ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
0
5
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
0
5
Особое мнение
Голодовка ветеранов: или убийц берут под стражу, либо мы начинаем умирать по одному
  18 июня 2020 19:15
|
  3319

Голодовка ветеранов: или убийц берут под стражу, либо мы начинаем умирать по одному

Голодовка ветеранов: или убийц берут под стражу, либо мы начинаем умирать по одному

У здания Офиса Президента Украины десятый день продолжается круглосуточная акция протеста, которая оказалась одной из самых тихих, но самых отчаянных акций последних дней. Там уже десятые сутки голодают семеро ветеранов батальона «Донбасс».

Все они – боевые побратимы убитого добровольца Виталия Олешко (Сармата). Семеро голодающих не просят ни переговорщиков, ни визитов чиновников. Они требуют вернуть под стражу подозреваемых в убийстве Сармата и выяснить, почему, вдруг, судьи приняли решение об освобождении подозреваемых под домашний арест.

Виталия Олешко (позывной – Сармат) 31 июля 2018 года убили возле его дома на глазах у жены и боевых побратимов.

Виталий (Сармат) Олешко

Именно благодаря молниеносной реакции ветеранов, которые стали свидетелями убийства, подозреваемых задержали практически сразу.

Ими оказались бывшие представителей батальона «Торнадо»: Артем Матюшин, Николай Ломако, Александр Обухов, Максим Владимиренков.

По данным следствия, они приехали в Бердянск за несколько дней до преступления. 31 июля Матюшин и Ломако выехали к дому Виталия Олешко на красной «Таврии». Увидев «Сармата», Артем Матюшин вышел из машины и дважды выстрелил в него – в спину и голову. Затем все четверо двинулись в сторону Днепра. В Васильевке их задержала полиция. Позже правоохранители заявили, что убийство было заказным.

В конце августа Матюшин дал обличительные показания против предполагаемого организатора убийства Михаила Сигиды. Полиция его задержала в сентябре. По данным следствия, именно он координировал действия предполагаемых исполнителей преступления, предоставил им оружие и автомобиль, оплачивал проживание в гостинице.

Вспомните: Полиция задержала заказчика убийства активиста Олешко

В июле 2019 года обвинительный акт в деле Сармата направили в суд. Среди подозреваемых в организации и совершении убийства семь человек: Михаил Сигида, Евгений Бродский, Виктор Власюк (вероятные организаторы преступления), Артем Матюшин, Владимир Обухов, Николай Ломака, Максим Владимиренков (вероятные исполнители).

В конце мая 2020 года Бердянский горрайонный суд изменил меру пресечения для четырех фигурантов дела. Их отпустили под домашний арест, сообщает Громадське.

Меру пресечения изменили Михаилу Сигиде, Николаю Ломако, Александру Обухову, Максиму Владимиренкову. Защита фигурантов просила им ночной домашний арест.

О том, почему побратимы Сармата считают такое решение суда несправедливым, «Черноморке» рассказал один из инициаторов акции, свидетель убийства, боец батальона «Донбасс» Александр Печников.

Александр Печников

Почему вы объявили голодовку?

Мы приехали сюда после того, как освободили четверых убийц. Один из них – организатор убийства Михаил Сигида. На него киллер дал показания. Рассказал, как Сигида встретил их в Бердянске, поселил в отеле, предоставил автомобиль, на котором киллеры приехали убивать, привез им обрез и патроны. Привез к дому Виталия Сармата, рассказал приблизительный план передвижения.

За два дня до того, как их выпустили, один из отпущенных (Владимир Обухов – ред.) угрожал прокурору расправой, это было зафиксировано на видео в суде. Угрозы также поступали нам, жене Сармата Татьяне и судьям. Несмотря на это, суд принял решение, что их можно отпустить домой.

При том, что людей, совершивших убийство, поймали практически за руку. Мы были на месте преступления. Мы дали подробное описание убийц, которых видели в лицо на месте преступления. Тем не менее, бердянская коллегия судей их выпустила на заседании по очередному избранию меры пресечения.

Почему вы считаете, что этих людей нельзя было отпускать домой?

Во-первых – это организованная преступная группировка. За ними более двух лет проводили негласные следственны действия. Слушались их телефоны. Их проверяли и по другим делам, в том числе – по грабежам. Они совершили множество телефонных звонков по убийству в Бердянске. Это все слушалось в зале суда, это доступная информация. Их записывали скрытыми камерами при допросах. Они давали показания и друг на друга, и сами на себя.

Потом появилась группа адвокатов из почти 20 человек. На заседании с ними присутствует всегда 13-14 адвокатов. Видимо, заказчики очень не хотят, чтобы до них добрались. Поэтому исполнителей и организатора убийства защищают самые модные адвокаты Запорожской области.

Чем они мотивировали просьбу о смягчении меры пресечения?

Не поверите, но коронавирусом. Журналистов на избрание этой меры пресечения суд в зал не допустил. Когда зачитывали решение суда, звучало множество отсылок на коронавирус, на то, что Сигида – хороший парень, который очень болеет.

В чем опасность смягчения меры пресечения для этих людей?

Просто в зале суда они угрожали нам. Они угрожали Татьяне Олешко. Угрожали прокурору. И они не шутят.

На нас, как на свидетелей, особого давления за эти два года не было. Бердянск – город маленький, все друг друга знают. Нас – в том числе. Может, изначально оценили, что нет смысла давить или предлагать деньги.

Вы стали одним из инициаторов голодовки?

Да. Мы сюда приехали сначала вообще вдвоем с Андреем Маджаровым (еще одним ветераном – ред.). Когда я обратился к побратимам за контактами журналистов, чтобы рассказать о ситуации, побратимы подключились к нам, и вошли в голод вместе с нами.

Почему вы выбрали именно такой вариант протеста? Почему именно голодовка?

Потому что еще один возможный вариант – самим пойти и убить организатора и исполнителей. Мы можем это сделать. Мы умеем это делать. Но мы не хотим этого делать на мирной территории. Мы не за это воевали и воюем до сих пор. Много хлопцев погибло за то, чтобы страна могла измениться к лучшему.

Хотя, вполне возможно, отпустив этих подозреваемых, пытаются спровоцировать нас: чтобы мы их зачистили, сели в тюрьму и избавили всех от проблем. Этих уже не будет, связь с заказчиками будет устранена. Сигида, например, единственный человек, который с ними общался. По нашему мнению, заказчиками являются бывшие депутаты Александр Понамарев, Сергей Валентиров и экс-глава Запорожской ОГА Константин Брыль. Если с организатором что-то случится, на заказчиков даже косвенно указать будет некому.

Там еще интересная история была год назад. Сигиду под домашний арест выпускал судья Вовк, в киевском Печерском суде. Но тогда к суду подтянулись побратиму, заблокировали Вовка в кабинете. И через 20 часов другие судьи приняли решение, арестовав этих людей. На самом деле, организатор и исполнители убийства – это очень яркие парни, которые проявлялись по всей территории Украины. За ними тянется такой шлейф, что арестовывать их можно бесконечно.

Как вы познакомились с Сарматом?

В 2014 году. Когда россияне захватили Крым, мы собрались охранять милицию, потому что понимали, что в случае чего – они не просто сдадутся, но и оружие сдадут. Там мы с Виталиком начали общаться. Потом – решили, что нужно легализоваться, получить оружие для защиты нашего Бердянска. Мы поехали в Запорожье, нас обещали включить в какую-то тероборону. Но ничего не получилось.

Тогда мы вышли на батальон «Донбасс». И 27 мая 2014 года мы группой уехали из дома. Попали в один батальон, но в разные роты. Вот тогда у нас с Виталиком началась серьезная дружба.

На войне пересекались?

Моя рота прошла Лисичанск, Попасную, Славянск. Потом мы поехали в Иловайск. Сармата с нами там не было. Когда у нас начались жаркие дни, Сармат с группой ребят прорвался к нам на помощь. Хотя он уже знал, что идет в петлю. Притом, что он спокойно мог к нам на помощь не ехать – это не их задача была. Но он приехал.

Когда нас начали выводить через «зеленый коридор», то попали в серьезный замес. Я был тяжело ранен. Сармат был одним из тех, кто не бросил меня раненого и остался. Хотя мог уйти – тогда ночью можно было уходить и люди группами по ночам выходили на наших бойцов. Сармат остался со мной. И попал в плен, где пробыл полгода. Меня вывезли. Меня россияне поменяли на своих пленных 31 августа.

А Сармата?

А Сармата увезли в (так называемое – ред.) «Донецкое СБУ». У него на то время уж была на груди татуировка с двумя флагами – желто-голубым и красно-черным. Перспективы выживания с таким раскладом у него были, мягко говоря, небольшие. Но, слава Богу, он вернулся через полгода живой-здоровый. Только похудевшей сильно. Пришел в себя. И включился в общественную деятельность.

Мы начали бороться с местными князьками, которые решили, что все вокруг принадлежит им. Одним из таких был местный депутат Пономарев. С ним было прямое противостояние. Когда Сармат начал пользоваться у людей просто колоссальным авторитетом и уважением, его пытались перекупить. Когда не получилось – его пытались очернить и дискредитировать. В результате, его просто убили.

Как долго вы планируете продолжать акцию?

Мы ее будем продолжать до конца. Два варианта: либо они берут убийц под стражу, либо мы тут начинаем умирать по одному.

Читайте также: «В войне виноваты не только ее участники, но и пропагандисты»: прокурор Донецкой области про реестр погибших, паспортизацию и вербовку детей в ОРДЛО

«Черноморка» в Telegram и Facebook

Фото: коллаж «Черноморки»; из Facebook СарматTV

© Черноморская телерадиокомпания, 2020Все права защищены