• 14:31
  • 31 Июля 2019
  • , 248

Построение мира: говорит Донецк

20190731 говорит Донбасс

Во время дискуссий о путях выхода из российско-украинского конфликта, пожалуй, самые неоднозначные реакции вызывает процесс построения мира в Украине. К сожалению, он пока не прошёл в украинском обществе даже этапа адекватного восприятия, поскольку тему восстановления мира в нашей стране наряду с компетентными экспертами эксплуатируют политические и общественные силы, ориентированные на дестабилизацию ситуацию в Украине, а не на мир.

Что такое миротворчество? Как ни странно, не только «голубые каски». Это процесс, включающий построение мира и поддержание мира. И если поддержание мира – весьма специфическая история, условно говоря, профессионалов узкого профиля, то построение мира может начаться уже сейчас (точнее, должно было начаться ещё несколько лет назад), и в этом процессе может и должно быть задействовано всё общество. Страна-то общая.

О мире говорят много и со вкусом. Говорят политики, общественники, журналисты, учёные, преподаватели, таксисты, грузчики, тётя Маня у подъезда. Если подобных дискуссий становится всё больше и больше, а воз и ныне там, значит ли это, что качество перешло в количество? А если да, то что с этим делать?

Наверное, наиболее качественный диалог о мире можно построить с теми, кто точно знает о том, что такое война, –то есть с тем самым гражданским населением, которому вот уже шестой год как упрямо приписывают фразу: «Услыыышьте Донбасс». Во время беседы с жителями оккупированного Донецка я задала всего два вопроса: «Что такое «построение мира»? Как нужно строить мир в Украине?». В тексте в целях безопасности используются вымышленные имена.

ИТАК, МНЕНИЯ ЖИТЕЛЕЙ ОККУПИРОВАННОГО ДОНЕЦКА:

Ирина, 29 лет: «Построение мира – это прекращение стрельбы, для начала. Пока стреляют, о каком мире можно говорить? О чём вообще можно говорить, если в донецких дворах детям руки-ноги отрывает растяжками? Для начала должны замолчать пушки, только потом должны говорить люди. Ещё есть один момент, который неимоверно печалит и одновременно злит. Нас никто не спрашивал, когда развязывали войну, никто нас не спрашивает, что такое война нашими глазами, как мы её видим, как мы в ней живём, и, тем более, никто нас не спрашивает о том, что нужно для возвращения мира. Вам любой человек, который переживает войну, скажет, что в двадцать первом века в нашей стране идёт кровопролитная война, о которой можно не думать в соседней области… Это настолько большое несчастье – война… и, тем более, это большое несчастье, когда ты видишь, что тебе налепили какое-то тупое клеймо, «предатели», а тут вообще не о том речь должна идти. Вопрос в том, что война идёт не «на Донбассе», а война идёт между Россией и Украиной. Мы же люди. Понимаете? Мы люди».

Олег, 44 года: «Как строить мир? Сложный вопрос, потому что у нас сейчас ситуация напоминает какой-то бред. С одной стороны, все хотят окончания войны, с другой стороны – попробуй только сказать о мире, сразу ты – сепаратист. Это как же надо было расколоть людей, как надо было расколоть страну, чтобы вообще такие выводы люди делали? Как строить мир… Просто строить, и всё. Наверное, так, да – просто строить. Для начала надо захотеть мира, захотеть по-настоящему, и понять, что есть вещи гораздо более важные, чем определение каких-то терминов, каких-то вещей, о которых мы вообще не думали, пока журналисты нам не внушили такие мысли. Потому что важнее всего – жизнь. Точка. Ничего важнее быть не может. Нельзя просто брать оружие и использовать города как военные полигоны и военные базы. Нельзя!».

Мария, 37 лет: «Я думаю, что мир нужно строить, желательно, не на обломках страны. Чтобы был какой-то фундамент, кроме, например, невозможности воевать дальше. Ведь рано или поздно или люди кончатся, или оружие станет таким сильным, что война превратится просто в массовую бойню. Нель держаться пять лет на одной ненависти, нельзя постоянно отдаляться от своих сограждан, нельзя отворачиваться друг от друга при первом же несовпадении взглядов, – нельзя вот это всё делать, и при этом не только оставаться нормальными, адекватными людьми, но и ещё о какой-то там титульной нации говорить. У нас на сегодня основная задача выбрать смерть, руины, бесконечную кровь или жизнь. Хороший выбор? Кстати, я на выборах читала программы кандидатов. Ничего там о Донбассе нет ни у кого. Так просто – популисты пытаются купить электорат, а чем его покупать, когда пять лет война идёт? Естественно, только миром. Но это не значит, что вот они прошли – и наступил мир. Я бы предпочла видеть конкретные шаги государственного аппарата в направлении восстановления мира. Например, нужно вернуть наконец-то пенсии людям, проживающим в оккупации. Нужно снова сделать нас видимыми, нужно снять с нас всю эту грязь, которой нас за пять лет заляпали. Тогда постепенно у Кремля закончатся аргументы против Украины. Почему власть этого не понимает?».

Игорь, 60 лет: «Те, кто кричит про войну до победного конца, меня просто поражают. Во-первых, кричат об этом обычно с дивана, во-вторых, неужели пустошь, горы трупов и реки крови – это и есть победа в чьём-то понимании? Это нормально? Разве это победа? Победа во Второй мировой войне разве была победой? Нет, просто было счастье, что она наконец закончилась. А наша война идёт уже гораздо дольше. Мы и без того все уже искалечены навсегда, зачем требовать новых сражений и котлов? Построение мира растянется на годы, если не на десятилетия, и чем раньше мы начнём, тем лучше. Но пока идёт война. И с нами никто не говорит, нет никакого взаимодействия, просто создано какое-то мобильное гетто, в котором мы перемещаемся, живём, нас ловят этим «Арканом», это как, нормально? Если с частью граждан так поступают, то о чём можно говорить? Может, надо начать с того, чтобы пробудить элементарную совесть, и начать выполнять наконец Конституцию, ну в конце концов. Это, мне кажется, должно приблизить мир».

Анна, 51 год: «Построить мир – не значит навязать собственную волю кому-то. Это значит – послушать и услышать. Сейчас тапки полетят, «ааааааа, с Москвой договариваться!». Какая там Москва. Нам бы между собой договориться. Я общаюсь с родственниками и друзьями по всей Украине, и прекрасно вижу, что у нас люди с очень разными точками зрения. Что с этим делать? Ну, пять лет мы игнорируем, что у нас все в Украине ходят строем, кроме Донбасса, ну десять лет мы так, возможно, протянем ещё. А что дальше? Что с этим делать дальше? Как долго Украина может продолжать подпитываться розовой мечтой об идеальной нации, народе, обществе с едиными взглядами на всё на свете? Может быть, стоит хотя бы просто оглянуться вокруг, и не со словами: «Дайте мне автомат», а с желанием услышать, понять и научиться хоть как-то взаимодействовать? Не понимаю, это что, так сложно и непонятно… Ну нельзя воевать вечно. С чем мы останемся, со взаимной ненавистью? Сейчас это напускное, внушённое, но ведь ненависть с годами может пропитать каждую нашу клеточку, стать настоящей. И что тогда мы будем тут строить?».

Григорий, 67 лет: «Я думаю, что Украина пока не готова к миру. Кто-то бизнес на войне сделал, кто-то вообще войну игнорирует, а кто-то на блокпостах умирает. Вот такая судьба у нас, значит. Я больше не верю в мир. Мира тут не будет, слишком большая пропасть легла между Донбассом и остальной Украиной. И ещё хорошо бы понять, что ненависть эта – на долгие-долгие годы. Удалил этот ваш Facebook, потому что захожу на ту же страницу «Черноморки», и охватывает ужас: что это такое и зачем? Оскорбляют, пишут такие вещи, что на голову не наденешь… Какой мир? Строить-то можно. Только нет у меня ни сил, ни возможности».

Екатерина, 45 лет: «Для меня построение мира – это прекращение войны, полное, без демаркационных линий, автоматчиков на блокпостах и прочего. Война если закончилась – то она должна закончиться, и всем это должно быть известно и видно. То есть – сначала надо перестать стрелять. Есть то, что нельзя игнорировать, потому что это самое настоящее преступление против мира и человечности. Нельзя игнорировать, что люди пачками гибнут, нельзя игнорировать, что нет воды, газа, света вот уже пять лет в целых населённых пунктах, нельзя игнорировать, что в Украине есть дети, которые идут в школу по территории, которую простреливают снайперы. Если это не повод восстанавливать мир, то что тогда повод?».

Это мнения части моих собеседников. Естественно, комментариев на самом деле было гораздо больше, некоторые из них настолько пропитаны болью и горечью войны, что я не рискнула как авторка взять на себя ответственность выпустить в текст такое количество горя (безусловно, в своё время все слова прозвучат в других статьях).

Имея некоторый опыт работы с темами «Конфликт» и «Построение мира», предвижу, что для ряда читателей слова «перестать стрелять» могут стать нешуточным таким триггером, следовательно, рискну дать некоторые пояснения. Те, кто хотя бы поверхностно знаком с конфликтологией, даже с учётом личных травм и деформаций понимают, что нельзя прийти к миру, продолжая стрелять. Это попросту невозможно. Реплики ряда моих собеседников и собеседниц – именно об этом. Не о сдаче Украины, не о капитуляции, не о чём-то подобном. Это – о необходимости, для начала, хотя бы задуматься о том, что все войны рано или поздно заканчиваются. И поэтому все призывы воевать до последнего несут в себе очень большую долю эгоизма и жестокости.

Также очень важно понимать, что понятие «построение мира» очень большое и многогранное. Построение мира должно начаться именно сейчас, и здесь больше не о войне, а о преодолении противоречий внутри украинского общества – противоречий, порождённых войной. Знаете, на тренингах по управлению конфликтами часто дают такое упражнение: участники и участницы объединяются в пары, и проговаривают, что их объединяет. Всегда – не в большинстве случаев, не иногда, не порой, а всегда – выясняется, что объединяет нас гораздо больше, чем разъединяет. Мне кажется, стоит подумать именно об этом: что объединяет украинцев, а не разобщает. Война, так или иначе, закончится. Вопрос в том, с кем, где и с чем мы останемся в итоге. Давайте подумаем вместе?

Авторка: Марина Курапцева, членкиня правления общественной организации «Альянс за гражданские права», независимая журналистка

Читайте также «У нас не стреляют, но здесь война»: говорит Крым

Диванные рассуждения о мире и способах его достижения
20190802_диванные войска

«Черноморка» в Telegram и Facebook