• 15:52
  • 18 Марта 2019
  • , 1805

Про Крым без крови: история без морали

20190318крым

О том, что Крым в 2014 году Россией был захвачен из-за спин мирных граждан без единого выстрела и без крови заявляет не только сама страна-агрессор во главе с Владимиром Путиным.

Эту мысль регулярно повторяют представители разных государств. Вот Александр Лукашенко, например, заявил, что за Крым не погибло «ни одного» украинца.

«В первый же год я был на инаугурации Порошенко, жарища была, меня окружили украинские и другие журналисты, и начали спрашивать меня, чей Крым. А я спросил: сколько украинцев погибло, защищая Крым? Ни одного. А сколько прозвучало выстрелов? Молчание. Ни одного», – сказал Лукашенко.

Зачем он это сказал? Пес его знает. Либо ему так действительно проще, либо в его мире это – правда. В реальности – были и кровь, и выстрелы, и жертвы. О них важно помнить. Просто чтобы не позволить собой спекулировать. И уметь отличать тех, кто просто лжет, тиражируя российскую пропаганду, от тех, кто прикрывается благородными заявлениями о том, что нет ничего важнее человеческой жизни, а все жизни, мол, были сохранены. Не все.

Например, пять лет назад, 18 марта 2014 года, российскими военными был убит прапорщик украинской военной части в Крыму Сергей Кокурин. Он стал ВТОРОЙ жертвой российских оккупантов. Первую жертву – зверски убитого российскими спецслужбами Решата Аметова, который вышел с одиночным пикетом против оккупации – похоронили как раз в день убийства Кокурина. Вот такой вот страшный символизм.

Прапорщика Кокурина убили двумя выстрелами – в голову и в область сердца – из АК-47 при штурме 13-го фотограмметрического центра в Симферополе. Во время штурма Кокурин находился на наблюдательной башне автопарка части. Он был убит за два месяца до того, как родился его второй ребенок. Его беременная вдова с четырехлетним сыном вынуждена была переехать в Одессу. Оставив могилу мужа в Симферополе до тех пор, пока полуостров не будет освобожден от оккупации.

К слову, при штурме симферопольского фотограмметрического центра был также убит один российский наемник – старший лейтенант Руслан Казаков. Он стал первым россиянином, убитым в войне. Но про него в России как-то не принято вспоминать. Ибо что значит один какой-то там старший лейтенант в сравнении с гордостью за бескровно украденный Крым? Легче не заметить жизнь военнослужащего, чем ломать красивую легенду для СМИ. Впрочем, за последние пять лет мы уже как-то даже привыкли, что уничтоженные человеческие жизни в любом количестве россияне предпочитают не замечать, если они портят легенду, которая нравится власти.

Ну, и раз решили вспоминать, то давайте также помнить, что в ночь с 6 на 7 апреля 2014 года в Крыму российский военнослужащий Евгений Зайцев застрелил украинского офицера Станислава Карачевского. Майор украинской армии Карачевский не изменил присяге на верность народу Украины. Он проходил службу в одной из воинских частей ВМС ВС Украины и готовился к выезду на материк.

Но не успел – его в общежитии расстрелял из автомата Калашникова российский морпех. В спину. Просто потому, что у российского морпеха был автомат, а у украинского офицера – нет. Тело убитого майора россияне даже пытались спрятать, чтобы скрыть факт убийства. Но не смогли. Российский суд даже осудил стрелявшего. На два года в колонии-поселении с мягким режимом. Всего.

Так что не верьте, когда говорят, что Крым был украден Россией без крови. Кровь была. Пытки были. Выстрелы были. Убийства тоже были. Вполне вероятно, что их было даже больше, чем мы знаем сейчас.

И сегодня на оккупированном полуострове продолжаются преследования несогласных. Обыски, задержания, угрозы и пытки агрессор пытается запудрить российской пропагандой, рисуя картинку «счастливой жизни» в «очень родной гавани».

Автор: Евгения Мазур

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook