Психолог: Надо или развиваться, или честно признать, что нам нравятся прикольные страдашки

  • 11:27
  • 16 Мая 2019
  • , 178
Психолог: Надо или развиваться, или честно признать, что нам нравятся прикольные страдашки

Мария Фабричева – психолог и семейный консультант-медиатор, кандидат в транзактные аналитики в области психотерапии, специалист по сказкотерапии. Автор социального проекта «Философия «Любимые грабли», в котором она рассказывает, почему украинцы поколениями совершают одни и те же ошибки и объясняет, как нужно учиться делать выводы из собственной истории.

Во второй части своего интервью «Черноморке» Фабричева рассказала о том, в чем заключается правильная поддержка переселенцев (да-да, она все еще им нужна), почему «игры в страдашки» портят жизнь и что сделать, чтобы воспитать в себе позитивное мировоззрение.

Ты говоришь, что в вопросе войны мы, украинцы, ходим по «граблям» стыда и страха. По каким еще?

Гнев. Мы злимся, пытаемся найти виноватых. Ажитация. Такое психологическое состояние, когда человек выражает свои эмоции, заламывает руки, призывая к активным действиям, но сам, по факту не делает ничего.

За счет ажитации и пассивной агрессии обесценивается все. Любая статья, мысль, любой комментарий – все превращает в ничто этим гневом. В таких случаях, когда очень хочется что-то сказать, лучше пойти поубирать и – когда гнев выйдет – подумать, что вы хотели сказать и надо ли это говорить. И что вы можете сделать конкретного и конструктивного, чтобы ситуация изменилась к лучшему.

Ну, когда, как сегодня, в стране все плохо, все дорого и все не так, то о какой уборке может идти речь?

Да, все плохо, все дорого, все не так. Это – реальность становления. Сломалась огромная привычная конструкция. Она сломалась давно. Но люди надцать лет пытались поддерживать иллюзию того, что все в порядке. А потом вдруг оказалось, что оно таки поломано и надо новое.

Чтобы построить это новое – надо работать?

Именно! Хватит искать «попередников» и «виноватых». Это – ажитация. Это – проживание в прошлом и отказ делать что-либо сейчас. Так что выдыхаем. Да, все сломалось. Да, на виноватых отбурчали. И решаем, что делаем дальше, не боимся брать на себя ответственность за развитие того, в чем мы специалисты.

Тут важно понять, куда мы идем и чего мы хотим, как мы видим свою жизнь и свою страну через 10 лет. Задавать себе эти дурацкие коучинговые вопросы – полезно, оно работает. Вас смущает, что в стране все дорого? Вы хотите, чтобы все было дешево? Так это социализм, а он – не работает. Когда вы приезжаете в Европу – вам нравится их уровень жизни? Вы уверены, что европейцам там все дешево?

Есть много шагов, которых нам еще нужно сделать. Хорошо жить быстро не станет. Это обидно, это очень харит, но это – факт. Но всегда можно находить маленькие ежедневные улучшения, маленькие «хорошо». Главное – перестать постоянно кусать друг друга и тыкать кому-то, что вот именно он в чем-то виноват. Думайте, что мешает выполнить то, что кто-то «не сделал» и почему он в этом «виноват». Потому что вот такими абстрактными обвинениями в том, что все козлы и они виноваты – мы очень помогаем власти избегать ответственности. У меня еще одна новость: если спрашивать, а что помешало, а что вы сделали, политикам придется учиться отчитываться перед нами.

Надо учиться брать на себя ответственность за тех политиков, которых мы выбираем?

Надо. Верить популистам – это возможность сидеть на одном месте и ничего не делать. Потому что когда есть кто-то большой, кто должен тебя спасти и все за тебя порешать – это удобно. В нас много лет убивали хозяйственников, которые сами за себя отвечают. Сейчас – наш период восстановления. Именно поэтому нужно учить историю. Это поможет научиться у себя же быть свободными. Берите из истории лучшее. От каждого поколения.

Нужно учиться понимать и принимать свою историю. Это возможность двигаться дальше. Или по-честному признать: не хотим ничего менять, у нас тут прикольные страдашки, нам так нравится. Тогда сидим тут и играемся в прикольные страдашки. Просто те, кому такие игры не нравятся – уйдут туда, где им будет спокойно жить и чувствовать себя счастливым.

44956994_10212799988543645_1674913584741613568_o

«Грабли» переселенцев существуют?

Ты вынужден переселиться в другое место. Бросив все. Это – стресс. Это – очень большая потеря. Ее важно признать и пережить. Но! Можно прожить и справиться со всеми чувствами. Но жизнь придется выстраивать, подстраиваясь под предлагаемые обстоятельства. Это сложно. Очень хочется кого-то всесильного, кто вдруг появится и решит все твои проблемы.

Отсюда позиция «мне все должны»?

Да. Мне плохо и это вы все в этом виноваты, потому что вы там что-то не поделили. Возможно, в этом есть некое здравое зерно. Но все равно придется выбирать: я хочу застыть в обвинении другого, что дает мне право ничего не делать самостоятельно, или я обозлюсь на всех за то, что они, нехорошие, привели меня к этой точке, и начну думать, что в этой новой точке можно построить.

Понятно, что это комплексная проблема, такая же, как проблема ребят-ветеранов, которые возвращаются из зоны боевых действий. Важно, чтобы с ними работали, чтобы они получали поддержку, чтобы создавались соответствующие специализированные центры.

При этом переселенцам нужно помнить, что за них не будут делать все. Они сами должны смотреть, какие возможности им предоставляются, чем им могут помочь, что они могут взять у принимающей стороны, что им придется делать самостоятельно. Работа с переселенцами не означает, что я вся такая переселилась, села красивая, и рассказываю: «Вы все – вражины! Вы мне всю жизнь испортили, я теперь в вас буду плеваться из будки, а вы мне будете чай носить». Так не будет, ребята.

Если это твоя жизнь – живи ее сам?

Живи и делай что-то. Будет сложно. Да, вы оказались в сложной ситуации. Но когда мы кричим другому «Кто бы говорил! Да что ты понимаешь?» – мы не знаем с кем мы разговариваем. Пора перестать меряться страдашками. Если я не хочу говорить о своих страдашках, это не значит, что в моей истории их нет. Они есть у всех. Сложности есть у всех. Потрясения есть у всех. Может быть, выход в том, чтобы не сравнивать потрясения, а подбирать варианты выхода из них?

Ты говорила, что в большинстве проблемных случаев – выход есть. Бывают действительно безвыходные ситуации?

Удар по крышке гроба. Эрик Берн, и тут я с ним согласна, говорил, что хамартических сценариев (сценарии побежденного – ред.) есть всего три. Каждый из них заканчивается одним из трех ударов – молотком судьи по столу при оглашении пожизненного приговора, хлопком двери в психиатрической лечебнице или стуком вбитого гвоздя в крышку гроба. Все остальное ты можешь решать сам.

3

Можно научить человека выбирать позитивные сценарии мышления и мировосприятия?

Можно. Для этого важно, чтобы родители передавали позитивные сценарии и выходы. Чтобы они были не гиперопекающие и обесценивающие. Чтобы они воспитывали в ребенке ответственность за свои действия. Ответственность – это не когда ты себя загнабливаешь, потому что именно ты во всем виноват. Ответственность – это когда ты, если что-то идет не так, можешь понять почему это случилось и как этого не повторить. Важно, чтобы родители стали сами передавать такой пример поведения. Потому что многие шаблоны поведения, которые в нас заложены и проявляются, передаются из поколения в поколение. Один из них – адаптация под семейные правила. Даже если эти правила нам не нравятся.

Важно понимать, что в детстве мы зависимы от условий, в которых мы живем. Но кроме условий нашей семьи мы можем носить в своей памяти еще несколько примеров поведения и отношений, которые могут стать нашей альтернативой. Той счастливой альтернативой, на основании которой мы выстроим свою жизнь.

Беседовала Евгения Мазур
Фото из архива Марии Фабричевой

Читайте первую часть интервью Психолог: Рядом с Украиной всегда будет старый, бешенный и приученный к алкоголю медведь

«Черноморка» в Telegram и Facebook