• 08:06
  • 12 Марта 2019
  • , 180

«Женщины, берегитесь»: как обеспечить безопасность журналисток в Украине?

20190312блог

В начале марта Национальный союз журналистов Украины инициировал круглый стол: «Онлайн-безопасность журналисток. Угрозы и влияние на свободу выражения мнений». В течение 2018 года на 50% увеличилось количество физических нападений на журналисток в Украине, и тревогу вселяет то, что гарантировать безопасность журналисток, либо привлечь к ответственности правонарушителей в случае нападения или преследования – как показывает весьма неутешительная статистика – крайне сложно.

Угроза свободе слова – это всегда один из самых больших вызовов для общества. Однако любое явление имеет истоки, причину. Поводом для преследования журналисток может стать профессиональная деятельность, конкретный заказ оппонентов и даже личная неприязнь. Честность, принципиальность, верность стандартам – всё это может стать причиной давления, преследований и даже физических атак на журналисток. Но, может быть, дело не только в этом. Когда линк на прямую трансляцию с круглого стола выложили в социальных сетях, первый комментарий от коллеги-журналиста звучал так: «Не треба штучно створювати гендерних проблем. Журналістика, як мене вчили на факультеті журналістики КДУ і як переконав 30-річний досвід роботи в журналістиці, це професія, абсолютно однакова і для жінок, і для чоловіків. Мало того, кількість загиблих в Україні чоловіків-журналістів у рази більша».

Но мы всё-таки говорим именно о женщинах. В чём причина онлайн-атак на журналисток? Не стоит сбрасывать со счетов, что причина может крыться, в том числе, и в отношении к женщинам в целом. С тех пор, как украинские женщины рискнули отправиться за пределы тесных рамок «образа берегини» в свободное плавание, где проявили креативность, талант, целеустремлённость и стрессоустойчивость, на горизонте маячит ржавое судно с надписью на борту: «Тихо будь» и на флаге: «Сама виновата». Однако проблема (если не считать резонного вопроса: «А с какой стати?») в том, что журналистка в современной Украине просто не может «быть тихо». Хотя жизнь ежедневно и опровергает мнение (и я не верю, что есть человек, который об этом не знает), что женщины нервны, чувствительны, не так ответственны, как мужчины, – всё же женщинам приходится бороться с рядом стереотипов, и бороться в условиях неравенства.

В стране идёт война – жестокая, кровопролитная война, развязанная Россией против Украины в день вторжения оккупационной армии в Крым. В течение пяти лет украинские журналистки заняли места на передовом рубеже: в буквальном смысле – когда снимают репортажи в окопах; занимаясь расследовательской журналистикой на мирной территории; ежедневно говоря о проблемах, обнародование коих всегда кому-то невыгодно. Сегодня украинская журналистка – это человек, работающий в постоянной зоне риска, в перманентном стрессе. И да, гендерный аспект здесь очень даже присутствует. Вот это самое «тихо будь», «не лезь в серьёзные дела», «а у вас нет мужчины-журналиста?». Из моего личного опыта: я отказалась от сотрудничества с двумя интернет-изданиями, когда ещё на этапе собеседований представители этих сайтов откровенно высмеяли мою просьбу о сохранении феминитивов в моих текстах. Ещё один коллега-мужчина периодически шутит о том, что предменструальный синдром может помешать журналистке сдать качественный материал в срок. Безусловно, речь не идёт об атаках, преследованиях или агрессии. Но когда твой пол становится причиной профессиональных расхождений, это, мне кажется, довольно тревожный звоночек.

Ведь стереотипы на практике работают против женщин. Приведу очень болезненный пример – трагическая гибель херсонской депутатки и активистки Катерины Гандзюк. После того, как на неё напали, облив кислотой, в социальных сетях попадались комментарии в стиле «сама допрыгалась, лучше бы борщ дома варила». По-моему, то, что кто-то вообще счёл возможным так высказаться, говорит о многом.

Когда журналистка Арина Крапка занималась расследованием фактов незаконной добычи янтаря на Волыни, она получала реальные публичные угрозы в социальных сетях от конкретного человека. Мужчина забрасывал журналистку оскорблениями, и когда Арина не выдержала и пошла в полицию, там получила рекомендацию «встретиться и выпить вина» с преследователем. Скажите, журналист-мужчина мог бы получить подобные рекомендации? Кстати, когда Арина Крапка писала статьи на тему гендерного равенства, осуждала сексистскую рекламу, писала об общественных формированиях, которые превращаются в вооружённые формирования, отстаивающие чьи-то интересы, – то получала недвусмысленные рекомендации «наладить личную жизнь» и «не нападать» на «красивых спортивных парней». Под гнётом обстоятельств журналистка вынуждена была сменить место жительства.

Если говорить о моём личном опыте, то в течение нескольких лет я постоянно пишу о войне и её последствиях, будь то новости с фронта, статьи о жизни на оккупированных Россией территориях Донбасса и Крыма, о жизни переселенцев. О причинах и последствиях стигматизации, дискриминации, демонизации, дегуманизации определённых групп украинцев по различным признакам. В течение нескольких лет я регулярно получаю сообщения в папке «Запросы» на Facebook от совершенно незнакомых мне людей: от «когда ты перестанешь скулить о Донбассе, вы все там предатели» и «какого чёрта ты не воюешь, тварь, а греешься в Киеве» до «жди в гости, порежу лицо (оболью кислотой, сожгу волосы, изнасилую)». Не вопрос, я могу закрыть эту папку, и не думать об этом вообще, мало ли, кто и что может написать в интернете, который позволяет вторгнуться в чужое личное пространство, находясь на другом континенте, к примеру. Но на самом деле есть один момент, который меня беспокоит (уверена, он тревожит и других журналисток, которые пишут на острые темы): я не знаю, кто это пишет, где он находится и насколько серьёзны его намерения.

Я не могу знать наверняка, а не находится ли тот, кто мне пишет угрозы, в одном населённом пункте со мной? Может, он живёт на соседней улице? В той же многоэтажке? Или ездит со мной в одном вагоне в метро? Пьёт кофе за соседним столиком в Макдоналдсе? Кто и как может гарантировать мне безопасность, если установить личность преследователя и указать на него полиции я никак не могу? К слову, если бы представители Национальной полиции Украины отреагировали на приглашение моих коллег посетить круглый стол «Онлайн-безопасность журналисток. Угрозы и влияние на свободу выражения мнений», я бы обязательно задала им такой вопрос, но увы.

А, между тем, реальная ответственность за онлайн-атаки – это возможность опередить правонарушителя, который, видя свою безнаказанность за угрозы, скажем, в социальных сетях, вполне может перейти к практике, и выполнить угрозы.

Авторка: Марина Курапцева, независимая журналистка, членкиня ОО «Альянс за гражданские права»
Фото: Joshua K. Jackson on Unsplash

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook