, что он все еще воспринимает, как некий джек-пот и праздник, который внезапно в его жизни возник. Но он очень быстро во всем этом разочаруется. И вот тут появлюсь я.

Тут же какая история. Человек не должен любить власть. Если человек ее любит – с ним что-то не так. Власть всегда есть за что стебать. Даже самых лучших президентов, премьеров и депутатов. И это – нормально. Особенно, если мы говорим про нашу страну.

Почему?

Потому что люди, которые приходят в украинскую власть, как правило, действуют только в своих интересах. Об это нужно помнить, нужно постоянно контролировать действия власти, постоянно давить на нее. Этим людям обязательно нужно напоминать, что они не схватили Бога за бороду.

Тебе удавалось им об этом напоминать?

Сомневаюсь. Мне часто пишут: «Дима! Вот в стране произошло это и еще вот это. А ты – молчишь пятый день. Пошути про это!». Я же не какой-нибудь топ-блогер, который просто обязан регулярно что-то писать. Я – просто человек, который делиться своими наблюдениями. Эти наблюдения могут быть меланхоличными, могут быть смешными. Но я не ищу судорожно контент. Если нечего сказать – я молчу и не пытаюсь из себя что-то выдавливать.

Тебе важно, в какой форме делиться своими наблюдениями?

Мне больше нравится писать тексты. Но пишу не так часто. Тексты – трудоемкий процесс. Если вижу в нем что-то не то – не могу его опубликовать. В тексте аранжировка должна быть идеальной. В нем не должно быть ни одного лишнего слова.

Какие привычки ты наблюдаешь у пользователей соцсетей?

Из того, что на поверхности – призывы «Опровергни/подтверди мою правду». Когда взрослый мужик, с семьей и детьми, сомневается в ходе своих мыслей, и ищет подтверждения своей правоты у меня – этого я не понимаю.

Но мне кажется, что, в конечном итоге, люди все равно добрее и лучше, чем они позиционируют себя в соцсетях. Было бы отрадно думать, что это такая маска. Человек выплескивает свой негатив в соцсетях, плюясь желчью, а в жизни – он классненький. Но соцсети – они же не про радость вообще. Они – про боль и страдания.

А как же все эти социальные поглаживания в виде лайков, репостов и множества подписчиков?

Смотри, в начале моего, скажем так, пути, это все было важно и круто. Со временем это проходит. Я не хочу выходить за пределы соцсетей. Зачем? Самый большой смертный грех, который существует – это когда взрослый мужик начинает лезть в кадр, чтобы казаться значимым и популярным. В моей системе ценностей – это просто лютый фейл. Если лезешь в кадр – ты либо должен невероятно искрометно шутить, либо доносить людям гиперважную информацию, которую больше никто вообще не знает. Комментировать что-то, читнув «Википедию» одним глазом, чтобы вальяжно вещать в телевизоре, где тебя протитровали экспертом – это ужасно.

Ты говорил, что после нападения на Катю Гандзюк понял, что все происходящее – ни разу не смешно.

Да.

Что для тебя в этот момент изменилось?

Это – абсолютно жуткая ситуация в принципе. Я не был знаком с Катей лично. Мы просто сделали совместный проект, который получился громким. Не думаю, что я в праве о ней говорить. Есть люди, которые знали ее лучше и сделали с ней вместе намного больше.

Само понимание того, что ты с человеком взаимодействуешь, он рассказывает какие-то интересные вещи, а потом с ним происходит такое… Потом ты еще понимаешь, как на все реагирует власть, которая тупо выкладывает болт на это дело… Вместо этого, людям пытаются навязать какую-то диаметрально противоположную повестку… Я умею слова подбирать, но в этом случае не получается. Это – просто ад и жесть. Мы продолжаем жить в этой стране, где большинству нужны веселые мемасики больше, чем ответы и ответственность.

Те вещи, к которым я имел отношение, Кате очень нравились. Когда она как-то написала, что на меня нужно подписываться, потому что я – смешной чувак, для меня это была похвала похвал. Знаешь, есть люди, которым я очень благодарен. Потому что у меня получилось заявить о себя благодаря им. Первым, кто меня вывел из статуса никому неизвестных и незаметных, был журналист Богдан Кутепов. Потом Маси Найем написал, что все, кто шерят и обсуждает мемчики и даже не знают, что я их автор. Рома Синицин про меня писал. Ну, и Катя Гандзюк, конечно. Респект этих людей – для меня важнее множества лайков.

Фото6_К. Гадзюк

Что это был за проект, к которому Катя тебя привлекла?

Была группа людей, которая занималась антироссийской или антиоккупационной информационной кампанией. В какой-то момент им начало не хватать креатива. По крайней мере, они мне так потом объяснили ситуацию. В один прекрасный вечер меня добавили в чат, где была Катя и еще какое-то количество людей. Они сказали, что следят за тем, что я делаю, им кажется, что это круто. Попросили помочь им придумать какие-то вещи.

Что ты придумал?

Это были антипутинские борды в Херсоне. Кате нравились. Реакция на борды была разная Проукраински настроенные, да и просто – нормальные люди к этим бордам вообще никаких вопросов не имели. Смешная была реакция у российских пропагандистских СМИ. Они слов не выбирали, и бомбило у них ярко.

Что было на плакатах?

Нужно было что-то антипутинское, потому что Херсон – уязвимый для России регион. Были местные ребята, которые креативили в меру. Но это было, скажем прямо, плохо, как картинки из «Одноклассников»: вырвиглазные шрифты, абсолютно невнятные месседжи. Катя так и писала, что мысль правильная, но подать ее не могут. Я тогда подумал, что не нужно делать все одним бордом. Нужен только один запоминающийся элемент, который будет повторяться от плаката к плакату.

И этим элементом стали?..

…Глаза Путина. Мы сделали три разных борда. На одном лицо Путина было полностью укрыто мухами. Видны были только глаза и надпись: «В Украине тебя только мухи будут поддерживать». На другом борде, где Путин выглядывал в двери лифта, была надпись: «В Украине ты бы спокойно ездил на лифте. И то недолго». Этот плакат появился как раз после Моторолы, взорванного в лифте. Третий плакат уже не помню.

Нужно было как-то обесценить главное зло. Показывать войну и танки не было смысла. Мы же понимаем, кто этому главная причина. Причина в одном конкретном человеке. Кстати, аналогию с Моторолой российские каналы считали четенько.

9

8

То, что я наблюдала в твоей работе – ты очень бережно относишься к теме войны. Почему?

Я не считаю, что вообще могу о ней говорить. Это – сложная и больная тема. Есть люди, которые о ней много знают. Я – не из их числа. Если нечего сказать – лучше промолчать.

При этом все, что касается каких-то фейковых воинов и эпических фейлов политиков по теме войны, ты подаешь просто филигранно.

Есть персоналии, которые интересны даже вне контекста войны. Вот как Савченко, например. Это – яркий персонаж, за которым любопытно наблюдать. Или Илья Кива, например. С ним вообще была интересная история. Он некоторые мои картинки про себя брал и ставил у себя на странице, искренне не понимая, что его стебут. Видимо, думал, что это рисуют его фанаты. Удивительный человек.

10

11

12

13

14

Ты часто шутишь на непопулярные темы. Как можно шутить о том, что обществу сейчас не кажется смешным, чтобы зацепить?

Мне кажется, что если у человека есть интуиция, то он может понять в перспективе, что будет дальше. С ним, с конкретными персонажами, со страной. Я иногда вижу эту перспективу.

Ближайшая перспектива для нашей страны тебе сейчас какой видится?

К сожалению, мне кажется, ничего особо не изменится. Война – вопрос, который решается исключительно в Кремле. Неважно, кто сидит в кабинете президента Украины – пожилой ли седовласый мужчина, или молодой и хриплоголосый. В ближайшие годы война будет продолжаться. Это печально и больно, но это факт.

А по поводу возможности предсказывать перспективы. Представь, что сейчас – Евро-2012. Вот мы с тобой сидим в разгар футбольного праздника 2012 года, к нам подходит человек, который говорит: «Ребята, на Донбассе будет война и жуткая мясорубка. Россия захватит Крым. А этот смешной хриплый паренек из 95 квартала станет президентом». Что бы мы сказали этому человеку? Решили бы, что он больной, и сказали бы: «Дядя, иди отсюда». Жизнь ломает все предсказания.

Как изменилось отношение аудитории к теме войны?

Понимаешь, ну люди – они же люди. Они – как дети! Есть те, для кого это важно. Они переживают, помогают и многое делают не ради пиара, а потому что это – важно. А есть огромнейший пласт пользователей, которые хотят об этом говорить, потому что это – модная тема.

То, что меня выносит просто в космос – истории девочек, которые пошли на войну. Военными ли, медиками ли, волонтерами ли – неважно. Все равно, так быть не должно. Есть люди в высоких кабинетах, которые крадут у людей молодость. Или жизнь. При этом есть множество людей, которые все эти украденные жизни воспринимают просто как контент. Война для них – это контент. Вот от этих историй и их восприятия мне физически больно.

А тема Крыма?

Отношение пользователей к этому вопросу – такое же, как и к войне. Власть должна регулировать отношение людей к этому вопросу. Она этого не делает. Людям сказали, что Крым – это Украина. На этом все закончилось. Это – абсолютно и неприемлемо.

Почему?

Потому что вы можете придумать какие-то плюшки и ништяки, которые заинтересуют людей не только тут, но и там, на оккупированных территориях. Это просто история про то насколько ты силен в креативе. Можно придумать множество вещей, которые заинтересуют людей. И они поймут, что тут, у нас в Украине – круто, классно и надо как можно быстрее забыть, что Россия в Крыму вообще когда-либо была.

Вместо этого мы все завешаем бордами «Крим – це УкраЇна», проведем митинг с концертом и все. Напоминать о том, что Крым – это Украина, нужно всегда и постоянно. Но не бордами. Это должны быть какие-то практические штуки. Выработайте стратегию, чтобы люди видели как у нас тут что-то меняется. И пиарьте ее.

15

16

17

На какую темы ты не будешь шутить никогда и ни при каких обстоятельствах?

Это довольно большой список. Шутить можно вообще обо всем. Лично я не могу переступить через себя в каких-то вещах. Не люблю, когда шутят про смерть. Мне кажется, это как-то мерзко.

Сальные шутки про секс меня внезапно дико раздражают. Помнишь, в детстве были такие газеты, когда на последней странице печатали кроссворд, голую женщину и анекдоты? Вот такого рода юмор – он не меняется. Каждый раз, когда встречаю такую шутку, я себя чувствую в тамбуре поезда Киев-Джанкой, и запах 90-х как-то жутко накрывает. Война – не та тема, на которую я имею право что-то говорить, а шутить – так тем более. Возможно, на эту тему можно прекрасно шутить! Просто не мне.

Какие самые успешные темы для шуток и мемасиков будут в Украине ближайшее время?

Зеленский будет под прицелом очень плотно. Историй, когда берут фотографию Зеленского в костюме Наполеона и пишут «І це – наш головнокомандувач?» будет еще очень много. Зашквары у него будут еще обязательно. Так что тема и повод №1 на ближайшие пару лет – именно Зеленский. Кто еще – пока не знаю. Но это будут люди, приближенные к нему – точно.

Украинцы склонны слишком серьезно относиться к политике?

Обычный украинский гражданин слабо влияет на политику. Это – важный момент. Максимум, что наш человек может – пойти где-то галочку поставить. На Майданы выходит очень маленький процент людей, которые по натуре романтики и которые вообще готовы что-то делать. Таких людей в мире в принципе мало. Большая часть – спокойно сидит в интернете, скроллит ленты соцсетей и никак не планирует взаимодействовать с политиками и чего-то от них требовать. Это большинство, по моим ощущениям, к политике относится несерьезно.

Если бы общество серьезно воспринимало политику, то оно бы нашло те болевые точки у власти, на которые можно давить, чтобы как-то заставить власть делать то, что она должна делать. Я этого не вижу. Не думаю, что все 73% за Зеленского голосовали по приколу. Это, скорее, было протестное голосование. Есть процент людей, которые действительно не различают экранный образ Василия Голобородька и президента Зеленского. Кстати, какое-то время я вел за него блог.

За Голобородько?

Да.

В смысле?

В прямом. В рамках «Слуги народа» была придумана такая концепция, которую активно продвигали. Василий – живой человек, который комментирует какие-то вещи, которые происходят в государстве. Ведет блог, имеет какие-то активности.

Подожди, то есть ты – тот человек, который ответственен за то, что в Голобородько поверили?

Нет-нет-нет, подожди! Меня пригласили в самом начале проекта, мне было интересно попробовать, я согласился. Какое-то время я что-то писал от имени Голобородько в меру сил и умений.

Тогда – это все было очень несерьезно. Если бы ко мне кто-то подошел и сказал, что Зеленский будет президентом – я бы больше, чем удивился.

И как оно было?

Тогда это было весело. Это был один з многих моих проектов, с которым я работал не особо продолжительное время.

Наш народ любит ушами, черт возьми! С этим нужно срочно что-то делать! Потому что, если у тебя есть набор штампов и клише, которые ты можешь удачно комбинировать – люди будут все твои.

Что людям нужно знать про соцсети, но они все время об этом забывают?

Я вообще за то, чтобы люди выбросили все свои смартфоны вместе с соцсетями к чертовой матери. И просто начали друг с другом общаться. К этому всему нужно проще относиться. Соцсети – просто возможность на секунду отвлечься от проблем в жизни. Но люди слишком в это интегрированы, хотя это – только иллюзия жизни и популярности. Время жизни проходит, не надо его тратить на такую фигню.

Фото: Эдуард Крыжановский

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

Выбор редакции: видеоработа Дмитрия Коваленко на тему дебатов кандидатов в президенты США Хиллари Клинтон и Дональда Трампа:

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены