ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
3
6
9
7
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
3
6
9
7
Блоги
Противоречия, или Почему «русский мир» – не о мире
  17 сентября 2019 17:44
|
  1466

Противоречия, или Почему «русский мир» – не о мире

Противоречия, или Почему «русский мир» – не о мире

В этот день, 80 лет назад, выполняя свою часть пакта Молотова-Риббентропа, СССР вступил во Вторую мировую войну. Советские войска вошли в Польшу уже через две недели после гитлеровских. Еще через несколько дней, 22 сентября 1939 года в Бресте пройдет совместный парад Вермахта и РККА – парад победителей. Спустя 80 лет немцам будет стыдно за эту «победу», а россиянам – ни капельки. Хотя  с тех пор россияне не прекращают «побеждать».

Председатель попечительского совета Российского военно-исторического общества Сергей Иванов призвал не называть оккупацией присоединение к СССР Прибалтики и части Польши, поскольку жители этих территорий получили советское гражданство. Но тут Сергей Иванов немножко недоговаривает. Потому что в комплекте с советским гражданством жители оккупированных территорий получили «классовую борьбу с буржуазией» (в переводе на человеческий – это репрессии и грабеж: аресты, массовые конфискации земли, домов, квартир и любого имущества, казни, депортации и трудовая эксплуатация).

Становление советского режима там, где его дотоле не было, настолько потрясло те земли, что в 1941 году на антисоветской протестной волне повсеместно вспыхнул местный литовский, латышский, эстонский, украинский и белорусский национализм. Люди осознали важность сопротивления режиму, который тогда назывался советским. А сегодня мы его называем «русским миром». И, как мы знаем, он не имеет ничего общего с миром в значении отсутствия войны.

В соцсетях сегодня публикуют посты из серии «этот день в истории». Обычно под ними недружелюбно отписывают россияне что-то вроде: «Ах, вы лицемеры, вы свои западные области получили благодаря Советскому Союзу». И хотя история не любит сослагательного наклонения, мне было бы интересно узнать, что было бы, если бы не было войны. Ну по крайней мере, управляемой из Кремля. Мне кажется, хуже быть не могло. Но не будем увлекаться фантазиями. С учетом всех обстоятельств, на землях, где неудачно попытался укорениться советский режим, осталось слишком мало поводов ностальгировать по нему.

Вернемся к заявлению Сергея Иванова. Оно о том, как в России белое называют черным и наоборот. Внося тем самым еще большую неразбериху в процесс войны, подменяя понятия, и вот уже это совсем не оккупация, а «воссоединение и защита братских народов». Конечно же (и Сергей Иванов этого не стал отрицать), сопровождалось это массовыми репрессиями. И это самое ужасное из всех возможных воссоединений, которое можно придумать. Как человеческая многоножка, если смотрели. Но война закончилась, накуролесили все, а ответственность за свои преступления понесли не все.

Точно таким же образом Россия называет оккупацию Крыма «присоединением». Спустя пару лет после «присоединения» Путин в интервью для фильма «Крым. Путь на родину» признался, что «присоединение» Крыма было спланированной военной операцией под его руководством. Но риторика российской пропаганды не изменилась, и собственно, Путин мог бы хоть всю вообще правду-матку вывалить в том интервью, масштабы пропаганды таковы, что это не слишком важно.

Из забавных и в то же время леденящих душу противоречий можно привести еще один яркий пример. В МИД РФ 12 сентября заявили о риске начала ядерной войны. Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков подчеркнул, что «особенно заметно негативная динамика проявляется в последний год». Угадайте, в ком россияне видят корень зла и главную причину ядерной угрозы? Процитируем Рябкова: «В Вашингтоне продолжают заматывать решение вопроса о продлении [Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ)], искусственно создают неопределенность, несмотря на наши предложения продлить договор на пять или менее лет при условии приемлемого урегулирования проблемы переоборудования части стратегический носителей США под неядерные миссии. Нам дают понять, что не готовы к предметному разговору по этим сюжетам. По крайней мере, пока. Видимо, возникает соблазн поиграть на этой неопределенности».

Там еще много бла-бла-бла, но все заявления российского дипломата довольно водянисты. Суть их в том, что Запад – бяка, а Россия – молодец. В то же время претензии США, а также виденье ситуации в Евросоюзе и НАТО весьма конкретны: причина в развертывании Россией новой ракетной системы «Новатор 9М729», которая нарушает положения Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (ДРСМД). И пока Рябков наматывает сопли на кулак, люди в Архангельской области РФ усваивают полученную в прошлом месяце дозу радиации после двух взрывов под поселком Нёнокса, что возле Северодвинска. Там что-то испытывали на военном полигоне, и судя по нелепому вранью местных властей, это было что-то ядерное и смертоносное. Были бы более страшные последствия, российская власть так же делала бы морду кирпичом, потому что со времен Чернобыля она еще не эволюционировала. Пять человек погибли. А пострадавших с радиационным поражением госпитализировали в больницу, не предупредив медиков о необходимости мер по радиационной защите. В итоге медики тоже получили свою дозу.

Вот еще пример, как Россия выстраивает стратегию стабильности, предполагающую сохранение и укрепление режимов контроля над вооружениями: никак. Господин Рябков забыл рассказать, как через два дня после взрывов под Северодвинском с последующими скачками уровня радиации две станции мониторинга радиации, расположенные в Дубне и Кирове, перестали передавать данные. Россияне сразу заявили, что это проблемы с сетью и связью. Когда сотрудники Организации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) в ответ на это высказали опасения, что Россия пытается скрыть факт испытаний ядерного оружия, в России заявили, что они вообще не обязаны никому вне России передавать данные чего-либо. Хотя работа ДВЗЯИ заключается в международном мониторинге, и ранее РФ все передавала, куда надо. Кстати, сразу после станций в Кирове и Дубне, данные о радиационном загрязнении перестали передавать еще две радионуклидные станции в Билибино в Чукотском АО и в Залесово в Алтайском крае. Посему Сергей Рябков во время своего доклада просто отобрал ценное время журналистов и общественности. Мог пожалеть их и врать покороче. Тем более, что событию уже месяц, все уже успели многое разузнать и обсудить.

Такие вот истории. И похожих историй – как звезд на небе. И каждая маленькая звездочка копает ямку под опорами украинского суверенитета и личной свободы, о которой «русскомирные» жители не слыхали. Нестор Шуфрич во главе комитета по вопросам свободы слова, а также многие его единомышленники, проследят, чтобы мы услышали их все.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2024Все права защищены