• 15:07
  • 03 Июля 2019
  • , 327

Откуда взялся Нью-Йорк в Донецкой области, или Немного о топонимике Донбасса

20190307 Донбасс топонимы

Да-да, это не шутка. В Донецкой области действительно был поселок с таким названием. Правда, основали его не американцы, а немцы-менониты в конце XIX века. Нью-Йорк просуществовал на Донбассе аж до 1951 года, после чего его решили переименовать. Сегодня этот прифронтовой поселок носит имя Новгородское.

Если бы вы посмотрели детальную карту Донетчины ХІХ-начала ХХ века, то были бы очень удивлены, ведь только единицы названий с тех времен сохранились до наших дней. Многие города получали названия от названия железнодорожных станций, вокруг которых образовывались поселки. Те, в свою очередь, – от имени помещиков, предпринимателей и инженеров, взявшихся превращать «Дикое поле» в горное и индустриальное сердце Украины. Часть была названа мигрировавшими сюда иностранцами – немцами, греками, голландцами и т.д. Но с приходом советов, родные названия начали массово искоренять, ведь топонимика и идеология в СССР были очень тесно связаны. Пожалуй, более, чем в любом другом государстве ХХ столетия. Именно поэтому, начиная с 1924 года, начинается масштабный процесс переименований – исторические названия с корнем вырываются и заменяются на топонимы в честь коммунистических деятелей – Ленина, Сталина, Кирова, Свердлова, Дзержинского, символов коммунизма (и так появляются Первомайский и Коммунаровский). А еще повсеместно в названия населенных пунктов вставляется слово «Красный» во всех возможных конфигурациях. Не стала исключением и Донецкая область. Так, в 1924 году старинный город Бахмут, превратившийся из крепости в уездный город, переименовали в Артемовск – в честь коммунистического деятеля Артема. Тогда же город Юзовка, названный в честь основателя поселка английского предпринимателя Джона Хьюза, решили избавить от «капиталистического прошлого» и переименовать в Сталино. Донецком город стал аж в 1961 году.

«РАССТРЕЛЯТЬ»-«ПЕРЕИМЕНОВАТЬ»

Не везло городам, когда из героев коммунисты-революционеры с легкой руки Сталина превращались во врагов народа и попадали под репрессии государства, которое сами же и создали. Тогда сразу же после ареста или расстрела, город переименовывали наново. Так, например, было с Енакиево, получившем название от имени инженера-железнодорожника, статского советника Федора Енакиева. Местные коммунисты в 1928 году вдруг решили, что больше всего город нуждается в «знищенні поміщицької назви» (да-да, именно на этом языке был написан протокол) и постановили переименовать в честь коммунистического деятеля Алексея Рыкова. Рыков, естественно, к Донбассу и тем более к Енакиево ни малейшего отношения не имел. И всю жизнь (в том числе бурную партийную деятельность) провел в России с недолгими побегами за границу. Из знаменательного – подписал указ о создании милиции, и некоторое время был главой Совнаркома СССР. Но буквально через два года после переименования Рыков попал в немилость к Сталину, которому помог прийти к власти. Сначала ему дали заведовать почтой и телеграфом, а в 1936 году – и вовсе отстранили от дел. Поскольку Рыков превратился из героя во врага народа, городу пришлось в срочном порядке придумывать новое название. Долго не думали – назвали Орджоникидзе. Рыкова, кстати, тем временем, как и многих коммунистов, расстреляли. А в 1943 году городу опять вернули родное название Енакиево.

Подобная история случилась и с нынешним Покровском. Основанный в ХІХ веке поселок Гришино в 1935 году тенденциозно решили переименовать в Постышево – в честь коммуниста пропагандиста Павла Постышева. Человека-садиста, одного из организаторов Голодомора в Украине, уморившего миллионы людей. А после Голодомора Постышева отправили в Куйбышев, где партиец и вовсе впал в маразм – то на этикетке спичечного коробка ему привиделся профиль Троцкого, то в разрезе колбасы – нацистская свастика. Только за год – с 1937 по 1938 год, возглавляя обком в Куйбышеве, по вот таким обвинениям он приговорил к смертной казни около 5 тысяч невинных людей, еще 30 тысяч были осуждены. Поиск «врагов народа» перешел в разряд паранойи, но долгое время его никто не останавливал. Единственный, пожалуй, «позитив» бурной деятельности Постышева – это новогодние праздники. Ведь именно он был «папой» Нового года (таким образом надеялся вытеснить празднование Рождества) и легализировал елку, которая с приходом советов стала считаться пережитком царского и религиозного прошлого. Именем вот такого «славного» человека, убивающего украинцев миллионами, назвали украинский город. Но паранойя и кровожадность Постышева не уступала Сталину, поэтому его в скором времени арестовали (нет-нет, не из-за массовых убийств, а всего лишь из-за внутрипартийных «терок») и расстреляли. А город, названный в его честь, в срочном порядке переименовали в Красноармейское, а позже – в Красноармейск. После принятия закона о декоммунизации город получил имя Покровск.

Тем же коммунистам, которые были, так сказать, на гребне волны, по-прежнему дарили названия поселков и городов Донетчины. Село Щербиновка в 1938 году превратился в город Дзержинск (ныне – Торецк), тогда же Новониколаевскую переименовали в Буденовку (ныне – оккупированный Новоазовск). А после смерти Сталина опять начались переименования – теперь уже было приказано избавить карту Донетчины от имен Ворошилова, Буденного и самого Сталина.

СТЕРЕТЬ ИНОСТРАННЫЕ СЛЕДЫ

Слово «красный» тоже впихивалось во все возможные топонимы. Так, например, во все том же 1938 году поселок Лиман зачем-то переименовали в Красный Лиман. А в соседней, Луганской, появились Красный Луч, Краснодон и Красный партизан.

Но, если с городами коммунисты более-менее разобрались еще до Второй мировой, то после ее окончания активно принялись за поселки и хутора. В 1946 году в тогда еще Сталинской области затеяли большое переименование населенных пунктов. Взялись за греческие, немецкие, голландские и прочие иностранные населенные пункты, основанные выходцами из целого ряда стран.

Прибывая в Приазовье и осваивая территории, они зачастую давали новым поселкам имя городов, из которых приехали. В официальных документах о переименовании была, впрочем, традиционно для советского режима, ложь. Постановление назвали «о сохранении исторических наименований, уточнении и упорядочении названий». То есть отобрать у поселка имя, данное ему людьми, строившие его «с нуля» в степи в очень непростых условиях, и дать ему совершенно чужое – коммунистическое или просто наспех придуманное в 1946 году называлось «сохранить историческое название». Так, с карты Донецкой области исчезли хутора Мариенфельд, Волдгейм, Нейгейм, Кашлагач, Карань, Грюнталь, Ратке, Новые Улаклы, Нижний Куркулак, Адаман-Чалган, Серюаш-Тарама, Вассерайх, Фридрихсталь, Вагнета. Фидлерово стало Первомайским, Брандт – Переможным, Нейман – Щорса, Фервертс – Передовым, Келлерово – Кировым, Каракаббуд – Комсомольским. Особо «трепетно» отнеслись к немецким и греческим топонимам. И если немецкие можно хоть как-то объяснить только что закончившейся войной с нацистской Германией, то относительно других этнических групп необходимость обязательного переименования обосновать невозможно. Так, например, ныне прифронтовой поселок Чермалык, основанный выходцами из Крыма, без малейшего логического основания переименовали в Заможне, а Урзуф – в Приморское. Зачем? Отобрав у людей их собственную историю и память, с них можно лепить кого угодно. От «гомо советикус» (которого репрессиями, запугиваниями, пропагандистскими статейками в «Советской Украине» и переписыванием истории) трансформировали до «исконно-русского», как это сейчас пытаются вдолбить в сознание жителям Донбасса.

Для меня всегда было странным и резало ухо название города Торез. И оказалось, что не зря. В 1840 году поселок назывался Алексеевка (в честь сына владельца этих земель, позже к названию прибавилась фамилия помещика и поселок стали именовать Алексеевка-Леоново). Потом его выкупил таганрогский купец Чистяков и переименовал в свою честь – Чистяково. Под таким названием городом просуществовал до 1964 года, когда его вдруг переименовали в честь французского коммуниста Мориса Тореза. Опять-таки в биографии Тореза – поддержка вторжения немецких гитлеровских войск на территорию его родной Франции и дезертирство с французской армии в СССР. Название Чистяково вернули уже во времена декоммунизации. Но, поскольку Чистяково сейчас – оккупированная территория, новое название используется больше в юридических документах, чем в обиходе.

Кстати, родные имена чудом, но все же удалось сохранить немногим городам Донецкой области: Горловке (названной в честь горного инженера Петра Горлова), Дебальцеву (названному в честь местного помещика Дебальцева), Константиновке (названной в честь владельца земель Константина Намикосова), Краматорску, Дружковке и Доброполью.

Некоторым городам местные жители начали возвращать родные названия еще со времен перестройки. Так, в 1989 году усилиями горожан Жданов опять начал называться Мариуполем. Заможне – опять стало Чермалыком, а Приморское – Урзуфом. Исторические названия вернулись ко многим городам Донбасса и после закона о декоммунизации 2015 года.

Автор: Евгения Подобная
Коллаж: «Черноморка»

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook