ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
6
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
6
Особое мнение
Докажите, что ваш ребенок пострадал от войны: советы родителям
  23 July 2019 12:03
|
  1307

Докажите, что ваш ребенок пострадал от войны: советы родителям

Когда маленькая Катя с мамой выехали из оккупированного Луганска из-под обстрелов и бомбежек, ей было всего два годика. Сейчас ей уже 7, и она понемногу начинает забывать об ужасах войны.

«Громких звуков она боится до сих пор. Если слышит резкий звук самолета или какой-то шум – закрывает уши. Все равно это останется на всю жизнь. Что-то у нас отложится, а что-то у них. Поэтому однозначно психологическое насилие есть, и оно будет всегда. Просто немного забудется, но навсегда не уйдет», – вспоминает мама Кати.

Реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации возникает в ответ на трудные обстоятельства в жизни ребенка. И боевые действия – та патогенная ситуация, в следствие которой у детей возникают существенные изменения в поведении. Страдает качество жизни ребенка, и без помощи специалистов временные сложности могут стать хроническими.

Среди прочих может проявляться посттравматическое стрессовое расстройство. В таком состоянии ребенок постоянно переживает моменты стрессового события, может его повторно переживать во сне или в своих воспоминаниях, при этом могут наблюдаться вспышки страха и паники.

К симптомам такого расстройства относятся чувство оцепенелости; различные эмоциональные переживания воспоминаний, которые могут отделяться в подсознании от реальности; кошмарные сновидения; плаксивость. Такие дети становятся раздражительными, пугливыми, у них нарушается сон, концентрация и т.д.

Подобные существенные изменения в поведении означают, что ребенок нуждается в профессиональной помощи.

«Сложность заключается в том, чтобы помочь детям справляться с этими эмоциями, понять, когда переживание эмоций – это полезно, а когда вредно, и научиться в будущем самим оказывать себе помощь. Любой травматический опыт может остаться в памяти как такой, что влияет или притягивает как магнит другие события во взрослом возрасте», – поясняет психотерапевт Надежда Когутяк.

После переезда мама Кати Алеся больше всего переживала за малышку. Им пришлось сменить несколько городов, детских садов и школ, прежде чем вернуться к обычной жизни. Эти обстоятельства не могли не повлиять на психологическое состояние маленького ребенка.

«Сложнее всего было во Львовской области, где люди говорили на суржике», – вспоминает мама Кати. Резко погрузиться в иноязычную среду в таком возрасте – серьезное испытание для ребенка.

«Дочка не понимала детей, плакала и не хотела общаться, потому что просто не понимала их. Потом подучилась и немного начала дружить», – рассказывает Алеся.

Затем снова переезд – на этот раз в Киев, вновь походы в Управления соцзащиты и оформление адресной помощи на новом месте. Мама надеялась, что на этом их с дочерью мучения закончатся, но она ошиблась. Когда Алеся узнала, что можно получить для ребенка статус «пострадавшего от войны» – началась новая черная полоса.

«Когда они (Служба по делам детей – ред.) заполняли акт-обследование, чтобы присвоить статус, с этого акта все и началось. В нем они отразили, что ребенок находится в сложной жизненной ситуации. Нам завели карточки, и теперь все эти организации раз в три месяца шлют по нам полные данные, как о неблагополучных семьях. Нас, грубо говоря, к ним приравняли. Сказали, что если этого не сделать – статус вам не положен», – объясняет Алеся.

Два года назад, когда было принято Постановление Кабинета Министров Украины «Об утверждении порядка предоставления статуса ребенка, который пострадал вследствие военных действий и вооруженных конфликтов» (далее – Порядок), требования к перечню необходимых документов были сильно завышены. Поэтому получить его было очень сложно, а о существовании самого статуса практически никто не знал. К таким выводам пришли многие общественные организации, в которые обращались переселенцы.

Вот что нам рассказал координатор горячей линии «Донбасс SOS» Виолетта Артемчук: «Сперва этот статус можно было получить только детям, у которых были физические увечья или насилие в результате военных действий. Помимо сложного механизма предоставления статуса, присутствовала слабая информационная политика. Родители не знали о возможности получения такого статуса. Я знаю про одно Управление соцзащиты в Донецкой области на подконтрольной территории – там сотрудники соцзащиты просто информировали родителей о существовании такого статуса, когда кто-то приходил к ним на прием. Там таких обращений было больше».

ЧТО ТАКОЕ СТАТУС «РЕБЕНОК, ПОСТРАДАВШИЙ В РЕЗУЛЬТАТЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ»?

От боевых действий, начавшихся на Донбассе в 2014 году, пострадали не только взрослые, но и дети. Многим из них пришлось сидеть в подвалах, пережидая бомбежки, многие из них получили физические увечья… Дети получили психологическую травму на всю жизнь. Чтобы защитить права ребенка, которые были нарушены, и оказать поддержку в их реализации, Верховной Радой Украины в январе 2016 года, путем внесения изменений в статью 1 и дополнения статьёй 301 Закона Украины «Об охране детства», было принято решение о введении статуса «ребенка, который пострадал в результате военных действий или вооруженных конфликтов». При этом немногие знают, что бороться за принятие статуса на законодательном уровне начинали общественные организации, которые занимались проблемами пострадавших от войны.

«Еще в июне 2014(!) года мы подняли вопрос о предоставлении статуса «пострадавших от вооруженного конфликта 2014 года» детям. Подали предложения об этом Сергею Таруте, который на тот момент был губернатором Донецкой области и готовился к встрече с премьер-министром Украины. И далее решение этой проблемы оставалось одним из приоритетных направлений для нашей организации. Постоянно получали ответы о «несвоевременности» таких обращений. Хотя всем понятно, что над детьми, которые были на территории проведения АТО (ныне ООС), было осуществлено психологическое насилие. Вопреки их воле, дети попали в зону военных действий, в зону оккупации, претерпели бомбежки и, мягко говоря, общение с террористами, а многие – и вынужденное перемещение. Потеря привычного круга общения, потеря родных и друзей, многочисленные смены школ, детсадов – это сильно сказалось на их психологическом и физическом здоровье. Я, как врач, постоянно это констатирую в своей работе», – рассказывает глава ОО «Активная гражданская позиция» и переселенка Наталья Омельченко.

За время проведения АТО в Луганской области 21 ребенок потерял родителей (погибли во время Антитеррористической операции), 8 детей погибло – это только на подконтрольной территории, а 18 получили ранения – отмечают в Службе по делам детей Луганской ОГА. По статистике ведомства, почти 10 тысяч детей получили статус пострадавших в результате военных действий в Луганской области на сегодня. В Донецкой области, как передает Вільне радіо, со ссылкой на профильные областные департаменты, эта цифра достигает 8784 детей (по состоянию на конец марта 2019 года).

«Этот статус «пострадавших от военных действий» получили 10,5 тысяч, тогда как детей-переселенцев около 230 тысяч зарегистрировано. Теоретически все они могут получить это статус, потому что все они попадают на сегодня под категорию детей, испытавших психологическое насилие», – поясняет координатор горячей линии «Донбасс SOS» Виолетта Артемчук.

«На сегодняшний день у нас в обработке находится более 4 тысяч документов. В «Центрах социальных служб семьи, детей и молодежи», в «Службах по делам детей» сейчас действительно очень большое напряжение. Нам не хватает специалистов. Если один или два человека работают в районе – они не могут охватить всей той нагрузки, которая на них сегодня приходится», – добавляет Виолетта Артемчук.

КТО МОЖЕТ ПОЛУЧИТЬ СТАТУС?

Претендовать на статус может ребенок, которому на момент начала АТО не исполнилось 18 лет, подвергшийся физическому или психологическому насилию в результате военных действий и вооруженных конфликтов.

С подробным Порядком предоставления статуса можно ознакомиться на сайте Верховной Рады Украины:

«Важно отметить, что сегодня всем тем, кто имеет на ребенка справку о взятии на учет внутренне перемещенного лица (далее – справка ВПЛ или справка переселенца), при обращении в Службу по делам детей по месту жительства не нужно больше ничего предоставлять, кроме свидетельства о рождении ребенка, этой же справки переселенца и паспорта одного из родителей (законных представителей), а также заключения (висновка) оценки потребностей семьи в социальных услугах, за которым можно обратиться самостоятельно в Центр социальных служб для семьи, детей и молодежи по месту жительства. Кстати, не забудьте перечислить работнику центра соцслужб все потребности вашего ребенка и семьи, а также проследить, чтобы они были отмечены в заключении.

Кроме того, если ребенок не имеет справки переселенца (находится на неподконтрольной территории, постоянно проживает на подконтрольной Украине территории Донецкой или Луганской областей или по каким-то другим причинам не оформлял справку), но пострадал от военных действий в зоне АТО/ООС, то, согласно Порядку, вместо справки ВПЛ подаются другие документы, подтверждающие факт проживания / пребывания ребенка на данной территории – их перечень приведен в абзаце 6 пункта 6 Порядка.

Однако чиновники на местах до сих пор продолжают вставлять палки в колеса и требовать дополнительные документы. Помните – это противозаконно», – акцентирует Наталья Омельченко.

Если есть подобны факты – не бойтесь обращаться за помощью к волонтерам и в общественные организации. Такую помощь могут предоставить и в «Активной гражданской позиции», и в «Донбасс SOS»:

«Безусловно, есть дети, которые пострадали физически, кроме того, что психически. Ранение либо сексуальное насилие доказывается по-другому. Нужна медицинская документация с указанием фактов и диагнозов – четкий перечень документов есть в Порядке. Если речь идет о психологическом насилии – то никаких медицинских документов не нужно.

Родителям стоит обратить внимание на то, что заявление на получение статуса по месту проживания подается обязательно в двух экземплярах. Что бы вам ни говорили в Службе по делам детей и в других инстанциях, любое заявление подавайте в двух экземплярах. На втором вам должны поставить отметку, что заявление принято и поставить штамп о принятии и дату. Тогда нарушений будет значительно меньше», – подчеркивает Наталья Омельченко.

Еще одна проблема – детки, которые остаются на оккупированной территории. В силу обстоятельств им не могут оформить справку переселенца либо подать законный документ, подтверждающий их нахождение на неподконтрольной территории, а соответственно – получить и статус «пострадавших от военных действий». Хотя все дети по обе стороны линии разграничения, пережившие военные действия, заслуживают право на помощь как никто другой – убеждены волонтеры.

«К нам обращалась женщина, которая проживает на оккупированной территории, ее ребенку 10 лет. Когда начались активные военные действия, ребенку было 5 лет. И он под влиянием стресса и этой ситуации, стал заикаться. Она позвонила с просьбой, чтобы отдать ребенка в санаторий, подконтрольный Украине. Чтобы в этот санаторий попасть – очень желательно, чтобы у ребенка был статус. Вот этот ребенок – для меня классический пример пострадавшего в результате военных действий. Для того, чтобы ему получить доступ к реабилитации – пришлось многоходовую комбинацию сделать. Ему нельзя получить этот статус, не оформившись как переселенец, и это дает определенные сложности для доступа к реабилитации», – делится координатор горячей линии «Донбасс SOS» Виолетта Артемчук.

ЧТО ДАЁТ СТАТУС?

К сожалению, никаких льгот на настоящий момент этот статус не дает. Механизм их получения до сих пор не разработан. На рассмотрении в Верховной Раде находятся несколько законопроектов (№ 8254 и № 8546), предусматривающих определенные социальные гарантии для пострадавших детей, включая оздоровление, получение льгот на проезд, обеспечение местами в дошкольных заведениях и одноразовую компенсацию ущерба. Однако, все это – вопрос времени.

Неизвестно, как долго будет действовать справка переселенца, а статус «ребенка, пострадавшего от войны» дается пожизненно. Поскольку психологическое насилие, которое люди получили на войне – это травма на всю жизнь.

ЗАЧЕМ ПОЛУЧАТЬ СТАТУС?

Сейчас процедура получения статуса выглядит скорее как тестовый вариант, чтобы оценить сколько подастся людей – а потом планировать. Этот статус нужно оформлять, несмотря на то, что сегодня он ничем не подкреплен. В общественных организациях уверены, что в будущем это будет закреплено программами, а может быть и выплатами. Этот статус пожизненный, и если человеку исполняется 18 лет – у него этот статус не отбирается.

«Чем большему количеству детей будет предоставлен этот статус, тем быстрее будет видна статистика реального масштаба проблемы. Тогда более обоснованно можно будет требовать от государства того, что и так уже прописано в законе, а именно – особую защиту, поддержку и гарантии. Как минимум, должны быть реализованы права детей и их семей на достойное существование.

Согласно Конституции Украины, Гражданскому Кодексу, Закону Украины «О борьбе с терроризмом» – это право на возмещение ущерба не только материального, но и морального. Если действовать согласно давно принятым и существующим нормам законов – права будут реализованы. Не нужно даже принимать дополнительных нормативных актов, кроме специального Закона о возмещении ущерба. Нам не нужно подачек и пособий, просто нужно, чтобы были реализованы наши законные права – если у нас правовое государство и если наше государство заботиться о своих гражданах. А тем более о своем будущем – о детях», – убеждена Наталья Омельченко, глава ОО «Активная гражданская позиция».

Читайте также кто может получить компенсацию от государства-агрессора и как это сделать на странице в Facebook Всеукраинского общественного движения «Сила права»

Алеся не побоялась получить хоть малейшую надежду на поддержку государства для своего ребенка. Она боролась за статус почти полгода. Но и сейчас она верит, что все еще будет хорошо: «Мы не просто переселенцы, мы действительно пострадавшие от войны. И мой ребенок пережил войну. А это людям не докажешь. Ребенок должен быть защищен. Мы пострадали и до сих пор страдаем, а дети это чувствуют. На ней это тоже отражается. Она к себе стесняется приглашать кого-то, потому что она видит, в каких условиях мы живем. Я считаю, что должна быть хоть какая-то защита. Будем надеяться, что льготы все-таки примут».

РЕАБИЛИТАЦИЯ ДЕТОК, ПОСТРАДАВШИХ ОТ ВОЙНЫ

Не стоит забывать о том, что при получении статуса вы можете получить психологическую помощь для ребенка, если он в этом действительно нуждается.

Сегодня существуют различные техники при работе с детками, у которых наблюдаются негативные симптомы после пребывания в районе проведения боевых действий. Одна из них – когнитивно-поведенческая терапия. Продолжительность терапии зависит от того, насколько глубоко ребенок переживает травматические события и насколько сильной является поддержка близкого окружения. Шаг за шагом происходит углубление в травматические воспоминания, их переоценка. На завершающих этапах ребенок начинает понимать, что все, произошедшее с ним – это нормальная реакция психики на события, которые он пережил.

Директор Центра когнитивной психологии и психотерапии Надежда Когутяк советует начать с диагностики: замечаете ли вы какие-то изменения в поведении ребенка, не становится ли он более эмоциональным, хорошо ли спит по ночам? На такие факторы стоит обращать особое внимание. Если они есть – однозначно нужна психологическая помощь. Если нет, то важно быть внимательными и оказывать поддержку своему ребенку.

«Если родители не хотят обращаться к психологу, то им следует находить время на личное общение с ребенком, чтобы быть с ним хотя бы полчаса в день. Но это качественно другое время: это не о выполнении домашнего задания и не об уборке, а о том, чтобы быть рядом с ребенком, присоединяться к его занятиям – будь то игра или что-то другое. Важно, чтобы ребенок знал, что у него ежедневно будет это время для общения и налаживания отношений с родителями. Если будет взаимопонимание, то родители однозначно заметят какие-то изменения, происходящие с ребенком, и смогут быстрее на это отреагировать», – подчеркивает психотерапевт Надежда Когутяк.

Ребенок и без статусов и штампов чувствует, что он «другой» и что он пережил то, что не пережили другие дети. Статус – это лишь законодательное подтверждение этого. Поэтому не стоит нивелировать этот факт, чтобы не пришлось потом доказывать, что ваш ребенок пострадал от войны, когда это действительно понадобится.

Согласно некоторым научным исследованиям, ребенку, который пережил травматический опыт и смог выйти из него с правильными психологическими выводами, это дает большую жизнестойкость и стрессоустойчивость, а также стимул достигать больших успехов во взрослой жизни.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены