• 12:57
  • 04 Июля 2019
  • , 207

О переселенке: Шеф намекает сестре, что она может «улучшить себе жизнь»

20190704 переселенка

Во время войны женщины, старики и дети – одна из самых уязвимых категорий населения. Женщин, особенно тех, что помоложе, призывают не унывать, бороться и смело смотреть в будущее. Но временами, когда надо защищать не только саму себя, но еще и дорогих людей, может стать так грустно и страшно. Особенно, если, кроме жестокой реальности войны, приходится бороться еще и с теми, кто возомнил себя «царями» и «богами», потому что ты вдруг оказался в зависимости от них. Об этом – история Оксаны (имя изменено в целях безопасности – ред.) и еще многих-многих её сестёр по несчастью в нашей стране.

Впервые я увидела Оксану в лифте. Наши редакции в Донецке находились на разных этажах высотки: моя на самом верхнем, её – ближе к середине. Статная брюнетка поспешно протиснулась между закрывающимися створками, а я онемела от восторга. На меня всегда производила огромное впечатление красота не только мужчин, но и женщин.

Ненамного старше меня, Оксана выглядела по-хорошему взрослой и зрелой. А эти роскошные блестящие волосы до пояса и сияющие карие глаза, как у олененка Бэмби! Она вышла на своем этаже, а я поехала дальше.

Спустя пару лет у еженедельника, где я работала, сменилось руководство, и начались задержки зарплаты. Вот тогда бывшая коллега вручила телефон редактора отдела тематических полос и сказала: «Думаю, вы сработаетесь, а платят там хорошо и регулярно».

Открыв дверь кабинета незнакомого редактора, я увидела её – красивую брюнетку из лифта. Мы быстро договорились о том, в каком стиле и на какие темы я пишу ей статьи. Сразу бросалось в глаза, что она очень вежлива, очень занята и умеет говорить по существу.

Подружились мы, когда Оксана узнала, что я люблю иностранные языки, в том числе польский. Она как раз писала кандидатскую диссертацию о каких-то параллелях в украинской и польской литературе. Моя редактор регулярно ездила на пару недель то во Львов, то в Польшу. Сувениры она оттуда не привозила – в основном скромное угощение, часто тратила на поездки свои средства. Заодно оказалось, что у нее старенькая мама-вдова и младшая сестра-студентка. Сестру позднее она привела работать на полставки переводчиком с русского на украинский.

Наши дороги разошлись, когда я снова сменила работу. Как раз тогда у Оксаны начались серьезные проблемы: от переутомления у нее случился нервный срыв. Ей пришлось на несколько месяцев бросить и работу редактора, и диссертацию.

После болезни она устроилась в коммерческую фирму переводчиком с польского. Зарабатывала Оксана там очень хорошо, вскоре вышла замуж. Это было как раз в мае 2014-го. О замужестве моя подруга старалась сильно не распространяться, но я знала – ее муж почти на 30 лет старше. «Не все понимают это, чаще осуждают. Я сама познакомилась с ним в 20, а замуж решилась выйти через 15 лет. Просто нет никого такого, как он», – объяснила она.

В следующий раз мы разговаривали уже 26 августа. Для Украины это были одни из самых страшных дней. Я сидела в съемной квартире другой своей подруги в Мариуполе и, скрючившись над кофейным столиком, строчила на ее ноутбуке статью, пока она готовила обед. Неожиданно зазвенел мобильный. Оксана.

– Лена, где ты сейчас? Ты в Донецке?
– Нет, в Мариуполе.
– Ты сняла там квартиру? – в ее голосе послышалась слабая надежда.
– Нет, попросилась на пару дней к подруге.
– Ох! А мы с мужем в пансионате в Мелекино. Понимаешь, все наши сбережения мы потратили на ремонт дома в Донецке перед свадьбой. Даже не знаю, что делать и куда деваться, – она была в отчаянии.
– Прости меня, я и сама не знаю, что буду делать завтра, – сокрушенно призналась я.

Из Мариуполя я уехала в Харьков через Запорожье. Оксана с мужем смогли договориться пожить у тети в Одессе. Через полгода она вернулась в Донецк, и мы пообщались в скайпе.

«Тётя не выгоняла меня в прямом смысле. Но я чувствовала себя, как героиня романа Шарлотты Бронте – Джейн Эйр. Бедная сиротка, живущая со злой миссис Рид, называвшей себя ее «благодетельницей». Терпела только ради мужа, чтоб он пожил в тишине и покое. Для тёти мы были просто чем-то вроде «людей второго сорта», которые должны все время падать ниц и рассыпаться в благодарностях. Понимаю, что благодарность за помощь должна быть, нормально ее ожидать, но это отношение! Мы же не сделали ничего плохого, ничего противозаконного», – рассказала она.

Отремонтированный дом Оксаны остался цел, потому что находился почти в центре города. Никто ничего не тронул. Цела осталась и ее чудесная коллекция кукол. Оксана продала для начала несколько дорогих и красивых Барби, а потом начала давать уроки польского по скайпу и сотрудничать с бюро переводов в Киеве.

«Денег хватает. Больше волнует, что муж почти все время болеет. Тяжело ему переносить происходящее. Купила себе пианино по дешевке, научилась играть. Играю, когда вдалеке начинают стрелять или что-то взрывается. Так почти ничего не слушаешь такого и легче отвлечься», – призналась она.

Сестренка Оксаны вместе с редакцией издания переехала в Мариуполь. Вот только радоваться за нее не приходилось. «Это так гадко. Сергей Филиппович платит ей столько, что остается после оплаты аренды только тысяча с хвостиком. И я еще могу перевести что-нибудь. И он ей регулярно намекает, что она легко может «исправить» ситуацию «к лучшему». Руками не трогает, то есть формально не пристает, но все абсолютно понятно. А иногда звонит и мне. Тяжело дышит в трубку и молчит. Не знаю, что он при этом делает, не хочу думать. Мне теперь вообще стыдно и противно, что я там работала. За что нам все это?» – горько воскликнула она.

Когда я позднее поздравила ее с днем рождения и началом «твоего личного нового года», Оксана грустно заметила: «Так хочется, чтоб рядом были друзья, старые знакомые и чтоб можно было говорить все, что подумаешь и никого-никого не бояться».

…Иногда перед моим мысленным взором волей-неволей всплывает картина: сказочно красивая женщина с роскошными черными волосами, в которых кое-где появилась седина, играет на пианино, вокруг стоят дорогие коллекционные куклы, а где-то вдалеке глухо бухают взрывы. И на глазах выступают слезы, потому что я не знаю, увижу ли я её еще когда-нибудь…

Автор: Елена Самсонова
Иллюстративное фото: Eric Ward on Unsplash

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook