ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
3
0
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
4
3
0
Голоса из-за
Кладоискатель и порномодель: как заработать на жизнь в «ЛНР»
  20 сентября 2019 13:24
|
  842

Кладоискатель и порномодель: как заработать на жизнь в «ЛНР»

Кладоискатель и порномодель: как заработать на жизнь в «ЛНР»

На оккупированной боевиками «ЛНР» части Луганской области найти работу, тем более с достойной оплатой, сегодня практически невозможно. Здесь выбор невелик: либо шагать воевать в ряды так называемой «народной милиции», либо же за копейки уныло батрачить на шахте или заводе, где зарплаты часто и густо задерживают. Но некоторые люди в оккупации в поисках себя и стабильного дохода выбирают иной путь и вынуждены добывать себе хлеб весьма неожиданными занятиями. «Черноморка» пообщалась с кладоискателем и веб-моделью из оккупированного Луганска, которые поведали о своих непростых и весьма небанальных способах заработка.

Кладоискатель Евгений: «Хочу найти клады Нестора Махно. Вдруг повезет?»

33-ти летний Евгений из Луганска (имя по просьбе изменено) сам по образованию историк, но поиском кладов увлекся не так давно. По словам парня, зарабатывать себе на жизнь преподаванием в школах или вузах сейчас очень сложно: зарплаты маленькие. Поэтому он решил искать удачу, добывая из недр планеты различные ценности и любопытные находки.

«В Луганске сейчас работу найти реально сложно. Раньше я преподавал историю в школе, по образованию я историк. Но когда началась война в Луганске, я ушел из этой сферы. Потому что понимал, что историю переписывают на живую, и что детям в школе придется много врать, а я так не могу. Какое-то время поработал грузчиком. Звали в «армию» – отказался. А потом поразмыслил: у нас ведь Луганщина – край очень богатый историей и всяческой стариной. Я купил себе достаточно простой металлоискатель, около $100 обошелся он мне. Изучил массу специализированных форумов и сайтов и пошел искать», – рассказывает луганчанин.

По его словам, первой находкой стало золотое кольцо, которое он нашел в парке в районе Острой могилы.

«Фартануло, как говорится, с первого раза. Нашел золотое кольцо, обычная обручалка. Сдал в ломбард, конечно. Еще тогда в первый раз нашел много гильз от патронов, как старых, так и свежих, тут же бои шли. Дальше нанес себе на карту ряд мест, где ранее находились или и сейчас стоят старинные дома и особняки, а также иные места, где в старину проходили массовые скопления людей. Конечно, это преимущественно старый центр Луганска и Каменный Брод, но не только. Еще места массовых военных сражений, та же Острая Могила. Старые дома, особенно чердаки и подвалы в них. Колодцы, печи и подоконники – там можно искать клады», – поведал кладоискатель.

Позднее Евгений купил себе более «продвинутый» металлоискатель и продолжил поиски уже по области.

«Металлоискатель, лопатка саперная, ножик – это мой основной инвентарь. Выезжаю сейчас и по области, в основном, недалеко от Луганска, конечно. Не так давно нашел небольшой горшок с золотыми царскими монетами на окраине Луганска. Копал на бывшем подворье одного старого дома, говорят, раньше здесь жил купец, сейчас там руины и мусорник. Это одна из крупнейших находок за последнее время. А так из интересного нахожу иногда украшения, награды, в том числе и немецкие, золото-серебро, монеты старинные. Куда деваю? Часть продаю через сайты типа OLХ. Часть сдаю в ломбарды, жить же надо за что-то. Часть оставляю себе – вдруг в будущем пригодится или в цене вырастет. Что-то дарю друзьям, по мелочи. Пару раз пытался отдать находки в музей, но там столько бюрократии и волокиты: что это, откуда, где взял… что я больше к ним не ходил. Если вижу, что потеря свежая, например, кто-то потерял кольцо и ищет, я сразу связываюсь и отдаю, чужого мне не надо», – рассказал историк-кладоискатель из Луганска.

Как отметил Евгений, зачастую земля таит находки опасные и даже смертельные.

«Очень нужно быть осторожным при поиске. Часто, особенно на окраинах Луганска можно найти растяжки и мины, в основном установленные в ходе текущей войны. Меня бог миловал, но по неопытности можно легко подорваться. Что касается оружия и боеприпасов, то несколько раз находил гранаты-лимонки, как свежие, так и со времен Второй мировой. Пистолетов несколько, в основном времен 1940-х годов. Обычно я боеприпасы (особенно годные) попросту перепрятываю в сложно доступные места. Взрывать их самому опасно, связываться с «полицией» либо «МЧС» желания нет, а продавать или хранить их тоже нельзя – это незаконно», – считает Евгений.

Как рассказал луганский кладоискатель, пару раз у него случались инциденты с военными.

«Когда-то иду по посадке, ищу не спеша, навстречу военные. Приняли меня сперва за минёра украинского, кинулись, с ног сбили. После разобрались, что к чему, стрельнули у меня сигарет и ушли», – поведал парень о неприятном инциденте.

По его словам, он ведет поиски кладов только в не запрещенных местах, не посягая на курганы, которые охраняются государством.

«Не путайте археологов, тем более черных, с кладоискателями. Я никогда не выхожу на коп на курганы, ни тем более на кладбища. Хотя я о курганах знаю многое, и да, там есть чем поживиться интересным. Но это незаконно, а в Луганске за такое могут наказать и по законам военного времени. Хотя слышал, что военные и сами мародерили курганы, но им-то закон не писан… Слышал, что есть у нас персонажи, которые не гнушаются и могилы вскрывать старые, могут и зубы золотые выдирать. Но это же мерзко, нужно оставаться людьми и не заниматься такими жуткими вещами», – отметил кладоискатель из Луганска.

Евгений поделился планами, а также рассказал, сколько денег ему приносит хобби, успевшее из способа заработка стать любимым занятием.

«В планах попробовать коп в районе панского дома в Александровске и на усадьбе в Селезневке, говорят там можно найти клад. Хотя, возможно, там уже все копано-перекопано, но есть шанс и удача, которая мне часто сопутствует. Вообще из глобальных планов в Старобельске поискать золото, припрятанное батькой Махно. Фантастика? Может быть. Но удача смелым улыбается. Сколько я в месяц имею доход с копа? Когда как, но в среднем тысяч 20 рублей (около 8000 гривен) есть. Для Луганска, откровенно говоря, это весьма неплохие деньги, но с учетом цен очень быстро тратятся», – говорит Евгений.

Он также рассказал о приметах и суевериях, бытующих среди луганских кладоискателей.

«Как ни парадоксально, дождливая и пасмурная погода сулит удачу для копателя. Еще считается хорошо иметь с собой в кармане какую-то вещь или монетку, которую недавно нашел, она тоже принесет успех. Лично у меня есть две любимых приметы: не мыть лопату и одевать на коп одежду, в которой нашел самый большой клад. А из суеверий, говорят, что нельзя надевать на себя чужие кольца или цепочки. Я не верю в это, хотя чужих украшений и не ношу. А вот насвистывать не люблю во время поиска, также громко не говорю и не пою», – отметил Евгений.

Вебкам-модель Ирина: «Страх, что маленький ребенок будет голоден, помог перебороть стыд и стеснение»

Луганчанка Ирина (имя по просьбе изменено) после окончания университета им. Даля по специальности бухгалтер долгое время не могла найти работу. Когда подруга этой весной предложила попробовать себя в роли вебкам-модели, то первой реакцией девушки были возмущение и шок.

«Я сразу не на шутку вспылила: да как это она мне вообще имеет наглость такое предлагать? Я же из порядочной семьи, воспитывалась по традициям старой, так сказать, морали. Думала, наверное, месяц. Но маленький ребенок на руках и отсутствие денег заставили меня действовать, и я согласилась. На тот момент муж ушел от меня, и я сидела дома на руках с полугодовалым сыном», – рассказывает луганчанка.

По ее словам, ночь перед первым днем новой работы была бессонной и полной слёз.

«Я очень переживала, что не справлюсь, что не смогу перебороть себя. Но страх, что мой ребенок останется голодным, был выше. Я придумала себе никнейм, зарегистрировалась (там надо обязательно паспорта копию высылать для регистрации, чтобы доказать совершеннолетие), навела в комнате порядок, включила свет, чтобы не так темно было. И пока сын спал, начала работать. В первую неделю не могла заставить себя обнажаться, просто беседовала в привате по видео с мужчинами. Извращенцев там, конечно, хватает, которые сходу начинают свои «прелести» в камеру тыкать. За минуту общения со мной там была фиксированная плата. Чем выше рейтинг, тем выше растет цена за минуту общения. Ну и соответственно, чем раскрепощенней и смелее модель, тем больше денег на счет капнет», – рассказывает Ирина.

Как отметила вебкам-модель из оккупированного Луганска, окончательно задушить собственные принципы и запреты заставила ничтожно малая сумма, заработанная девушкой за первую неделю.

«Там есть минимальная сумма для вывода, около $10. Так я за первую неделю не заработала даже и этого. Система построена следующим образом: клиент из общего чата меня приглашает в приват. Первая минута у него бесплатна, а если я его заинтересую, то покупает дальнейшее время. Так вот, в основном, все после первой минуты не «покупали» меня. Потому что хотели, чтобы я раздевалась, но я не могла. Или сама прерывала разговор и отключалась, когда собеседник начинал мне свои половые органы демонстрировать. То есть просто беседовать со мной за деньги «о котиках и птичках» никто, естественно не хотел. Пожаловалась подруге, а она мне: «Ну ты и дура, ты хотя бы лифчик снимай». Мне пришлось прислушаться к её совету», – откровенничает вебкам-модель из Луганска.

Как поведала девушка, первый топлесс-видеочат помог раскрепоститься и заработать хоть какие-то деньги.

«Волновалась и стеснялась, но потом привыкла. Для себя четко определила границу допустимого: могу обнажиться по пояс, но не более. Знаю, что у тех, кто готов делать на камеру всё, выполнять любые прихоти похотливых клиентов, и зарплаты в разы выше. Но… Первую зарплату, которая составила $100, потратила на питание малышу и одежду. Также купила себе красивое бельё и… переклеила обои. Старые в глаз бросались, теперь в кадре я выглядела более презентабельно. Также мне очень пригодился мой английский, так как клиентура в основном англоязычная», – делится девушка.

По её словам, специальная программа позволяет фильтровать клиентов, не допуская контакта модели с клиентами из определенных стран. Во избежание случайных неприятных встреч Ирина заблокировала такие страны, как Россию и Украину. Но нежеланной встречи с земляками все равно не удалось избежать.

«Однажды мальчик попался из Донецка. Уже несколько лет живет в Чикаго. Так вышло нелепо, начали общаться, я начала раздеваться, а за кадром малой захныкал, я ему «тише-тише». А парень мне: «Ты русская?». Я ему отвечаю: «С Донбасса, в Луганске живу». Так и разговорились. Он мне: «Да ладно, оденься, давай просто поговорим». Рассказал, что он уехал еще до войны в США, там врачом работает. Нормально так пообщались, мне денег накапало с той беседы неплохо. Сейчас тоже с ним общаемся, но не в эротическом чате, а просто по скайпу задружились», – рассказала Ирина.

По словам девушки, на данный момент общество явно не приемлет и открыто осуждает такой вид заработка. Не обрадовался такому виду деятельности и новый парень Ирины.

«Я никому не афиширую, конечно, чем занимаюсь. Знаю, в Луганске много девочек так зарабатывают, жить то надо. Говорят, где-то есть даже полноценная порно-студия. Но такое не для меня. Недавно я познакомилась с молодым человеком. На втором свидании честно предупредила о своем роде занятий. Он сначала был не в восторге, но после как-то смирился. Говорит, не хочу тебя делить со всякими извращенцами даже виртуально. И он же прав», – отметила девушка.

По ее словам, в будущем хотела бы сменить сферу занятий, как только найдется работа с достойной оплатой.

«Сейчас я зарабатываю около $500 в месяц. Некоторую часть суммы забирает сайт за свои услуги. Обналичиваю через вебмани, это удобно. У меня, сегодня так сказать, набитая клиентура, которая специально в определенное время приходит «на меня». Конечно, я не собираюсь зарабатывать этим вечно, хотя на данный момент меня почти все вроде бы устраивает. Но ребенок вырастет и спросит: «Мам, а ты чем занимаешься?». Да и вообще, это вынужденное занятие, конечно. Для того, чтобы достойно жить в Луганске и зарабатывать, сюда нужно для начала вернуть законную власть и войну закончить», – считает луганчанка.

И пока Донбасс находится в оккупации, молодым людям с каждым днем все сложнее и сложнее будет найти себе хотя бы какую-то работу, чтобы прокормиться. Разрушенные боевиками заводы, разворованные фабрики и предприятия, а также уничтоженная инфраструктура заставляют молодежь уезжать из оккупации. А некоторым приходится зарабатывать себе на жизнь и с помощью таких небанальных форм самозанятости, о которых речь шла в данной статье.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2020Все права защищены