ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
8
ДЕНЬ ОККУПАЦИИ:
2
0
2
8
В центре внимания
Штурм погранотряда в Луганске: как начиналась война
  10 June 2019 08:09
|
  786

Штурм погранотряда в Луганске: как начиналась война

20190610 луганск

2 июня 2014 года стало черным днем в истории Луганска: в город пришла война. Именно в этот день боевики из террористической группировки «ЛНР» начали штурм луганского погранотряда – последнего на тот момент несломленного оплота законной украинской власти в оккупированном городе. Местные СБУ и МВД уже были под контролем оккупантов, но украинские пограничники отказались перейти на их сторону, дав врагу решительный отпор. «Черноморка» восстановила хронологию событий тех страшных дней, о которых забывать нельзя.

ЛУГАНСКИЕ ПОГРАНИЧНИКИ УЛЬТИМАТУМ БОЕВИКОВ «ЛНР» ОТВЕРГЛИ: К ШТУРМУ БЫЛИ ГОТОВЫ

То июньское утро в Луганске оказалось недобрым: оно началось с выстрелов. Жители квартала Мирный проснулись от грохота и взрывов: это наемники «ЛНР» начали коварный штурм погранзаставы, которая находилась на самой окраине города.

Российские наемники и местные адепты Путина надеялись, что украинские пограничники станут легкой добычей, однако сильно ошиблись: защитники Украины до последнего боролись, оказывая отчаянное противостояние врагу.

Пророссийские террористы, захватившие власть в Луганске, во главе с тогдашним «главой ЛНР» Валерием Болотовым, 31 мая поставили сотрудникам Луганского пограничного отряда Государственной пограничной службы Украины ультиматум: либо украинские пограничники переходят на сторону боевиков, либо вояки «ЛНР» будут брать погранзаставу штурмом. Предавать Украину и присягу пограничники наотрез отказались и начали готовиться к штурму.

«31 мая 2014-го ко мне приехал человек от Валерия Болотова и предложил должность «начальника пограничной таможенной службы Новороссии». Я, конечно, посмеялся. Спросил: «Что такое «Новороссия»? Есть ли в мире страны, признали ее? Может, ООН?». Объяснил, что я и мои подчиненные уже давали присягу на верность Украине. Обычно у военного человека присяга одна и на всю жизнь, поэтому мы остаемся верны Украине и не собираемся переходить на сторону сепаратистов. Меня предупредили, что после такого ответа обязательно будет штурм. Потому оставлять в Луганске военное формирование, которое имеет достаточно оружия, верное украинскому народу, выполняет приказы из Киева, Болотов не мог. Ведь это опасно, потому что в любой момент мы можем повернуть это оружие против них. Мы были готовы к этому и смогли дать достойный ответ тем, кто придет к нам с оружием», – рассказал в одном из интервью начальник луганского погранотряда в 2014 году Сергей Дейнеко.

По его словам, начальство сразу предложило украинским пограничникам, не желающим принимать участие в обороне погранзаставы, добровольно покинуть ее. Ни один украинский пограничник не ушел.

В 00:30 2 июня боевики «ЛНР» стянули свои силы к украинской погранзаставе в Луганске. Стоит учесть, что погранзастава находилась в непосредственной близости от жилых микрорайонов Мирный, Степной, Заречный. В 4 утра террористы начали вероломный штурм.

Боевики «ЛНР» начали обстреливать погранзаставу неожиданно, и массировано с разных сторон и изо всех видов вооружения: применяли автоматы, минометы, гранатометы и пулеметы.

ТЕРРОРИСТЫ «ЛНР» ВРЫВАЛИСЬ В КВАРТИРЫ МИРНЫХ ЖИТЕЛЕЙ, ЧТОБЫ ВЕСТИ ОТТУДА ОГОНЬ ПО УКРАИНСКОЙ ПОГРАНЗАСТАВЕ И ПРИКРЫВАЛИСЬ ДЕТЬМИ

Применили боевики и чисто российский ход, свойственный стране- агрессору: прикрываясь мирными жителями, пророссийские боевики вели огонь из окон и крыш жилых домов квартала Мирный.

Нам удалось пообщаться с луганчанкой, жительницей дома 13-а квартала Мирный, в квартиру которой ворвались боевики и вели оттуда огонь по пограничникам. Этот дом находится аккурат напротив погранзаставы. Своего имени по понятным причинам женщина называть не стала. Она рассказала о страшных событиях того рокового июньского утра.

«Мы с мужем спали, как в 4 утра услышали грохот и какую-то трескотню. Муж вышел на балкон и говорит: смотри, по пограничникам нашим кто-то стреляет. Я ему говорю: уйди с балкона, а то может шальная пуля попасть. Мы ушли в другую комнату, как через некоторое время в дверь начал кто-то сильно ломиться, буквально с ноги выбивали. Мы открыли, там военные, оттолкнули меня, ворвались в квартиру и сразу к окнам и на балкон. Я им говорю: «Эй, вы куда? Что вам надо?» А один мужик, с нездешним говором, такой кавказский акцент: «Мамаша, быстро в подвал, у вас тут позиция удобная, будем стрелять», – рассказывает женщина.

По ее словам, на все уговоры луганчанки покинуть её квартиру террористы «ЛНР» не регагировали, и угрожая оружием, принудили женщину и ее мужа отправится в подвал.

«И хорошо, что мы в подвал ушли. Такая стрельба была – жуть. Ночевали мы на Камброде у родственников, вернулись аж 4 июня, когда этот бой закончился. Квартира стояла открытой, а в стеклах дыры от пуль. Это было очень страшно. А еще еда из холодильника исчезла – наверное это они, солдаты эти, съели», – делится впечатлениями женщина.

По свидетельствам очевидцев, российские наемникипод громкие крики «сдавайтесь!» вели огонь из квартир жилых домов, подвалов и крыш, где оборудовали свои позиции минометчики и снайперы террористов. Более того, меняя позиции, пророссийские оккупанты прикрывались детьми из окрестных дворов. Погранзастава оказалась в полном окружении: террористы вели огонь с жилых кварталов, со стороны оврага и со стороны трассы, поливая пограничников огнем со всех сторон.

«Снайперы располагались в подвалах, минометчики – на крышах домов. В квартиры дома, который непосредственно примыкал к пограничному отряду, вламывались вооруженные боевики и говорили жителям: быстро ведите нас на балкон, мы посмотрим, удобно ли оттуда вести стрельбу», – вспоминает луганчанин, журналист Сергей Бондаренко.

«Эти боевики бегали по двору с автоматами и каким-то еще оружием. Когда им нужно было сменить позицию, они выволакивали из подвалов перепуганную ребятню, и, прикрываясь невинными детишками, меняли позицию. Ясное дело, что украинские погранцы не стреляли по ним, чтобы не ранить детей», – рассказывает очевидец событий, житель квартала Мирный.

Тем временем украинские пограничники приняли бой и отчаянно отстреливались. Огонь по патриотам Украины велся со всех сторон. Однако украинские пограничники старались в сторону жилых массивов не стрелять, чтобы не подвергать мирное население риску.

Дабы поднять моральный и боевой дух, луганские пограничники через громкоговорители включили Гимн Украины, который более четырех часов помогал им противостоять атакам врага.

БОЙ ПОД ГИМН УКРАИНЫ, ПЕРЕМИРИЕ И ПЕРВЫЕ ЖЕРТВЫ

К 7 утра на помощь оккупантам прибыло около 400 человек: когда пограничники отразили первую утреннюю атаку, самоуверенности у боевиков поубавилось, поэтому они вынужденно позвали подкрепление.

В 13 часов каждая из сторон имела раненых, поэтому российские наемники запросили полчаса перемирия, чтобы вывезти раненых. Пограничники дали согласие: ведь у них на тот момент было уже 8 раненых, из них двое – тяжелых.

До этого боевики не пускали скорую помощь на территорию осажденного погранотряда, боясь, что вместе с ранеными, за периметр якобы выйдут и члены «Правого сектора» (которых, к слову, на территории погранотряда не находилось).

«Скорая» отказалась забирать раненых пограничников, так как никто не гарантировал сотрудникам их безопасность во время проезда в погранчасть – их самих могли расстрелять пограничники, подозревая «троянского коня», а боевики могли расстрелять для картинки для российских СМИ. Служба 103 просила доставить раненых поближе к подстанции, которая находится в квартале Мирный – 300-400 метров от части. Ничего личного – «скорая» заботилась о своих сотрудниках», – рассказал о событиях того страшного дня сотрудник луганской «скорой» Сергей Бледнов.

Боевики эвакуировали своих раненых, а пограничники своих, направив пострадавших в луганскую областную больницу. Все пограничники выжили.

Одним из первых ранение в живот получил украинский старший сержант Владимир Аршинов. Семь часов он истекал кровью, ожидая помощи. В больнице ему пришлось удалить часть кишечника и печени, удаляя осколки гранаты, которую бросили в пограничника террористы «ЛНР».

В 13:30 бой возобновился с новой силой. На автостоянке неподалеку загорелось и взорвалось 9 автомашин мирных жителей: боевики обстреливали погранзаставу, не обращая внимания на мирных жителей и их имущество.

Распространяемые боевиками «ЛНР» слухи о том, что якобы часть пограничников в первый день боя сдались врагу, не соответствуют реальности.

Как выяснилось, на территории погранотряда находились 14 военных, мобилизованных в конце марта. Это были не пограничники, а водители, которые попросились покинуть территорию погранотряда, не желая брать в руки оружие. Их с миром отпустили.

«Ввиду того, что они в любой момент могли начать огонь по нам, мы их отпустили. Держать людей, в которых ты не уверен, было бы преступлением. Но предупредили об уголовной ответственности», – подтверждает начальник луганского погранотряда в 2014 году Сергей Дейнеко.

Ряды террористов, обстреливающих погранотряд, становились все более многочисленными, Помощь же украинским пограничникам все не приходила.

«Боевики постоянно укрепляются, подтягивают тяжелое вооружение, их численность растет. Сейчас их уже около 500. Поддержки армии, к сожалению, нет. Но наши ребята сдаваться не собираются. Это все плохо может кончиться», – писал в тот день начальник пресс-службы Госпогранслужбы Украины Олег Слободян.

Однако чуть позднее на помощь украинским пограничникам прилетел самолет Су-25, но близость жилого массива не позволила пилотам вести боевые действия, поэтому авиация удалилась ни с чем. Именно этот самолет боевики «ЛНР» обвинили в якобы нанесенном авиаударе по Луганской облгосадминистрации, который случился в обед того же дня. Имелась информация о применении ВСУ вертолетов Ми-24.

«Мы видели летающий самолет над кварталами, он пускал тепловые ловушки, но огня по городу не вел», – рассказывает один из жителей луганского квартала Мирный.

ХИТРОСТЬ БОЕВИКОВ И ОТПУЩЕННЫЕ КОНТРАКТНИКИ: ЧЕМ ЗАКОНЧИЛСЯ ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ШТУРМА

Вечером 2 июня боевики пошли на очередную хитрость: под стены погранзаставы привели матерей тех военных, которые обороняли погранотряд. Матери стали уговаривать своих чад сложить оружие и сдаться. Такой психологический прием также не нов: он использовался при оккупации Крыма и его украинских воинских частей.

Этот ход боевиков дал свои плоды: еще шесть военных-контрактников. Поддавшись на уговоры родителей, покинули территорию погранзаставы. Однако боевой дух остальных украинских бойцов оставался на высоте.

«В то время у нас проходили службу около 50 мобилизованных мужчин. Сепаратисты где-то достали данные этих людей и обзвонили их родителей. Сделали так, чтоб они приехали на этот штурм. Кто не мог приехать, они сами привезли. Эти родители во время пауз в период штурма, в перемирие, подходили к погранотряду и в громкоговоритель говорили: «Отпустите наших детей». Плюс вместе с этими главарями говорили: «Выходите и сдавайте оружие», – рассказывает майор Луганского погранотряда Владимир Пличенко.

Первый день 17-ти часового изнурительного не сломил стойкость украинских пограничников. Несмотря на наличие раненых и большие очаги возгорания на территории погранотряда, защитники Украины продолжали оказывать оккупантам отпор, практически оставленные один на один с врагом без поддержки и помощи свыше. 2 июня террористы «ЛНР» уничтожили склад боеприпасов и ГСМ луганских пограничников, оставив последних практически без оружия.

УТОМЛЕННЫЕ, НО НЕПОКОРЕННЫЕ: ЛУГАНСКИЕ ПОГРАНИЧНИКИ ПОКИНУЛИ ЗАСТАВУ БЕЗ ПОТЕРЬ, НЕ ПРЕДАВ УКРАИНУ

3 июня бои продолжились, однако, уже не такие интенсивные. Боевики продолжали упорно осаждать и обстреливать пограничников, последние, несмотря ни на что, сдаваться не собирались. «Сдавайтесь, иначе этой ночью сотрем ваш погранотряд с лица земли», – нагло угрожал ныне покойный боевик Валерий Болотов. Украинские пограничники сказали ему твердое «нет». В этот день раненых среди наших пограничников не было.

В полночь 4 июня прозвучал звонок из Госпогранслужбы Украины: пограничникам предлагалось покинуть погранзаставу с целью передислокации. Это предложение от высшего начальства вызвало немалое удивление среди рядовых бойцов: силы и средства для ведения боя еще есть, зачем покидать заставу? Однако приказ есть приказ и его нужно выполнять.

«Глава дал команду оставить отряд. Тогда мы были в кабинете всем офицерским составом, все слышали этот разговор и были удивлены, ведь были настроены биться до последнего. Однако председатель Государственной пограничной службы сказал, что утром у нас уже не будет, ведь никто нам не поможет. И спросил, готов ли я положить всех свои подчиненных в братскую могилу?» – вспоминает в одном из интервью начальник луганского погранотряда в 2014 году Сергей Дейнеко.

Пока террористы «ЛНР» перебросили свои силы на штурм части внутренних войск, оставив у погранзаставы немногих наблюдателей, пограничники начали передислокацию.

Переодевшись в гражданскую одежду и уничтожив личные документы, украинские пограничники малыми группами начали покидать погранзаставу.

«Офицеры ушли напролом, а все остальные – сержанты, и прапорщики, переодевшись в гражданку, разошлись по домам. И боевики, когда их останавливали, спрашивали, если ли среди вас офицеры. Они говорили – нет», – рассказал пресс-офицер луганских пограничников Александр Трохимец.

Стоял нелегкий выбор: направиться в район Краснодона (Сорокино), где участок российско-украинской границы тогда еще был подконтролен Госпогранслужбе Украины, либо же пойти в район Станицы Луганской. Путь в оба направления был не близок: более 50 километров, которые нужно было пройти, минуя блокпосты террористов.

Поэтому часть пограничников решила добраться до луганского аэропорта, где в те дни базировалась 80-я отдельная бригада. Эта задумка удалась: в аэропорт перебазировались 32 пограничника, остальные в гражданской одежде разошлись по домам. На следующий день все они переправились на подконтрольную Украине часть Луганской области, где продолжили свою службу.

За двое суток боя украинские пограничники имели 8 раненых, точных данных потерь среди боевиков нет, однако Википедия указывает на 11 погибших и 8 раненых террористов. Также погибли две собаки, служившие в погранотряде вместе с кинологами: их кто-то застрелил. Наличие погибших и раненых среди гражданских мирных жителей на данный момент неизвестно.

Боевики «ЛНР» утром 4 июня зашли на погранзаставу, захватив остатки вооружения и боекомплектов: всего около четырех КАМАЗов.

Несмотря на это, своей цели они не достигли: украинские пограничники не нарушили присягу, покинули свое место службы без потерь и не потеряли честь.

Сами террористы «ЛНР» также признали это.

«Мы воевали здесь трое суток. Мы их так и не взяли, если быть честным. Они не сдались, они стояли насмерть. Как к военнослужащим, у меня сейчас уважение к этому отряду», – рассказал боевик «ЛНР» Сергей Струтинский, комментируя события пятилетней давности для пресс службы «народной милиции» «ЛНР».

Сегодня пропагандисты «ЛНР» традиционно лгут, обвиняя в начале войны Украину и замалчивая трагические события утра 2 июня.

Правда здесь одна: первыми огонь в черте мирного города открыли боевики «ЛНР». Прикрываясь жителями квартала Мирный (который свое название так и не оправдал), террористы вели огонь по украинским пограничникам, которые остались верными присяге.

С тех пор прошло пять лет, однако подвиг украинских пограничников не меркнет и в очередной раз позволяет утверждать, что Луганск – это Украина. Слова скептиков, что город сдался пророссийским оккупантам без сопротивления – очередная ложь. Туда Путина никто не звал, и мирные жители с нетерпением ждут, когда над городом вновь будет развеваться желто-голубой украинский флаг, а над погранзаставой в квартале Мирном зазвучит украинский гимн, включенный украинскими пограничниками, которые туда обязательно вернутся.

Автор: Алексей Кириллов

Читайте «Черноморку» в Telegram и Facebook

© Черноморская телерадиокомпания, 2019Все права защищены