• 15:30
  • 11 Апреля 2019
  • , 161

Злые рефлексии СММщика

20190411_смм

Давайте поговорим. Когда читаешь многих, и это часть работы, времени для дискуссии не так уж и много. В конце концов, дискуссия не входит в мои обязанности. Но после прочтения комментов мне порой становится грустно. То ли это такой общественный срез, то ли самые активные люди просто не вписываются в мое мировоззрение. Надеюсь на второе.

Я вдохновился не предвыборной кампанией в этот раз. А комментами на «Черноморке». Читаю их все. Помимо естественного человеческого желания эмоционально разрядиться, оставив после себя пару кучек вербального продукта под постом, я встречаю поистине неизлечимые случаи:

● Эмпатия без эмпатии
● Ложь под соусом правды
● Толерирование травматизации детства и старости
● Вера в заговоры

И все эти явления объединяет одно главное, методично распространяемое мнение: «мы рождены жить в совке, на другое не способны, не стоит пытаться, оставьте эти попытки, это смешно». По порядку:

ЭМПАТИЯ БЕЗ ЭМПАТИИ

Эмпатия (сочувствие) – это осознанное сопереживание текущему эмоциональному состоянию другого человека без потери ощущения внешнего происхождения этого переживания. Это умение поставить себя на место другого человека и понять его.

Развитая способность к эмпатии является важным профессиональным качеством для тех, чья работа непосредственно связана с людьми (чиновники, различные руководители, продавцы, педагоги, психотерапевты, психологи и многие другие). Кроме того, способность к эмпатии поможет любому родителю в воспитании ребенка. Эмпатия делает нас более человечными.

Ученые ставили различные опыты, чтобы изучить способность к состраданию у мышей. В ходе этих экспериментов выяснилось, что более общительные виды склонны к сопереживанию, а способность сопереживать передается наследственно. С точки зрения теории эволюции в этом также есть смысл, ведь естественный отбор пройдут только самые конкурентоспособные. А на конкурентоспособность положительно влияет возможность почувствовать и понять менее удачливого конкурента.

Когда люди злорадствуют по поводу судьбы своих же сограждан на оккупированных территориях, точнее по поводу плохих новостей из оккупации, я думаю об опытах Гарета Лахвиса:

«Раздается 30-секундный гудок. В этот момент по лапам лабораторных мышей бьет электрический ток. Бьет в течение всего двух секунд и не очень сильно — 0,5 миллиампера, – но ощутимо. И так несколько раз. У мышей развивается условный рефлекс: они начинают бояться гудка. Услышав его, мыши замирают на месте, а вшитые датчики показывают, что даже сердца у них бьются медленнее. За мучениями своих сородичей из соседней клетки наблюдают мыши двух разновидностей: белые и темно-серые. Они слышат сигнал и писк, но их самих током не бьет. Потом окажется, что серым этого достаточно, чтобы у них тоже выработался условный рефлекс. Белым – нет. Мыши этих двух разновидностей различаются не только окрасом. Известно, что серые общительнее белых. Эта особенность, как и цвет шерстки, передается по наследству».

У людей способность к эмпатии можно развить, повысив при этом уровень эмоционального интеллекта. Эмпатия делает нас гуманнее, то есть человечнее. Чем более злы и жестоки наши сообщения, адресованные всем сразу и в то же время в никуда, тем более мы походим на обезьян (в переносном смысле). После составления сообщения, мне хватает момента, чтобы подумать, стоит ли мой эмоциональный прорыв чьего-то внимания, прежде чем я нажму кнопку «отправить». Лишний раз подумать и перепроверить себя никогда не лишне. Иногда лучше молчать, чем говорить. Особенно в том клиническом случае, когда это эмпатия без эмпатии, и звучит она так: «Я, конечно, сочувствую, детей жалко, старость не радость, НО…». Всю эту часть умозаключения можно спокойно удалить без ущерба для смысла.

ЛОЖЬ ПОД СОУСОМ ПРАВДЫ

Ложь при этом – как вишенка на торте из правды. Довольно обыденная медиаманипуляция, которая уже давно вышла за рамки медиа. Это то, чем пользуются блоггеры, реклама и даже комментаторы с ботами.

Есть существенное отличие между ботом и комментатором в этом случае. Обычно боты заточены на публикацию одной сентенции за раз с заменой отдельных слов на синонимические. Периодически под постами «Черноморки» появляется по несколько комментариев с необычной пунктуацией (двойные пробелы, отсутствие точек в конце предложения) от Глафир, Ефросиний, Аглай, Алевтин, Евдокий с русскими фамилиями, «вещающих» что-то типа «В решении вопроса освобождения пленных моряков страна может рассчитывать только на украинского медведя (Виктора Медведчука – ред.)». Чьи ботофермы, за того и ратуют.

Притом Медведчук в преддверии второго тура президентских выборов, когда вся страна в смятении и неизвестности, опять заговорил о «плане» для «ДНР» и «ЛНР», одобренным якобы и в Донецке, и в Луганске, и, конечно же, в Москве – о плане вхождения неподконтрольных территорий в состав Украины на правах автономии.

Помнится, в 2014 году, когда Украина тоже находилась в точке бифуркации с беглым президентом и повзрослевшим народом, Кремль тоже начал действовать, так как на горизонте замаячила перспектива отжать кусочек Украины… Тогда это делали зеленые человечки, сейчас это доверили пророссийским телеканалам и ботам в Украине.

Что касается активных комментаторов, они живут своим делом. Отвечают всем и всегда. Комментируют все и всегда. Пишут одно и то же, но с более творческим подходом, чем боты. Но распространяют мысли, итогом которых является все то же рабское мышление. И тут я представляю себя на их месте (это эмпатия, детка): просыпаюсь я утром, чищу зубы, умываюсь, готовлю себе завтрак, сажусь за компьютер или беру в руки телефон, чтобы зайти на страницу неуважаемого мной издания и начать переписку, которая будет длиться весь день, под каждым из постов издания, которое я не уважаю, с каждым собеседником, которого я не уважаю. Либо мне за мой труд хорошо платят. Либо я плохо выполняю свою работу, потому что погрузиться ни в один процесс дольше чем на 15 минут с такой активностью в социальных сетях не получится, либо это и есть моя работа. Либо у меня временно нет работы, но я даже не чешусь, чтобы найти ее и заработать денег на жизнь. И скоро придется собирать бутылки, чтобы заплатить за интернет. Окей, может я мажор. Мажор, проводящий все время за комментированием ресурса, который вызывает у меня ментальное отторжение…

Если я (настоящий я) буду в рабочее время только читать что-либо в соцсетях, меня это так затянет, что я могу потерять счет времени, не говоря уже о спорах на тему политики или истории. Соцсети жрут наше время, именно поэтому аномальная активность некоторых особо яростных комментаторов должна как минимум насторожить.

ТОЛЕРИРОВАНИЕ ТРАВМАТИЗАЦИИ ДЕТСТВА И СТАРОСТИ

Это мрак. Самая темная сторона общества. Когда в ответ на сообщения о травматизации кого-либо, мы получаем коммент типа: «И что тут такого?! А вот мы в детстве… / А вот я в 2014 году… / А сын Порошенко… / А что ж они тогда такое делали… / А в Украине что, не так? / А ничего, что они прекрасно себя чувствуют?». Частично это про отсутствие эмпатии, а частично про извращенное понятие нормы. Детство не должно строиться по военному уставу. Война – это не День Победы. Война – это большое горе. Это трагедия. Это бездна страданий. И наряжать детей в военную форму – все равно, что играть с ними в пытки средневековой инквизиции. Возможно, смешно, но если только не задумываться о смыслах. Потому привлечение детей к военным парадам, военным мероприятиям, околовоенным и военно-политическим организациям по типу «Юнармии» в России или «Молодой гвардии – Юнармии» в «ДНР» – это долбанное моральное преступление. И этому нет оправдания. Ничем это нельзя оправдать. В Украине нет отрядов юных порошенковцев. Хотя бы потому, что в действующей демократии это нереально и никому не нужно. Сегодня Порошенко есть – а завтра, вероятно, нет. Другое дело – в авторитарных режимах, где власть захватывает один человек и на протяжении 20, например, лет не собирается с ней расставаться.

И если чьи-то права ущемлены, будь то сексуальные домогательства или преследование по национальному признаку (что происходит сейчас в Крыму по отношению к крымским татарам со стороны оккупантов), особо мразотно выглядят комментарии в стиле: «Это неправда, вот со мной такого не было».

Вы слышали о Валааме? Это остров в северной части Ладожского озера, куда после Второй мировой войны свозили всех искалеченных, бездомных, старых и немощных людей, о которых не было кому позаботиться. Таких лагерей-интернатов по всему СССР было предостаточно, и они регулярно наполнялись как в послевоенные годы, так и при Хрущеве, хотя культ Сталина уже вроде как развенчали. Развенчали, но некоторые «плюшки» оставили. Потому что впереди было одно сплошное дежавю. Государство СССР не хотело заботиться и социализировать своих наименее защищенных социально граждан. Оно предпочитало от них избавляться, чтобы те не портили вид красивого социалистического общества страны-победителя.

И под интервью «Черноморки» с пенсионерами из оккупированного Донбасса или крымскими татарами, которые ждут возвращения Украины, но, вероятно, не дождутся, я вижу комментарии людей, которые к явлению Валаама могли бы отнестись с пониманием. Ведь неважно, что этот человек сделал, почему остался обезображенным (или обездоленным). Главное, он не должен омрачать нашу мирную жизнь своими проблемами. Ведь войны нет, а «мы воюем сами с собой», как сказал недавно Игорь Коломойский. А знаете, где заканчивается жизнь настоящего украинца? Она заканчивается там, где падает снаряд, произведенный российским оборонпромом. И тогда уже поздно будет упражняться в эмпатии.

ВЕРА В ЗАГОВОРЫ

Каждый, наверное, слышал про фактчекинг. На «Черноморке» недавно было интервью о медиаграмотности и информационной гигиене. Я считаю, это важнейший навык для современного человека. Иначе в бесконечном потоке самой разной информации можно просто потеряться.

Многие слышат звон, но не знают, где он. Люди привыкли не верить газете «Правда». Хотя сегодня, в 2019 году, они продолжают потреблять информацию, словно читают єту самую газету «Правда». Из количества предположений о том, где «Черноморка» берет средства на существование, можно сделать такой вывод, что платят «Черноморке» сразу все стороны всех процессов. К сожалению, деньги пока не дошли. Но мы ждем всей редакцией. Потому что наверняка по факту должно быть много. Целый краудфандинг. И мы продолжим работать по заказам сразу от всех. Каждое слово на счету, и у каждого своя цена.

А еще о «выдумывании фактов». Да-да, это об авторах комментариев «Не выдумывайте!» или более лаконичных, состоящих из одного слова: «Бред!». «Черноморка» каждое утро собирается и выдумывает, что скажут в США, что скажут в Генпрокуратуре Украины, или что передаст разведка ООС. Она также выдумывает, что скажет Путин. И все это подает как новости. Не верьте. Потому что проверить источник цитаты просто невозможно. Фактчекинг – слышим звон, но не знаем, где он.

Больше упреков в недостоверной подаче новостей или необъективности получают интервью. Это такой жанр, где человеку задают вопросы, а он развернуто на них отвечает, притом интерес к позиции, отраженной в ответах, в приоритете. Наверное, для пущей сбалансированности, после интервью с человеком, надо добавлять пару твитов Скабеевой или видосик с Соловьевым. Чтобы было до конца объективно.

Но давайте быть конструктивнее. Эмоциональная разрядка нужна всем. Но все, что хоть на секунду попало в интернет, останется в интернете навсегда. Под вашим именем. Пусть даже вымышленным. Даже под псевдонимом мы оставляем следы, которые связывают все воедино. Все светлые и темные нити нашей личности. Если мы не будем стараться быть чуть сдержанней, получившееся полотно станет нашей пожизненной ношей.

Больше всего злости уходит в адрес власть имущих. Оно и понятно. Но кто их выбирает? Кто их выбирает, я спрашиваю?! Вот что это за логика: сначала выбрать, а потом ныть. Выбрали себе мордочку, она не выполнила обещаний – вперед долбить ее, пока не выполнит! Это называется гражданское, сука, общество. Но люди не хотят воспринимать это знание, все еще выбирая «хозяйственника». И вот эта любовь к «хозяйственнику» – это рабство в чистом виде, будет выходить из нашего народа кровью еще многие десятилетия. Притом это же только вершина айсберга. Когда среди людей нет единства в любом из вопросов, они противопоставляют себя друг другу, и тогда для Украины появляются новые риски. Самое сильное желание – переубедить, но слова порой не работают. И тогда мы переходим на личности, прибегаем к взаимному унижению и ложным обвинениям.

Хочу ли я, чтобы меня характеризовал стеб над людьми в оккупации? Нет. Я тоже видел фото с бабками, которые с иконами в руках ложились на дорогу перед украинскими танками. Я видел видео, в которых слышны проклятия, которые обработанные российской пропагандой жители украинских городов кричали украинским защитникам. Я видел видео, на котором местные маргиналы бросают камни в наших военнопленных. И фото, на котором избивают завернутую в украинский флаг и привязанную к столбу Ирину Довгань. Подвержен ли я стереотипам о жителях Донбасса? Еще бы. Я понимаю это. Но я не думаю, что непременно все там как один – бабки с иконами, забрасывающие камнями незнакомого человека за то, что он украинец, кричащие проклятия людям, которые пришли спасать их от того, что все уже видели в Молдове и Грузии – от «русского мира».

НАПОСЛЕДОК. ЖИЛИЩНАЯ АНАЛОГИЯ

Я живу в многоквартирном доме в Киеве. Дом ни разу не ремонтировался с момента сдачи, и все чаще в нем вскрывается очередной ворох проблем. То трубы надо менять, то взломали дверь в подвал и украли счетчик, то трещины по стенам пошли, то кто-то гадит постоянно на лестничной клетки и шприцы разбрасывает, то лифт ломается… Работники ЖЭКа решают проблемы без особого энтузиазма. Им не платят, чтобы решать проблему основательно. Если трубы негодные, они залатают самую поврежденную часть кожухом, а в следующий раз залатают еще пару участков. Посему решать проблемы в собственном доме пришлось жильцам (привет, гражданское общество).

В нашем доме есть инициативная группа (около 5 человек), которая собирает деньги, опрашивает жильцов, договаривается с местными депутатами о помощи, ищет специалистов, которые могли бы выполнить необходимые работы. Но создать ОСМД и отказаться от услуг ЖЭКа невозможно, потому что большинство жильцов нашей многоэтажки или арендуют квартиру, или не хотят ничего делать. Учитывая процент жильцов, которые по жизненным обстоятельствам не могут ничем помочь, остается пассивное большинство, которое не хочет, чтобы им на голову упал потолок, но и делать ничего не собирается. Сдавать деньги на уборку помещения на техническом этаже для них дорого. Но убрать самим тоже неприемлемо, ведь там голуби нагадили, а убирать их послед – ниже достоинства плебса. «Пусть кто-то другой уберет, – говорит бабка. – Вот, мужики пусть убирают, у меня аллергия на пыль». Хотя на беспросветную жизнь в пыли и говне у бабульки аллергии нет. Спор на собрании жильцов каждый раз превращается в балаган. У всех свое мнение. Каждый ищет виноватых. Но что-то конкретное взять и сделать почти у всех обычно кишка тонка. И самые лысые в этой ситуации – инициативная группа. Потому что любое решение вызывает критику, но ни одного предложения в ответ.

Недавно российский блогер Варламов сделал видеорепортаж с поездки в Читу. Читинцы живут в говне во всех смыслах. Они сваливают мусор прямо себе под окна. Мусор не вывозят. Если стоит один контейнер на огромной куче мусора, коммунальщики вывезут его, а кучу оставят. Канализация выводится на улицу. Город воняет, крысы бегают, падаль гниет. На вопрос Варламова «А почему у вас такой жуткий срач везде?» местные разводят руками, пеняют на власти, а многие и вовсе считают это нормой, так везде мол, и нечего здесь снимать и выкладывать в эти ваши интернеты.

На шкале от Читы до светлого будущего наш дом находится где-то посередине. И напоминает всю страну. Мини-модель Украины. Я надеюсь, в дальнейшем мы будем двигаться по шкале в противоположном от Читы направлении.

Хотя на собраниях мы видим, кто чем живет. Через высказывания каждого, мы сталкиваемся с другими мирами, слишком отличными от наших, чтобы жить с ними гармонии. Но мы жильцы одного дома, и съезжать пока не представляется возможным. Возможно, чтобы понять, что надо что-то делать, кому-то должен упасть потолок на голову. Так или иначе, миллиметровыми темпами мы движемся к слаженной коммуникации и отработанному взаимодействию. Пока для этого есть время. Но у Украины этого времени нет. У нас война, риск полномасштабного военного вторжения, непубличная кампания Германии в Совете Европы за снятие с России санкций. И обыкновенные люди. Люди, которые пишут гадости в комментах. А потом пойдут голосовать.

Ну что сказать… Необъективный текст получился, наверное. Помните, предавая страну и отдавая ее на милость воли Российской Федерации, вы предаете себя.

Автор: Пылып Дикий

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook