Письмо из оккупированного Луганска: Как мы будем жить вместе при взаимной ненависти?

  • 14:07
  • 15 Марта 2019
  • , 2136
Письмо из оккупированного Луганска: Как мы будем жить вместе при взаимной ненависти?

«Очень бы хотелось услышать ваше мнение об этом! И почитать, что думают другие об этой проблеме», – с таким вопросом обратился ко мне один из читателей. Он «оттуда», с оккупированной территории, из «столицы» несуществующего «государства» под названием «ЛНР» – из захваченного Россией Луганска. Волнует Олега (в целях безопасности имя изменено – ред.) всё, что касается будущего Украины. Во время визитов «на большую землю», в Северодонецк и Станицу Луганскую, Олег думает, какая жизнь ждёт страну и её народ в дальнейшем. В интервью «Черноморке» Олег поделился своими мыслями. «Украину я хотел бы видеть самостоятельной и независимой», – подчёркивал он во время беседы с журналисткой.

О том, что разделение украинского народа, стартовавшее с момента начала путинской агрессии против Украины (напомним, российское вторжение в нашу страну началось с оккупации Крыма – ред.), прогрессирует, Олег задумывается уже давно. По его словам, контраст между жизнью «там» и «здесь» особенно заметен во время визитов на свободную от оккупантов территорию.

«В октябре я ездил в Северодонецк, вклеивал фото в паспорт. И вот у меня сложилось такое впечатление, что мы (жители оккупированных территорий – ред.) уже чужие в своей стране. На нас только зарабатывают деньги. Это и перевозчики, гостиницы, посредники всяких служб и так далее», – рассказал житель Луганска.

Отмечая, как изменились с начала российско-украинской войны Северодонецк и Станица Луганская, Олег не скрывает грусти. Ведь причина этих изменений – война.

«Город, конечно, бурлит, стал другой (Северодонецк – ред.). Много студентов, иностранцев. Такой как был Луганск до войны. Настоящий областной центр. Да и Станица оживилась. Некоторые даже хотят, чтобы война не заканчивалась. А то всё опять поменяется», – делится впечатлениями Олег.

Во время своих поездок на неоккупированную территорию Олег обращает внимание на ситуацию на блокпостах, по его словам, бывает всякое, но на тех, которые контролируются «ЛНР», «больше бардака и хамства».

«Я могу сравнить только блокпосты по дороге на Северодонецк и пункт перехода на станицу. На блокпостах «ЛНР» больше бардака и хамства», – говорит житель Луганска.

Он говорит о любви к Украине, и подчёркивает: таких, как он, не поддержавших оккупацию и вторжение России в наш страну, на оккупированных территориях много. Жить в России мужчина не желает, а о том, что в самопровозглашённой «республике» под названием «ЛНР» нормальная жизнь якобы может стать реальностью, говорит однозначно: не может.

«Я очень люблю Украину! И здесь, таких как я очень много. Я не хочу жить в Рашке, да мы там тоже чужие. И в этой организации из трёх букв (речь идёт об «ЛНР» – ред.), где нет будущего, тоже не хочется», – говорит луганчанин.

Между тем, Олега волнует будущее Украины. Наблюдая за новостями, житель Луганска поражается количеству и накалу взаимной ненависти, которая разжигается внутри украинского народа. По мнению мужчины, это может стать серьёзным препятствием на пути создания единой Украины, о которой так много говорилось в первые годы войны. Кроме того, Олег полагает, что определённая часть жителей неподконтрольной украинскому правительству территорий попросту устала ждать воссоединения с остальной частью Украины, и «смотрит в сторону России», потому что такая перспектива, как это ни прискорбно, но, по факту, более реальна – особенно для тех, кто имеет родственные связи в этой стране. Также луганчанин говорит о том, что война принесла много горя всем жителям Украины по обе стороны линии разграничения, и это также не способствует объединению украинцев.

«Даже если случится такое чудо, и мы снова, волшебным образом, будем одной страной, как мы будем жить дальше? Или точка невозврата уже далеко позади? Если учесть, сколько у людей горя и взаимной ненависти. Поэтому здесь всё больше людей смотрят в сторону России. Очень многие поняли, что Луг*ндония («ЛНР» – ред.) – это утопия. Такое чувство, что мы навсегда в этом болоте. И уехать бы, да некуда и дорого. Недвижимость подешевела, только за копейки можно продать. Вот так и живем».

Вспоминая то, как в его родной Луганск пришла «русская весна», поставившая точку в спокойной довоенной жизни, Олег говорит, что на «референдуме» 11 мая 2014 года не было таких очередей в «избирательные участки», как это показывали средства массовой информации. По словам луганчанина, такая картинка складывалась, поскольку количество участков было сильно сокращено: далеко не все из тех, что функционировали во время законных украинских выборов, открылись в день «референдума».

«На том референдуме очереди создали искусственно, так как было мало пунктов для голосования. Поэтому и очереди были. Второе – это раздавали ненужные соцкарточки, а людям сказали, что без них никуда. Ну и не все хотели «ЛНР», поэтому и стояли выразить свою гражданскую позицию», – рассказал мужчина.

По его словам, так называемые «социальные карточки» раздавали «посланники русского мира», агитировавшие за «отделение Донбасса от Украины». Эти карточки предлагалось использовать для льготного проезда в общественном транспорте, также они якобы предоставляли скидки в местном супермаркете «Народный» (речь идёт об отжатых оккупантами магазинах – до войны торговые точки принадлежали украинскому бизнес-сектору – ред.).

«Соцкарточки раздавали на тех «выборах». Они нужны были для проезда в транспорте, для скидок в супермаркете «Народный» Плотницкого (бывших «глава» так называемой «ЛНР» Игорь Плотницкий – ред.), и ещё для чего-то. Мы там не были, поэтому я не знаю точно», – говорит житель Луганска.

Правда, он добавил, что эти «социальные карточки» оказались одним из эпизодов в длинной череде надувательств от «ЛНР»: карточки нигде нельзя было использовать.

«Но потом оказалось, что никаких скидок нет, а потом соцкарточки и вообще стали не нужными», – рассказал Олег.

Он также отметил, что на так называемых «выбора главы ЛНР» проголосовали довольно много людей, но, по словам луганчанина, большинство пришло, чтобы испортить бюллетень, или же вычеркнуть всех «кандидатов». Между тем, СМИ показала только массовость, «картинку», что не может быть объективным освещением событий, поскольку вопрос о том, зачем люди пришли и как на самом деле проголосовали, так и остался не заданным.

«У нас на последних выборах главы нашей «организации» было тоже много людей, но большинство пришли всех вычеркнуть. Но всё равно поставили того, которого назначили в Москве», – рассказал Олег.

Как известно, «русский мир» принёс на Донбасс не только ложь, но и кровь, и гибель гражданского населения и украинских военных, а также поселил в сердцах украинцев на оккупированных территориях чувство постоянной опасности. Высказывать свои убеждения публично не стоит, не говоря уж о проукраинской позиции: а за это можно угодить в застенки так называемого «министерства государственной безопасности ЛНР», проще говоря – на подвал, к этому словосочетанию в «ЛНР» и соседней «ДНР» за пять лет уже привыкли.

Житель Луганска добавил, что многие его знакомые луганчане надеются на присоединение оккупированных территорий Луганской области к России, но, по его словам, это связано с наивностью и с чувством безысходности, в котором люди живут на протяжении уже не месяцев, а лет.

«Вокруг меня больше говорят о присоединении к России, как наивные. О патриотизме к Украине говорят в узких кругах, можно попасть в «подвал», – говорит Олег.

Вопросы ответственности за определённые деяния – только разумеется, законной – поднимаются на мирной территории Украины. Говоря о наказании предателей страны, первой Олег называет фамилию бывшего украинского президента Виктора Януковича, бежавшего в Россию во время начала Революции Достоинства. Относительно других людей, вставших на сторону оккупанта, по мнению Олега, всё не так просто.

«Да, я считаю предателем Януковича. С военными и милицией всё намного сложнее. Тут у каждого своя правда», – говорит житель Луганска.

Жизнь в оккупации угнетает, она небезопасна и, откровенно говоря, тягостна. Но сделать выбор и переехать на мирную территорию не так легко, как это порой кажется тем, над чьей головой не нависала угроза лишиться имущества и жилья. Олег отмечает: наладить жизнь на территории свободной от российских оккупантов Украины пытался, но всё решил материальный вопрос – средств на жизнь не хватало, и после безуспешных попыток прижиться и устроиться на новом месте, в Харькове, мужчине пришлось возвратиться обратно в родной город.

«Я бы с удовольствием уехал бы отсюда, если было бы жильё (не съёмное) и достойная работа. В июле 2014 году я уезжал в Харьков. Я тогда работал в одном из торговых комплексов. Я туда ехал переводом на эту работу. Так вот зарплата, в лучшем случае – 3600 гривен (зимой 2700 гривен), а плата за жильё – 2500 гривен. Очень трудно было жить. Так это ещё нас кормили на работе. Поэтому в 2015-м пришлось снова уехать в Луганск», – рассказал Олег.

Несмотря на российскую оккупацию, в так называемой «ЛНР» проживают граждане Украины, и они следят за событиями в своей стране, хотя повлиять на события в ней возможность представляется крайне редко. Один из таких шансов – выборы президента Украины, назначенные на 31 марта 2019 года. Между тем, по мнению Олега, приехать на подконтрольную территорию, проголосовать и вернуться обратно в один день – нереально: очереди на блокпостах обычно огромны. А среди жителей оккупированных территорий есть те, кто не может себе позволить отсутствовать дома даже сутки: например, люди, которые ухаживают за лежачими больными родственниками. Кроме того, люди также опасаются провокаций со стороны оккупантов, которым перспектива голосования жителей «ЛНР» на украинских выборах совсем не нравится.

Луганчанин подчёркивает: поучаствовать в выборах президента своей страны хочет, но предпочитает смотреть на вещи реально. Он рассуждает об альтернативах поездке на избирательный участок на мирной территории – например, голосование при помощи сети Интернет.

«Если были бы здесь участки для голосования, или, например, можно было бы проголосовать в электронном виде, то да. А так, только перейти линию разграничения в Станице – это нечто. Кто там не был – тот не поймёт. За один день не получится управиться. Поэтому нет», – говорит Олег.

Но, несмотря на то, как выглядит картина в настоящее время, житель Луганска надеется на воссоединение Украины. Кроме того, он интересуется мнениями украинцев, проживающих по эту сторону линии разграничения: хотят ли воссоединения они?

Авторка: Марина Курапцева, независимая журналистка, членкиня ОО «Альянс за гражданские права»
Иллюстративное фото: Nick Schumacher on Unsplash

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook