• 09:25
  • 14 Марта 2019
  • , 531

Подготовка к Третьей мировой? О новой военной доктрине России

20190314герасимов

Возможно, эта новость прошла мимо вас, но в первых числах марта начальник Генерального штаба вооруженных сил РФ, первый заместитель министра обороны РФ Валерий Герасимов организовал мероприятие, на котором было представлено развитие российской военной доктрины.

Отметим, что произошло это через несколько дней после обращения президента России Владимир Путин с посланием к Федеральному Собранию, которое содержало вполне агрессивную риторику о российской внешней политике. Совпадение? Не думаю.

Что же такого наговорил Герасимов?

Первое. США якобы приступили к разработке новой стратегии ведения военных действий «Троянский конь», суть которой заключается в активном использовании протестного потенциала «пятой колонны» для дестабилизации обстановки с одновременным нанесением ударов высокоточным оружием по наиболее важным объектам.

«Хотел бы отметить, что Российская Федерация готова к предотвращению любой из этих стратегий. За последние годы военными учеными совместно с Генеральным штабом разработаны концептуальные подходы по нейтрализации агрессивных действий вероятных противников. Основой ответа РФ является стратегия активной обороны, которая с учетом оборонительного характера российской военной доктрины предусматривает проведение комплекса мер по упреждающей нейтрализации угроз безопасности государства», – божился глава Генштаба РФ.

Он также обвинил Соединенные Штаты в проработке военных действий наступательного характера, таких как «глобальный удар», «многосферное сражение».

«США используют технологии «цветных революций» и так называемой мягкой силы. Целью подобных действий является устранение государственности неугодных им стран, смена законно избранных органов государственной власти, а также подрыв суверенитета. Такое (якобы – ред.) происходило в Ираке, Ливии, Украине. Подобные действия наблюдаются сейчас и в Венесуэле», – заявил Герасимов.

Второе. Неназванные «геополитические соперники» России якобы готовятся к ведению войн с «высокотехнологичным противником», с задействованием высокоточных средств поражения с моря, воздуха и из космоса, с активным ведением информационного противоборства.

«США создают предпосылки к милитаризации космического пространства своими намерениями использовать космос в военных целях. Сегодня Вашингтон продолжает курс на расширение системы военного присутствия непосредственно у границ России, разрушение системы договорных отношений по вопросам ограничения и сокращения вооружений, что ведет к нарушению стратегической стабильности. В последнее время Пентагон неоднократно заявлял о намерении использовать в военных целях космос. В конечном счете все эти действия могут привести к резкому обострению военно-политической обстановки, появлению военных угроз, на которые России придется отвечать зеркальными и асимметричными мерами», – пригрозил Герасимов.

Третье. Россия внедрит опыт участия в войне в Сирии в свою военную стратегию.

«Это выполнение задач по защите и продвижению национальных интересов за пределами территории России в рамках стратегии ограниченных действий. Основой реализации данной стратегии является создание самодостаточной группировки войск на основе формирований одного из видов вооруженных сил, обладающего высокой мобильностью и способного внести наибольший вклад в решение поставленных задач. Важнейшими условиями реализации данной стратегии являются завоевание и удержание информационного превосходства, опережающая готовность систем управления и всестороннего обеспечения, а также скрытное развертывание необходимой группировки», – заявил глава российского Генштаба.

Он добавил, что новые способы действий войск РФ получили обоснование в ходе вмешательства в сирийскую войну.

«Получило развитие постконфликтное урегулирование. В Сирии впервые была разработана и апробирована на практике новая форма применения формирований вооруженных сил – гуманитарная операция. В Алеппо и в Восточной Гуте в сжатые сроки пришлось планировать и проводить мероприятия по выводу мирного населения из зоны конфликта одновременно с выполнением боевых задач по разгрому террористов», – сказал Герасимов.

Четвертое. Россия создаст на базе информационных и телекоммуникационных технологий единую систему интегрированных сил и средств разведки, поражения и управления войсками и оружием.

«Она предназначена для обнаружения, выдачи целеуказаний и нанесения избирательных ударов по критически важным объектам в масштабе времени, близком к реальному, стратегическим и оперативно-тактическим неядерным оружием. Следующее направление связано с масштабным применением роботизированных комплексов военного назначения, в первую очередь беспилотных летательных аппаратов, для повышения эффективности решения широкого спектра задач. Другим направлением стало создание системы противодействия применению беспилотных летательных аппаратов и высокоточного оружия», – отметил он.

Почему это важно? Да потому что тот же Герасимов уже представлял доклад о «развитии российской военной стратегии». Дело было в январе 2013, а через год Россия оккупировала Крым и начала боевые действия на Донбассе.

Военный эксперт Павел Фельгенгауэр напоминает, что тогда глава российского Генштаба в большей степени опирался на пример массовых протестов, восстаний и внутренних конфликтов с внешним участием на Ближнем Востоке в 2010–2012 годах, известных как «арабская весна».

«Доклад был напечатан и через год-другой стал знаменит на Западе как «доктрина Герасимова» о так называемой гибридной войне после успешной специально-армейской операции по присоединению (оккупации – ред.) Крыма, войны на Донбассе и прочих драматических событий «русской весны», – пишет он.

«На Западе опасались, что именно так «гибридно» Москва будет и дальше продвигать свои силы, оттесняя чрезмерно расширившееся НАТО и заполняя геополитические пустоты, образовавшиеся после распада СССР. В самом докладе нет слова «гибридный», а речь идет об «асимметричных действиях», об использовании как военных, так и невоенных информационных методов дестабилизации противника. Герасимов утверждал, что «фронтальные столкновения крупных группировок войск (сил) на стратегическом и оперативном уровне постепенно уходят в прошлое», а им на смену идут бесконтактные дальнобойные высокоточные удары вместе с действиями спецназа в сочетании с силами «внутренней оппозиции». Эти идеи «доктрины Герасимова» были в том или ином виде реализованы в Крыму, на Донбассе и Сирии. Впрочем, совсем «бесконтактно» и без потерь не получилось, а главное, РФ увязла в бесконечном и все более дорогостоящем прокси-конфликте и в Сирии, и на Донбассе», – подчеркнул Фельгенгауэр.

Анализируя новую «доктрину Герасимова», эксперт отмечает возвращение терминологии времен разгара «холодной войны»: США и их союзники именуются «агрессорами», готовыми вероломно напасть в любой момент, используя «технологии «цветных» революций и мягкой силы», а также «вероятными противниками», как лет пятьдесят назад.

«Очевидно, что сравнительно умеренная прежняя «доктрина Герасимова», с её акцентом на гибридные действия, больше не годится. Конечно, всякие «асимметричные, политические, экономические, информационные и другие невоенные меры» остаются в арсенале, но главное содержание военной стратегии, утверждает Герасимов, «составляют вопросы подготовки к войне и её ведения Вооруженными силами». Причем речь идет именно о масштабной, а не локальной войне, утверждает Герасимов, поскольку вероятные противники также готовятся воевать всерьез», – отмечает он.

Фельгенгауэр пишет, что с 2013 года высшие военные начальники РФ поняли, что «всякие там диверсанты, фабрики интернет-троллей и хакеров, наемники, добровольцы и «ополченцы из местных», конечно, выполняют важные задачи «в интересах достижения общей цели», дестабилизируют противника, подрывают боевой дух и сплоченность, но заменить танковую дивизию не могут».

Эксперт также обращает внимание на заявление Герасимова о том, что «сложность современного вооружения такова, что наладить его производство в короткие сроки с началом военных действий вряд ли удастся. Поэтому все необходимое должно выпускаться в требуемом количестве и поступать в войска еще в мирное время. Мы должны всеми силами обеспечить техническое, технологическое, организационное превосходство над любым потенциальным противником».

«То есть ВС РФ должны превосходить объединенные силы остального человечества. Именно к такой цели стремился советский Генштаб и своего добился к концу восьмидесятых; например, по суммарному числу танков или ядерных боезарядов. Только СССР не выдержал экономического и социального перенапряжения и бесславно развалился в 1991-м», – напомнил Фельгенгауэр.

«Новая доктрина «Герасимов 2.0» существенно скорректирована в сторону усиления по сравнению с «доктриной Герасимова» образца 13-го года, а Генштаб, как во времена холодной войны, в обоснование безудержной милитаризации России выдумывает или в десятки раз преувеличивает внешние угрозы. Конечный результат новой попытки добиться превосходства «над любым потенциальным противником» будет, наверное, столь же плачевен, что и в 1991 году», – резюмировал он.

Автор: Александр Кошелев

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook