ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
5
3
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
5
3
Голоса из-за
Бездомный из «ЛНР»: Работа на оккупантов могла бы спасти от голода, но я отказался
  08 October 2019 12:30
|
  136

Бездомный из «ЛНР»: Работа на оккупантов могла бы спасти от голода, но я отказался

Жизнь на оккупированных российскими боевиками территориях Донбасса, где жители шестой год страдают от гнета террористов, медом назвать нельзя. Особенно тяжело и непросто бороться за место под солнцем людям с наименьшей степенью социальной защиты – бездомным. В наше время таких людей называют укоренившимся в лексиконе словом «бомж» и при встрече, как правило, игнорируют, брезгливо морща нос или стыдливо отводя взгляд. «Черноморка» пообщалась с бездомным Игорем, который выживает на улицах оккупированной Кадиевки (до декоммунизации – Стаханов), что на Луганщине и узнала о тяготах и тревогах жителя социального дна.

В нашем городе понабирали в «армию» пьянь и рвань, всех местных алкашей и наркоманов

Игорь – мужчина 55 лет, хотя на вид ему можно дать лет на десять больше из-за седой окладистой спутанной бороды и землистого цвета лица. В прошлой жизни (так говорит он сам), Игорь был профессиональным сварщиком, имел семью и в будущее смотрел с уверенностью. Но в его жизнь пришли семейные неурядицы, а за ними снежным комом много алкоголя, война и одиночество…

Игорь, расскажите о себе, как и почему вы оказались на улице?

Я сам коренной стахановчанин, всю жизнь обитаю тут. Окончил ПТУ на сварщика, отслужил, все время в Стаханове и работал. Последние годы перед войной – на вагоностроительном заводе. Платили нормально, была квартира своя, семья. Первая жена умерла от рака двадцать лет назад. Но этот удар я выдержал. Женился повторно, Бог дал двоих детей, сыновей. Но с супругой отношения были напряженные… Ссорились часто, а я ревнивый очень. Всегда казалось, что у нее кто-то есть. Бывало, колотил, конечно, её. Потом начал к бутылке прикладываться, жена не выдержала, на развод подала. Я особо и не сопротивлялся, оставил ей квартиру, сам жил на съемных или у друзей. В 2014 году началась война, я потерял работу, снимать жильё было не за что. Завод мой закрыли. Пошел к бывшей супруге, оказалось, что она успела продать квартиру и с детьми переехала в Россию к родственникам. Так и оказался я на улице не у дел.

Вы говорите, что из-за войны работу потеряли. Неужели в городе на тот момент не было иных способов заработать деньги?

Хотите сказать, мол, чего опустил руки и не искал ничего другого? В 2014-м в городе стреляли, какая тут работа, если каждый день то тут, то там снаряды падали? Люди уезжали, заводы и фабрики превратились в военные базы. На вагоностроительном тоже «ополченцы» стояли и «казаки», там у них ремонтная база была. Я сварщик хороший, меня звали туда. Но я не хочу чинить их танки, я вообще против войны. Эта работа могла бы спасти меня от голода, но я не пошел туда. Звали и в «казачий полк» еще при Дрёмове (Павел «Локатор» Дрёмов, погибший предводитель местных террористов – авт.), пока он жив был. Тогда много туда нашего народа пошло в «казаки». Но я и тогда отказался. Убивать братьев-украинцев? Так я и сам украинец по национальности.

Одним словом, война это не моё. А «казаков» этих мерзких я ненавижу люто. И вообще, почему они решили, что Стаханов – это «казачий» город и чувствуют тут себя хозяевами? Сроду тут такого не было.

Вы говорите, что ненавидите так называемых «казаков». Почему?

А за что их любить? В нашем городе понабирали в «армию» пьянь и рвань, всех местных алкашей и наркоманов, судимых и туберкулёзников, дали в руки автомат им, и что? Помните пример про обезьяну с гранатой? Как раз тот случай. Летом в четырнадцатом году я уже жил на улице, то в парке спал, то по остановкам, благо, тепло было. Так эти «казаки» меня задержали якобы за нарушение комендантского часа и отправили к себе в «комендатуру». Ну, ясное дело, я тогда пьяный был, а как иначе в то время? Я пытался огрызаться, так крепко получил прикладом по рёбрам, они мне два зуба выбили, когда пинали. В общем, сказали: или принеси нам 10 тысяч гривен (тогда у нас еще гривны ходили), или будешь у нас как бы в рабстве. А откуда у меня деньги? И я весь август и почти весь сентябрь был у них, типа на подхвате, как чернорабочий. Полы мыл, разгружал машины, мел двор, готовил еду. Это днем, а ночевал в той же комендатуре в камере. Но однажды меня повезли в Ирмино (пригород Кадиевки – авт.), и там «казаки» минировали поля в сторону Первомайска, боясь наступления украинской армии. Я там тоже должен был помогать, носить ящики с минами этими, но мне чудом тогда удалось сбежать.

Выживал в чужом доме, питался гусями, курами и консервацией

Что было дальше? Как провели первую военную зиму, как выживали?

Тогда многие люди уезжали… Домов брошенных было много очень. Я поселился в одном из домов в поселке Максимовка, это тут рядом. Там хозяева, видимо, в спешке уезжали, бросили всё, вплоть до кур-гусей. Ну, я и жил там до весны, хозяйство вел, так сказать. Печь топил, газа не было. Кушал из подвалов хозяйских консервацию, металл сдавал, покупал хлеб и овощи. Мясо тоже свободно ел: была ж птица. Ну да, нехорошо, скажете, было чужих птиц поедать. Нехорошо. Но они все равно подохли бы, кто ж их кормил бы? А так я их зерном кормил, не обижал. Зимой почти всех я их поел. Это, несмотря на боевые действия, была самая, наверное, спокойная зима в моей жизни. Хотя было страшно: в хату через несколько домов от меня попал снаряд, не знаю чей. Дом сгорел полностью, благо, хозяев тогда дома не было. Соседи видели, что я тут хозяйничаю, но ничего не говорили. А весной вернулись хозяева дома, проверить жилье и имущество, а тут я. Ну, я спокойно им рассказал, что да как. С одной стороны, поел их птицу, и консервацию, с другой стороны за домом вроде как присмотрел. Вещи их я не трогал, разве что телевизор смотрел, когда свет был. В общем, мирно разошлись, но они меня попросили на выход. Это уже весной 2015-го.

Как дальше выживали? Работу искали или перебивались, чем придется? Где брали еду? Где ночевали?

Когда потеплело, стало легче. По холодам в теплотрассе жил, там хотя бы не замерзнешь. А после кочевал по заброшенным разным зданиям Стаханова, тут много таких. С войной город реально почти опустел. Тогда от центра занятости набирали разнорабочих, я хотел устроиться туда, там платили, не помню сколько, минималку плюс хлеб давали, крупы. Но я на тот момент паспорт потерял где-то, а без паспорта не брали. Но после как-то пошли мне на уступки, оформили меня на имя другого человека. То есть по документам работал другой, а по факту я. Там знали, что я бездомный, но лишь разводили руками, посылая в собес, мол, это их парафия. Кормился тогда в социальных столовых. В то время как было: можно было прийти, бесплатно покушать, суп там, кашки немного, чай. Давали любому желающему, без документов, без ничего. Потом сделали по талонам, а вскоре и вовсе отменили. А тогда с голоду не умирал, но и не жировал.

А вы обращались в собес? У них должны же быть предусмотрены какие-то программы социальной реинтеграции бездомных?

О чем ты говоришь? Не смеши меня! Какие программы интеграции? Им бы свое брюхо набить, кому нужное чужое горе? Да, я ходил туда, пообещали восстановить мне паспорт, но так дальше обещаний дело не пошло. Да, еще пару раз дали помощь в виде 1500 рублей, тоже на чужие документы оформляли, своих у меня пока нет.

То есть в вашем городе нет ни ночлежки, ни каких специальных мест, где можно было бы переночевать таким людям, как вы?

Нет. До войны и в начале были какие-то типа ночлежки от одной из протестантских церквей. Но сейчас, я слышал, все религии, кроме православной традиционной церкви, у нас неофициально запрещены. Многие протестанты вынуждены были уехать, потому что местные спецслужбы обвиняли их в сотрудничестве с Америкой и шпионаже в пользу США. Тут вообще такой мрак в этом смысле творится.

С началом войны люди стали злее, жестче, равнодушнее

Где вы ночуете сейчас?

В последнее время жил в здании бывшей милиции в центре города. Но там жутко грязно, там еще живет парочка, скажем так, крайне неблагополучная. Они устроили там пожар, жгли костер, грелись. Там половина этажа выгорела, гарь и копоть жуткие. С тех пор в бывшую милицию стала приходить настоящая «полиция» и гонять нас. Поэтому пришлось оттуда уйти. Потом ночевал в девятиэтажке заброшенной. Там тихо и спокойно, но бетон – штука холодная даже летом. Простудил себе почки немного.

Вот вы говорите, «полиция» гоняет, какие у вас вообще отношения с местными «правоохранителями»?

Никакие… А что им с меня? Забирать за нарушения комендантского часа? Так я его регулярно нарушаю, он на меня можно сказать, вообще не действует. Я же человек свободный, какие против меня законы? Ну, могут посадить в каталажку, так я и не против, лишь бы ночлег был. Штрафы мне выписывать смысла тоже нет, потому что денег у меня, как правило, тоже нет. Так и живем: «полиция» старается делать вид, будто бы меня нет, а я стараюсь лишний раз не привлекать к себе внимание и не нарушать общественный порядок.

Если вы, например, заболели… В больницу вас могут положить?

Прошлой зимой я так отлежался в терапии месяц. Лег с воспалением, но самые жесткие морозы как раз перекантовался на больничке. Спасибо медсестричкам, попались человечные, и подкармливали, и с одеждой разной помогали. Да и я им повода стыдиться меня не подавал: следил за собой, своей гигиеной, вел себя хорошо. Кстати, больница – реальный способ для бродяг более-менее мягко и без особых потерь зиму холодную пережить. Многие так специально и делают, с реальными или мнимыми болезнями поступают. Но чаще всего с реальными обморожениями, одному моему знакомому так стопу отрезали. Врачи разные бывают, но в основном, если ты по линии «скорой» поступаешь, то есть тебя с улицы забирают, то пару недель тебе дают там отлежаться. Иногда больше – в зависимости от болезни и твоих отношений с персоналом. Если ты там не бедокуришь, не нарушаешь режим, то можно мирно перезимовать месяц. Но, как правило, выписывают быстрее.

Как изменилась жизнь вашего родного Стаханова с момента начала войны? Что вообще думаете обо всем этом военном конфликте?

Город стал грязнее, и запущеннее. Если и до войны тут жизнь была не мёд, то теперь и вовсе невыносимо порой. Люди стали злее. Жёстче, что ли, равнодушнее. Оно и понятно, война еще никого добрее не сделала. Много стало нищих на улицах, бездомных. Люди теряют работу, люди теряют надежду. Если при Украине были у любого человека какие-то перспективы, то сегодня многие просыпаются с единственной мыслью: как бы прожить этот божий день, а дальше будь что будет. Далеко идущих планов здесь никто не строит.

А война – это глупое дело. Я уже говорил, что это братоубийственный конфликт, очень жестокий. Политики сталкивают нас лбами, а мы страдаем. Конечно, Россия играет ключевую роль здесь, и пока правит там Путин, вряд ли здесь что-то изменится.

Обидно самое главное знаете что? Доверчивость и глупость людей. Вот они ходили на этот «референдум», ждали Россию, и где она, Россия эта? К нам они только оружие везут и снаряды, помощи реальной от России никакой. Хочу, чтобы здравый смысл все-таки победил. Любая война рано или поздно кончается. Кончится и эта. Эта «ЛНР» – временное явление, это сразу видно было. Хочется верить, что сюда вернется законная власть, украинская.

Вы только что сказали, что в «ЛНР» долгоидущих планов люди, как правило, не строят… Но всё же: какие у вас планы на будущее? Что делать планируете, что менять? Или вас всё устраивает в вашей ситуации?

Конечно, не устраивает. Но я и не сижу сложа руки. Недавно подал документы на восстановление паспорта. Понятно, что мне пока сделают «местный», «ЛНР»-овский. Ну, пусть хотя бы пока такой. Там буду работу подыскивать, хоть какую-то постоянную.

Жилье потом буду снимать. Скажу по секрету, сейчас общаюсь с одной женщиной, этим летом помогал ей по хозяйству, огород копал, сарай чинил, начали общаться, подружились. Поэтому, если сойдемся, может, у нее поселюсь. Но вообще не люблю на шее сидеть у кого-то. Надо искать работу, с алкоголем я вроде бы завязал сейчас. Видимо, многое из того, что со мной происходило в последние годы – это кара за мое поведение. Но все справедливо, я не жалуюсь. Каждый день я начинаю с молитвы, прошу Господа о том, чтобы скорее кончилась война, и чтобы помириться с детьми, которых я с начала войны так ни разу и не видел.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

Иллюстративное фото: Donald Teel | Unsplash

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены