ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
8
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
8
Голоса из-за
Беженец из Донецка в России: Я очень люблю Украину, но мне страшно возвращаться
  11 June 2019 11:09
|
  1040

Беженец из Донецка в России: Я очень люблю Украину, но мне страшно возвращаться

Станиславу 26 лет. Достаточно взрослый возраст, чтоб многое понимать. Однако, судя по всему, еще недостаточно зрелый, чтоб во всем разобраться и не запутываться в той паутине изо лжи и полуправды, которые плетут пропагандисты «русского мира», философы-панслависты, официальные российские СМИ и паблики «Вконтакте». Всё это не мешает Стасу считать себя патриотом Украины. Он производит впечатление доброго, доверчивого, эмоционального и открытого человека, поэтому мы сразу переходим на «ты».

Стас, кто ты по образованию и кем видел себя в этой жизни до войны? Какие были планы? Ты ведь был совсем юным, когда она началась.

Учился в Донецком национальном университете на историка, два курса. Меня отчислили, причем, я считаю, совершенно несправедливо. Слишком много спорил с преподами, что они не так нам рассказывали. Я очень люблю Украину, но не все у нас было однозначно с официальной версией истории. Хотя и с советской тоже не все хорошо было. И, вообще, эти преподы не понимали, что у них не совсем тот патриотизм. Они не понимали, что для страны лучше, а ей совсем не нужны абсолютно одинаковые люди с абсолютно одинаковыми мыслями в голове. Так прогресса не будет.

А что, по-твоему, было бы лучше для Украины?

У меня было только два варианта: надо было либо войти в состав РФ всеми областями, либо самим напасть на Россию первыми.

Ты сейчас говоришь то, в чем нас обвиняла пропаганда Кремля. Будто Украина и правда готовилась напасть. Понимаешь?

Мы не готовились к войне, и в этом как раз и заключалась наша большая ошибка. Потому что рано или поздно, согласно логике истории, должны были напасть либо они, либо мы. Другого варианта просто нет в нашей ситуации.

Хорошо, мы ошибались, считая россиян дружественными и миролюбивыми. Но нам-то зачем было надо нападать? Поясни, пожалуйста.

Для того, чтоб все украинцы жили в одной стране. Ведь сколько этнических украинцев живет в Белгородской, Курской, Ростовской, Воронежской области, на Кубани. Они все должны быть с нами! Ну, или, как я уже сказал, мы должны были объединиться с РФ, чтоб опять-таки они могли с нами воссоединиться, со своей исторической родиной.

Тебе не кажется, что если бы эти этнические украинцы очень хотели бы жить в Украине, то они могли бы просто переехать к нам?

Они не все сознают себя украинцами, но это понимание могло бы прийти потом. Да и нет у них финансовой возможности такой – ездить куда-то. Многие люди в России живут очень бедно. Гораздо беднее, чем мы жили в Донецке. Еще один минус и упущение уже нашего государства – нет никаких программ, которые помогли бы таким людям вернуться на землю предков, то есть получить хоть временное жилье и помощь в трудоустройстве. А так украинцев могло бы быть больше, в том числе и тех, кто сейчас бы защищал страну.

Получается, что ты считаешь себя украинцем и хочешь, чтоб другие украинцы тоже пришли к осознанию себя таковыми?

Не совсем. Я – украинский патриот, но не чистокровный украинец. Еще во мне течет греческая, цыганская и еврейская кровь. Всеми этими национальностями я тоже очень горжусь. Те, кто смотрит на меня, обычно сразу считают евреем или цыганом. Это потому что я – смуглый, щуплый, чернявый, со специфическими чертами лица, волосы вьются.

Но от цыгана во мне, наверно, меньше всего. Никогда не общался с ними, языка и обычаев не знаю.

А как тогда насчет греков и евреев?

Пробовал посещать синагогу, думал не принять ли иудаизм. Но это не мое все-таки оказалось. Хотя и того, что я – частично еврей, конечно, тоже не стыжусь. Грек я в гораздо большей степени. Даже пробовал учиться на факультете греческой филологии в Мариуполе. После того, как в Донецке отчислили с истфака.

Почему же не окончил? Неправильно говорил о греках или политике Греции?

Там я учился по контракту, деньги на учебу давали двоюродный дедушка и папа. Потом у папы начались проблемы на работе, пришлось перейти на другую, платить стали меньше, денег стало не хватать. Короче, пришлось мне вернуться домой. Стал работать на заправке.

Я – не ленивый, честно. Только почему-то совсем ничего не умею делать. На историка не доучился… Вот и прямая дорога – или грузчиком, или на стройку, или на заправку. Для грузчика и стройки я слишком щуплый и слабый.

Сейчас кем ты работаешь и где живешь?

В Подмосковье. Работаю курьером в Москве. В 2017-м году получал по 30-40 тысяч рублей, а сейчас – 20-25 тысяч. Если отминусовать аренду, то на руках остается 5-10 тысяч только. Такая работа, что сам по себе жил бы впроголодь. Мама моя – совершенно пророссийская, но из-за финансовой стороны вопроса не могу с ней поссориться или куда-то деться. Живем вместе. Она уехала еще тогда, когда весной 2014-го все только начиналось в Донецке. Ей стало страшно. Папа довольно скоро нашел себе другую женщину, может, и раньше была у него, но только скрывал. Я уехал, потому что стало очень опасно жить в Петровском районе из-за обстрелов, а куда еще деться – не знал.

Питаемся вдвоем, я даю в кассу меньше, а ем больше. Питаемся мы скромно, наверное, мяса мало едим, упор на борщ, крупы. Но сытно получается. В последний раз считали, сколько уходит на еду с мамой ещё в 2018-м, тогда где-то 6-7 тыс. уходило, сейчас, наверно, 9-10, подорожало многое сильно за год.

Почему же ты не попробовал выехать на подконтрольную территорию? Наверно, на заправке или автомойке место тебе нашлось бы. Или попробовал бы стать баристой – сейчас много молодежи до 30-ти зарабатывает себе так на жизнь или учебу.

Боюсь ехать и в Мариуполь, и в Киев. Знаю многих проукраинских друзей, кто туда уехал. Моя двоюродная сестра сейчас живет во Львове. Но она даже в Донецке любила называть себя «Надійка», то есть по-украински. Но мне кажется, что кто-то, знавший меня по истфаку, мог добавить меня в какую-нибудь базу пророссийских или коллаборантов.

Ты поддерживаешь «ДНР»?

Нет. Много раз в соцсетях в том числе и «республику» критиковал. Всем знакомым россиянам говорю, что пусть не думают, будто осчастливили дончан. Уровень жизни в Донецке сейчас очень низкий. Гораздо хуже, чем в России или Украине. Они должны это знать. Ну, что принесли нам только горе и кучу проблем. В основном, правда, стараюсь убеждать людей в соцсетях – так безопаснее.

Мне была из российских ближе идея большого государства на Юго-Востоке Украины. Но не для русских как таковых, а для людей разных национальностей – греков, болгар, татар. Но и чтоб украинцев там тоже не ущемляли. А все эти «республики» – фигня, они даже желающим не напишут в паспорт их национальность или национальности. Наверно, чтоб всех скопом потом обозвать «русские» или «народ Донбасса», безликий такой.

А как к тебе вообще относятся в России?

Меня просто не считают «белым человеком». Принимают за «чурку» или цыгана, славянином никто не считает. Предубеждение возникает гораздо раньше, чем кто-то успеет заглянуть в мой паспорт гражданина Украины с донецкой пропиской.

Девушки со мной вообще знакомиться не хотят – много раз пытался. При том, что многие местные парни есть гораздо хуже меня и по внешности, и по манерам, и по степени начитанности или отношения к ним. Просто они типа «славяне», а я – непонятный, стрёмный тип. Одна когда-то в автобусе вообще пригрозила, что позовет полицию, если я продолжу с ней разговаривать.

Как к тебе относились ровесницы в Донецке?

Нормально. Все же привыкли, что у нас – многонациональный регион. У меня были отношения с девушкой из Селидова. Мы познакомились, когда она приехала в Донецк в гости к тёте.

Почему же ты не попробовал в 2014-м поехать к ней в Селидово? Оно на подконтрольной территории, вроде все спокойно.

Сложно пояснить человеку, который его не видел, что такое Селидово. Это глухое захолустье, где нет ни работы, ни перспектив. Никаких. Она сама жила с мамой и братой, работающими на рынке. Полностью финансово зависела от них. Перед войной хотела вырваться жить в Донецке, учиться. Ей он казался чем-то вроде Голливуда или Нью-Йорка. Образования у нее только школа, ничего не закончила.

А еще кто-то из друзей у тебя есть на подконтрольной территории?

Друг Антон живет в Мариуполе. Учится в Азовском морском институте Одесской национальной морской академии на штурмана дальнего плавания (АМИ ОНМА). У него, в отличие от меня, все в порядке – живет дома, получает перспективную профессию, подрабатывает.

Какие у него политические взгляды?

Антон считает, что Мариуполю лучше оставаться в Украине. Он – не патриот, а просто практичный человек, не будет делать ничего опасного или компрометирующего. После 9-го мая 2014-го некоторое время сочувствовал «ДНР», но так – про себя, в кругу друзей. Говорит, что видел своими глазами, как «Азов» убивал наших донецких милиционеров в горящем здании. Неправильно все-таки, что никто не считает нужным внимательно следить за деятельностью подобных формирований и кто в них состоит.

Стас, а тебе не приходит в голову, что не все является именно таким, как мы видим это с какой-то только одной стороны?

То есть?

Иногда мы видим то, что хочет нам показать кто-то. Как искусный режиссер или фокусник. Мы смотрим на это что-то и видим только фокус, упуская из внимания руки фокусника и плохо видимые ниточки, за которые он дергает. Понял намек?

Ты занимаешься сейчас официальной украинской пропагандой? Что в «Азове» все абсолютно безупречные? Я же не говорю, что я – против Украины, но и не собираюсь закрывать глаза на ее недостатки.

Нет, просто хочу, чтоб ты знал правду. Моя приятельница работает в пресс-службе Нацполиции Донецкой области. В здании горуправления милиции находились в том числе ее коллеги. Большинство людей остались живы и считают, что именно «Азов» спас им жизнь.

Но ведь они же стреляли в их сторону! Здание было охвачено пламенем! Егор был близко и сказал, что там все непременно должны были погибнуть. Что невозможно выйти живым из такого пекла. Может, в Мариуполе не знали тогда еще в лицо всех донецких милиционеров. Живых просто напугали и приказали себя выдать за тех, кто погиб в огне или от пуль «Азова».

Просто поверь мне. Твой Егор видел все с одной стороны и так, как было выгодно организаторам всего этого. «Азов» стрелял в ту сторону, да. Но не в милиционеров, а в тех, кто стрелял по ним.

Хорошо, я подумаю над этим.

У тебя есть какое-то заветное желание?

Мне бы хотелось жить в Украине, чтоб Донецк в нее вернулся. Хотел бы питаться нашей украинской едой, встречаться с нашими девушками. Получить украинское образование. Мне жаль, что я встревал в глупые споры, когда учился на истфаке. Я действительно люблю Украину и точно не сделаю ничего плохого, но пока что боюсь возвращаться.

Фото: TRΛVELER on Unsplash

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены