ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
1
4
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
1
1
4
Голоса из-за
Как выживают «отжатые» боевиками заводы и шахты Донбасса?
  14 November 2019 14:34
|
  303

Как выживают «отжатые» боевиками заводы и шахты Донбасса?

Как выживают «отжатые» боевиками заводы и шахты Донбасса?

В январе 2017 группой активистов был положен старт торговой блокада Донбасса. В результате этого ряд крупных предприятий металлургии и химической промышленности, до этого работавших по украинскому законодательству и пополняющих украинский бюджет, вынуждены были временно приостановить свою работу. Оккупанты на Донбассе быстро воспользовались ситуацией и до конца 2017 года «национализировали» (читай – «отжали») самые лакомые заводы и фабрики, передав их под «внешнее управление» некой компании «Внешторгсервис» (ЗАО «ВТС»). Как сегодня работают крупнейшие заводы на оккупированном Донбассе, и что являет собой таинственный «Внешторгсервис», читайте в расследовании «Черноморки».

ВНЕШТОРГСЕРВИС, КУРЧЕНКО И ДРУГИЕ: КОМУ ПОДЧИНЯЮТСЯ «ОТЖАТЫЕ» ЗАВОДЫ И ШАХТЫ ДОНБАССА?

Промышленность оккупированного Донбасса сегодня не совсем уж и мертва. Над заводами и фабриками весело вьются цветные дымки, в Краснодоне и Ровеньках шахтеры всё так же спускаются в забой, а в Алчевске и Енакиево из-за деятельности меткомбинатов снег зимой такой же грязный. Однако верить в возрождение индустриальной промышленности на неподконтрольной территории Луганской и Донецкой области было бы преждевременно. Когда в 2017 году украинские владельцы потеряли свои промышленные активы на оккупированном Донбассе, то на большинстве крупных предприятий была введена «временная администрация» в лице управляющей компании «Внешторгсервис».

Что известно об этой компании?

ЗАО «Внешторгсервис» связывают с именем беглого украинского 34-летнего олигарха Сергея Курченко. Ранее его имя связывали с активами компаний «Газ Украина», медиахолдинга UMH Group, «Брокбизнесбанка» и футбольного клуба «Металлист» (Харьков).

По слухам, самого Курченко ранее «крышевал» сын генпрокурора Украины и нардепа от «Партии регионов» Артем Пшонка, который «корешевал» с Александром Януковичем, старшим сыном беглого экс-президента Виктора Януковича. Когда в 2014 году Янукович-старший трусливо бежал из страны, Курченко решил также «сделать ноги» в соседнюю Россию. Сегодня Курченко находится под международными санкциями и объявлен в розыск, его швейцарские активы арестованы.

Компания-прокладка «Внешторгсервис», по слухам, зарегистрирована в «дружественной» боевикам «Л/ДНР» непризнанной Южной Осетии. Под контроль «ВТС» сегодня входят более 12 предприятий металлургической и химической промышленности, а также шахты и предприятия горнопромышленного комплекса, которые отныне обезличены и именуются «филиалами», каждый из которых имеет соответствующую нумерацию.

Под контроль «Внешторгсервиса» перешли в частности: Донецкий металлургический завод (филиал №1); Енакиевский металлургический завод (филиал №2); Макеевский металлургический завод (филиал №3); Енакиевский коксохимпром (филиал №4); Харцызский трубный завод (филиал №5); Ясиноватский коксохимический завод (филиал №6); Макеевский коксохимзавод (филиал №7); Комсомольское рудоуправление (филиал №8). А также: предприятие «Эр Ликид»; «Алчевский Металлургический Комбинат»; «Алчевсккокс» (филиал №12); шахты объединений «Краснодонуголь», «Свердловантрацит», «Ровенькиантрацит»; «Стахановский вагоностроительный завод»; «Докучаевский флюсо-доломитный комбинат»; сталепроволочно-канатный завод «Силур» и трубный завод (Харцызск).

Большинство из перечисленных предприятий ранее находились под контролем компаний «Метинвест» (принадлежит олигарху Ринату Ахметову) и «Индустриальный союз Донбасса» (связан с именем Сергея Таруты и Олега Мкртчана, контрольным пакетом акций владеет российский «Внешэкономбанк»).

Стоит отметить, что Курченко «отжал» предприятия, которые до начала военных действий на Донбассе давали относительно неплохие экономические показатели и являлись основными бюджетообразующими предприятиями региона. То есть депрессивные и захиревшие заводы и фабрики, которые уже успели разграбить на металл боевики «Л/ДНР», младоолигарха Курченко совсем не интересовали.

ЗАО «Внешторгсервис» не афиширует своё руководство, и до сих пор не имеет вменяемого официального сайта. В 2018 году компания попала под санкции США.

По данным сепаратистских СМИ, директором «ВТС» назначен бывший губернатор Иркутской области, россиянин Владимир Пашков. Позднее Пашков занял должность «вице-премьера» «ДНР».

Удалось выяснить, откуда же заводы «ВТС» получают свое сырье. По данным источников, «Росрезерв» активизировал закупки российского железорудного сырья для металлургических предприятий, которые контролируются ЗАО «Внешторгсервис».

«Если в 2016 году Росрезерв закупил всего 100 тыс. т концентрата, то в 2017 – уже 600 тыс. т, а в 2018-м и вовсе 1,1 млн т. Закупки агломерированной руды в 2018-м составили 571 тыс. т (объемами в два предыдущих года можно пренебречь из-за незначительности). Всего в прошлом году закуплено около 5,2 млн т. железорудного сырья: 3,5 млн т окатышей, 1,1 млн т. железорудного концентрата, 0,6 млн т аглоруды», – говорится в сообщении источника.

Производимая «ВТС» продукция также отправляется в Россию. Точные объемы производства и экспорта в РФ неизвестны. В России донбасские металл и уголь перепродаются по российским документам и сертификатам качества, в том числе и на подконтрольную Украине часть Луганщины (ранее на угле сорта антрацит работала Луганская ТЭС в Счастье).

Кроме того, стало известно, что Курченко взял под контроль все нелегальные места угольной добычи на оккупированном Донбассе (так называемые «копанки»). Контролируя ж/д ветку между РФ и оккупированной территорией Донбасса, Курченко берет мзду в размере $5 за каждую тонну перевозимого угля.

ЗАРПЛАТА МИЗЕРНАЯ И С ЗАДЕРЖКАМИ, УСЛОВИЯ ТРУДА ОПАСНЫЕ: СОТРУДНИКИ «НАЦИОНАЛИЗИРОВАННЫХ» ЗАВОДОВ ДОНБАССА О СВОЕЙ РАБОТЕ

По имеющимся данным, ЗАО «ВТС» не является владельцем предприятий, над которыми производит «внешнее управление». То есть, типа, не «отжали», а взяли попользоваться на время под шумок. Кроме того, «Внешторгсервис» официально освобожден от уплаты налогов в бюджеты «ЛНР» и «ДНР». То есть ни копейки от деятельности заводов и фабрик на территории оккупированного Донбасса в оккупационный бюджет «республик» не поступает. По одной из версий, доходы «ВТС» отмываются через южноосетинский «Международный расчетный банк» (именно на его карты получают зарплату все сотрудники ЗАО «ВТС»). По такой схеме деньги поступают на оккупированный Донбасс в виде зарплат.

По словам бывшего «вице-премьера» «ДНР» Александра Тимофеева, сам Курченко якобы не имеет отношения к «Внешторгсервису».

«ЗАО «Внешторгсервис» в «ДНР» не зарегистрировано, у него здесь есть «дочка», которая полностью в нашем правовом поле. Эта «дочка» будет осуществлять все налоговые платежи, которые предусмотрены в «ДНР» и осуществлять поставку железорудного сырья металлургическим комбинатам», – сообщал так называемый экс-«министр».

Кроме того, ходят слухи, что владельцами «национализированных» предприятий на Донбассе остались все те же «Метинвест» Ахметова и «ИСД»: якобы эти предприятия продолжают получать прибыль со своих предприятий через ряд смутных схем. Однако достоверно подтвердить либо опровергнуть данную информацию достаточно сложно.

Зато достоверно известно о том, что рабочие заводов, подконтрольных «Внешторгсервису», отныне получают зарплаты крайне нерегулярно. Например, сотрудники «филиала №12» (Алчевский металлургический комбинат) получили долгожданные выплаты за сентябрь только в средине ноября. На юге оккупированной части Луганской области, где расположен ряд крупных шахт, ситуация с выплатами заработной платы еще более печальная.

«Нам задерживают по нескольку месяцев, бывает. Потом, конечно, платят, но кушать за что-то надо покупать уже сегодня! Дети голодные плачут, жена ругается, а я что могу сделать? До войны у нас такого не было! Платили день в день, плюс различные премии. А сейчас… Работаем-работаем, уголёк вывозится куда-то регулярно, а начальство говорит «денег нет», а себе новые «мерседесы» покупает», – рассказывает Михаил, сотрудник треста «Краснодонуголь» в оккупированном Сорокино Луганской области.

По его словам, кроме регулярных задержек зарплаты, оккупанты значительно снизили суммы выплат.

«Я до войны получал около 10-12 тысяч гривен, когда и больше. Сейчас получаю такую же сумму… но только в российских рублях. Грабят нас, как могут», – с грустью добавил шахтер.

Как отметил мужчина, кроме этого, новое руководство абсолютно не вкладывает денег в развитие предприятия и в обновление материальной базы. Что, в свою очередь, приводит к увеличению количества несчастных случаев на производстве. Но оккупанты стараются не афишировать такую грустную статистику.

«У нас этим летом в забое погиб мой товарищ, завалило… Так по официальным документам, он якобы умер от сердечного приступа! То есть, чтобы не иметь проблем, они покалеченное тело достали, вынесли на поверхность, а затем отдали родным, приказав строго молчать! Врачи – те всё понимают, но написали в документах, так, как сказал директор шахты и начальник по технике безопасности. Никто не хочет себе иметь проблем», – рассказывает источник.

Подобных случаев немало: многочисленные случаи травмирования из-за ненадлежащих условий работы и нарушения правил техники безопасности фиксируются на Енакиевском и Алчевском меткомбинатах, на шахтах Краснодона и Ровеньков и на ряде других предприятий, подконтрольных «Внешторгсервису».

Из-за неудовлетворительного состояния оборудования, на предприятиях Курченко регулярно происходят аварии. Например, в октябре на Енакиевском меткомбинате из-за нестабильного электроснабжения произошел масштабный пожар, который привел к значительной порче оборудования и практически парализовал на время работу предприятия.

ПЕРСПЕКТИВ НЕТ? ЧТО ЖДЕТ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ ОККУПИРОВАННОГО ДОНБАССА

О свободе слова и независимых профсоюзах на «отжатых» «ВТС» предприятиях также пришлось забыть. Сотрудников в принудительном порядке заставляют подписывать некие документы «о неразглашении коммерческой тайны», где, кроме прочего, есть пункт, запрещающий разглашать третьим лицам размер собственной заработной платы.

«Карманные» профсоюзы защищают интересы руководства и владельцев предприятий, бросая простым рабочим изредка жалкие подачки в виде небольших премий или путевок в «санатории», которые располагаются там же, на оккупированном Донбассе. Любые же попытки инакомыслия в виде попыток организации забастовок или страйков жестко пресекаются и караются органами «МГБ» (так называемое «Министерство государственной безопасности» – ред.).

Ряд таких случаев зафиксирован на юге оккупированной части Луганской области. В оккупированных Ровеньках шахтеры, возмущенные регулярной задержкой заработной платы, пытались объявить забастовку и выйти на главную площадь города, чтобы прилюдно заявить о катастрофической ситуации на предприятии. Но не получилось.

«Кто-то узнал о наших планах, да мы их особо и не скрывали. Ночью, накануне предполагаемого митинга в лучших традициях «совка», к нашему бригадиру пришли люди в штатском и забрали его к себе на «профилактическую беседу». Он оттуда утром пришел, белее мела, страшно было смотреть на него. Говорит, мужики, все отменяется, я жить хочу, у меня жена и дети малые. Естественно, мы уже ни никакой митинг не пошли», – рассказывает на условиях анонимности горняк из оккупированных Ровеньков.

По словам шахтера, еще несколько его коллег были впоследствии уволены.

«Начальник вызвал на ковер, и говорит: ну что, добузились? Радуйтесь, что легко отделались, пишите заявления об увольнении по собственному желанию. Могло быть и хуже», – добавил источник.

Какие перспективы у предприятий оккупированного Донбасса, которые национализированы и находятся под так называемым «внешним управлением»?

Пока заводы и шахты Донбасса находятся под управлением оккупантов, то можно спрогнозировать лишь мрачный вариант развития ситуации.

«Будут продолжать разворовывать, распиливать на металл заводы, вывозить в Россию ценное высокоточное оборудование. Будут платить сотрудникам жалкие копейки для поддержки штанов (сейчас средняя зарплата в металлургии на оккупированном Донбассе в 5 раз меньше, чем у их российских коллег). Россия полностью выжмет соки из умирающей донбасской промышленности и уйдет, рано или поздно. А Украине придется все это долго и дорого восстанавливать. А если восстанавливать не будет смысла, то Донбасс из края индустриального превратиться в аграрный», – считает Сергей, один из бывших работников коксохимзавода в оккупированной Макеевке Донецкой области.

В Украине уже длительное время ведутся разговоры о деоккупации и реинтеграции Донбасса. Одним из условий, наряду с возможным введением миротворцев и восстановлением контроля над государственной границей, является и возврат донбасских предприятий своим законным владельцам. Но возникает резонный вопрос: а будет ли что возвращать, когда оккупированный Донбасс опять вернется под крыло Украины?

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены